Книга: Синие линзы и другие рассказы (сборник)
Назад: 3
Дальше: 5

4

Я спрашиваю, что бы вы сделали в моем положении? В Венеции я был человек посторонний, турист. В переулке ни души. Каждому доводилось слышать истории про итальянцев и вендетту, про ножи и убийства ножом в спину. Один неверный шаг – и такое могло бы случиться со мной.
– Я гулял, – ответил я, – но, кажется, сбился с пути.
Он стоял очень близко ко мне, слишком близко, чтобы я мог чувствовать себя спокойно.
– Ах! Вы сбились с пути, – повторил он, и теперь американский акцент смешивался с мюзик-холльным итальянским. – В Венеции такое случается постоянно. Я провожу вас домой.
Свет фонаря у него над головой окрашивал лицо под широкополой шляпой в желтый цвет. Разговаривая, он улыбался, обнажая усеянные золотыми коронками зубы. Улыбка у него была зловещая.
– Благодарю вас, – сказал я, – но я сам отлично справлюсь.
Я повернулся и направился к углу. Он последовал за мной.
– Никакого беспокойства, – сказал он, – во-овсе никакого беспокойства.
Он держал руки в карманах своего белого макинтоша, и, поскольку мы шли рядом, его плечо терлось о мое плечо. Из переулка мы вышли на узкую улицу, идущую вдоль бокового канала. Было темно. С водосточных желобов на крышах в канал капала вода.
– Вам нравится Венеция? – спросил он.
– Очень, – ответил я и затем – возможно, это прозвучало глупо – добавил: – Я здесь впервые.
Я чувствовал себя пленником под конвоем. Звук наших шагов будил глухое эхо. Не было никого, кто бы нас мог услышать. Вся Венеция спала. Он удовлетворенно хрюкнул.
– Венеция очень дорогая, – сказал он. – В отелях вас всегда обдирают. Где вы остановились?
Я не сразу решился ответить. Мне не хотелось давать ему свой адрес, но раз он так настаивал, чтобы идти со мной, что я мог поделать?
– Отель «Байрон», – сказал я.
Он презрительно рассмеялся:
– Они добавляют двадцать процентов к счету. Вы просите чашку кофе – двадцать процентов. Всегда одно и то же. Они грабят туриста.
– Мои условия вполне приемлемы. Я не могу жаловаться.
– Что вы им платите? – спросил он.
Меня поражала наглость этого человека. Но дорожка вдоль канала была очень узкой, и, пока мы шли, его плечо по-прежнему касалось моего. Я назвал ему цену номера в отеле и условия оплаты питания. Он присвистнул.
– Да они сдирают с вас шкуру, – сказал он. – Завтра же пошлите их к черту. Я найду вам маленькую квартиру. Очень дешевую, очень о’кей.
Я вовсе не хотел снимать маленькую квартиру. Единственно, чего я хотел, так это избавиться от этого человека и вернуться в сравнительную цивилизацию площади Сан-Марко.
– Благодарю вас, – сказал я, – но в отеле «Байрон» мне вполне удобно.
Он подступил ко мне еще плотнее, и я оказался совсем близко от черных вод канала.
– В маленькой квартире, – сказал он, – вы делаете, что вам нравится. Приглашаете друзей. Никто вас не беспокоит.
– В отеле «Байрон» меня тоже никто не беспокоит, – сказал я.
Я пошел быстрее, но он, идя со мною в ногу, вынул руку из кармана, и сердце у меня пропустило один удар. Я подумал, что у него есть нож. Но он всего-навсего предложил мне мятую пачку «лаки страйк». Я отрицательно покачал головой. Он закурил.
– Я найду вам маленькую квартиру, – упорствовал он.
Мы перешли мост и углубились в еще одну улицу, безмолвную, плохо освещенную. Пока мы шли, он называл мне имена людей, для которых нашел квартиры.
– Вы англичанин? – спросил он. – Я та-ак и думал. В прошлом году я нашел квартиру для сэра Джонсона. Вы знаете сэра Джонсона? Очень милый человек, очень осторожный. А еще я нашел квартиру для кинозвезды Берти Пула. Вы знаете Берти Пула? Я сэкономил ему пятьсот тысяч лир.
Я никогда не слышал ни про сэра Джонсона, ни про Берти Пула. С каждой секундой мой гнев возрастал, но я ничего не мог поделать. Мы перешли второй мост, и я с облегчением узнал угол недалеко от ресторана, где я обедал. В этом месте канал сворачивал, и на причале борт к борту стояло несколько гондол.
– Не трудитесь идти дальше, – сказал я, – теперь я знаю дорогу.
И тут случилось невероятное. Мы свернули за угол, и, поскольку узкая дорожка не позволяла идти рядом, он на шаг отстал от меня и споткнулся. Я услышал тяжелое дыхание, и через секунду он был в канале, белый макинтош всплывал над ним, как купол парашюта; от падения огромного тела гондолы стали слегка покачиваться на воде. Какое-то мгновение я смотрел на него, не в силах ничего предпринять от удивления. Затем я совершил ужасный поступок. Я убежал. Убежал в переулок, который, как мне было известно, в конце концов выведет меня на площадь Сан-Марко; я быстро перешел площадь и, миновав Дворец дожей, вернулся в отель. Я никого не встретил. Как я уже говорил, вся Венеция спала. В отеле «Байрон» за конторкой портье зевал Принц Хэл. Протирая заспанные глаза, он поднял меня на лифте. Оказавшись в своем номере, я тут же подошел к умывальнику, взял маленькую бутылочку «медицинского бренди», с каковой неизменно путешествую, и залпом выпил ее содержимое.
Назад: 3
Дальше: 5