Книга: После нас
Назад: Кому это нужно?
Дальше: ВСМ, талибы и НКО

А то не дождь, а то не дождь, слезы с неба капают

Семнадцатого мая пассажирский самолет Ан-24 афганской авиакомпании «Памир Эйруэйз» с 38 пассажирами на борту и шестью членами экипажа разбился к северу от Кабула. Рано утром он пропал с экранов радаров, совершая полет из северной провинции Кундуз в Кабул. По данным МВД, в 30 километрах от столицы с самолетом еще была радиосвязь, которая пропала, когда он пролетал над перевалом Саланг. На борту Ан-24 помимо афганцев находились восемь иностранцев. В тот день над Кабулом и другими провинциями Афганистана шел дождь, видимость была низкой, дул сильный ветер. Погода испортилась еще накануне, когда над провинцией Кабул пронесся пыльный смерч и выпали обильные осадки.
Самолеты и вертолеты в Афганистане падают часто, но это был экстраординарный случай, так как ошибка пилота практически исключалась — самолетом управлял опытнейший пилот Александр Демуров, имевший российское и таджикское гражданство. На поиски исчезнувшего при практически нулевой видимости Ан-24 были брошены военная авиация и подразделения афганского спецназа. Вертолеты воздушного корпуса афганской национальной армии Ми-17 и тактические военно-транспортные самолеты С-27 международных сил содействия безопасности в Афганистане совершили множество вылетов над районом крушения самолета, при этом авиация ISAF занималась воздушной разведкой горной местности и определением координат разбившегося Ан-24. Часть обломков самолета, произведенного еще в 1976 году, спустя несколько дней была обнаружена в труднодоступной местности уезда Шакар-Дара провинции Кабул, на высоте более четырех тысяч метров. Начали находить и тела погибших, причем уже в другом уезде — Горбанд провинции Парван. Постепенно вырисовалась картина происшедшего: самолет шел с такой большой скоростью, что его буквально разметало по горам. Скорость его нарастала по мере потери высоты из-за того, что он подвергся быстрому обледенению. Превратившийся в кусок льда самолет, которому было уже 34 года, шел не по приборам, а по фактической видимости, то есть не в своем эшелоне. В этой связи вина за катастрофу была возложена на экипаж злополучного рейса, состоявший из граждан Таджикистана.
После этой авиакатастрофы президент Афганистана своим указом приостановил работу всех частных авиакомпаний страны. Их владельцам было о чем подумать: авиапарки состояли в основном из очень «подержанных» самолетов, которые того и гляди могли развалиться в воздухе от старости. СМИ сразу вспомнили инцидент с посадкой горящего самолета в кабульском аэропорту, на борту которого находился министр иностранных дел Спанта. Тогда у престарелого авиалайнера лопнули шасси, которые при ударе о взлетно-посадочную полосу превратились в факелы. Борт авиакомпании «Ариана» отличился в Шереметьево, где потерял шасси при посадке. Причем «авиалайнер» стоял на приколе две недели, так как новые шасси нужно было заказывать в ОАЭ. После того случая «Ариану» в народе начали называть не иначе как «Иншалла эйруэйз», а российские власти вообще пригрозили закрыть воздушное сообщение с Афганистаном. С 23 ноября самолетам афганских авиакомпаний временно запретили совершать рейсы в Европу из-за несоблюдения европейских норм обеспечения безопасности полетов и слабого технического состояния авиапарка. В общем, все было как всегда — пока гром не грянул, мужик и не крестился.
Денег на закупку новых самолетов у Афганистана не было, да и откуда им было взяться, если все на корню разворовывалось? Уже в марте следующего года Генпрокуратура арестовала бывшего министра транспорта и авиации Афганистана Энайятуллу Каземи по подозрению в коррупционных действиях и превышении должностных полномочий. Каземи был арестован сразу же после прибытия в страну из-за границы, где он находился довольно длительное время. Бывшему министру инкриминировалось умышленное завышение цены контракта при заключении сделки о поставке двух новых самолетов для государственной авиакомпании «Ариана», что привело к хищению им средств в размере девяти миллионов долларов. Каземи был назначен главой Минтранса Афганистана в 2004 году и проработал на этом посту один год и четыре месяца.
Поддавала жару и военно-транспортная авиация ISAF, делившая ВПП кабульского аэродрома с гражданскими самолетами. Так, в начале сентября из-за ЧП, произошедшего в международном аэропорту «Хаджи Раваш», самолет авиакомпании «Ариана» с российскими и афганскими пассажирами на борту приземлился в Кандагаре. Согласно расписанию, он должен был приземлиться в Кабуле около 06.30, но незадолго до этого на посадочную полосу кабульского аэропорта неудачно приземлился военно-транспортный самолет НАТО, у которого опять же лопнуло одно из шасси. Для эвакуации военного самолета его стали разгружать прямо на полосе, в этой связи пассажирский самолет «Арианы», покружив над Кабулом, улетел на «юга». Посадка в Кандагаре прошла нормально, пассажиров продержали в салоне около часа, после чего самолет вновь взлетел, взяв курс на Кабул.
В октябре в 25 километрах к востоку от Кабула упал принадлежавший ISAF грузовой самолет Hercules L-100 (гражданская версия С-130), на борту которого находились 9 человек. Он выполнял рейс с грузом военной амуниции для НАТО с авиабазы Баграм в Кабул. Полностью сгоревший и еще дымившийся остов самолета был обнаружен на вершине горы Мурварид перевала Махипар, там же нашли и останки погибших членов экипажа. Выяснилось, что Hercules L-100 базирующейся в ОАЭ авиакомпании TransAfricue был зафрахтован логистической компанией National Air Cargo, работающей по контракту с контингентом НАТО в Афганистане. Представитель TransAfricuе сообщил, что пилот самолета не был знаком с рельефом местности вокруг Кабула, что вполне могло стать причиной трагедии.
Хаос в афганском небе был порожден тем, что запланированные и незапланированные рейсы совершали многочисленные частные авиакомпании, зарегистрированные в самых разных государствах мира, при том что контроль за полетами осуществляли как сами афганцы, так и военнослужащие НАТО. Иногда в их работе происходили нестыковки. Разобраться, что, куда и когда полетит, полетело или уже приземлилось, было порой просто невозможно.
Однажды в кабульском аэропорту был обнаружен бесхозный самолет Ан-74, который по документам вообще не имел никакого экипажа. Причем, прежде чем его «обнаружили», прошло много месяцев, так как он пылился на бывшем военном терминале ВВС ISAF. Местные СМИ поспешили сообщить, что это российский самолет, но Росавиация тут же заявила, что в Кабуле задержано воздушное судно Ан-74 авиакомпании Rolkan Investments Ltd, которое не состояло в Государственном реестре гражданских воздушных судов РФ и не относилось ни к государственной, ни к экспериментальной российской авиации. Эта информация появилась на фоне скандала в российско-таджикских отношениях, связанного с делом летчика Владимира Садовничего. Суд таджикского города Курган-Тюбе 8 ноября приговорил двух летчиков — россиянина Владимира Садовничего и гражданина Эстонии Алексея Руденко — к 8,5 годам лишения свободы, признав их виновными в нарушении границы, контрабанде и нарушении правил международных перелетов.
В марте два самолета «Ан-72» компании Rolkan Investments Ltd, командирами экипажей на которых были Садовничий и Руденко, завершив контракт на перевозку продуктов и гуманитарной помощи в Афганистане, вылетели из Кабула в аэропорт города Курган-Тюбе, предварительно получив разрешение на пересечение границы с Таджикистаном. Однако диспетчер «Таджикаэронавигации» заявил, что «на земле» разрешения нет, а потому самолеты должны вернуться в Кабул. Так как топлива на обратный путь у самолетов не было, пилоты совершили посадку в Курган-Тюбе, где и были задержаны. Главным аргументом обвинения в суде стал полуразобранный авиадвигатель, который экипажи самолетов использовали в качестве запчастей — его сочли контрабандой.
Если охарактеризовать то, что творилось с гражданской и транспортной авиацией Афганистана в то время, одним словом, то это был бардак.
В июле 2011 года в 50 километрах от Кабула разбился самолет частной азербайджанской авиакомпании Silk Way Airlines. Его обломки были обнаружены в районе Сиях Герд провинции Парван. Самолет совершал перелет на афганскую военную базу Баграм из аэропорта имени Гейдара Алиева ночью и при падении разлетелся на 10–20 частей, которые почти полностью сгорели. Полиция обнаружила в районе падения самолета, врезавшегося в гору, обгорелые конечности, принадлежность которых установить было невозможно. На борту самолета Ил-76 4K-AZ 55 находились девять человек. Капитаном воздушного судна был опытный пилот Сергей Кузьмин. Самолет грузоподъемностью 40 тонн был построен в 2005 году и в последний раз проходил полный технический осмотр в феврале 2011 года.
Из многочисленных вертолетных авиакатастроф в Кабуле запомнился только один довольно курьезный эпизод, когда возвращавшийся на военную базу «Чинук» недотянул до нее буквально метров 20 и упал на кирпичную стену периметра. При этом одна часть машины зависла над военным компаундом, а вторая осталась торчать на улице, к большой радости сбежавшейся туда детворы. В той катастрофе никто не погиб, а сидевшие в вертолете военные отделались ушибами.
В то время улететь из Кабула или прилететь туда из отпуска невредимым было тоже делом нелегким. Помимо многочисленных аварий и нападений смертников там случались вещи и похлеще. Как-то в ноябре в «Хаджи Раваш» была задержана группа террористов, пытавшихся угнать самолет в Саудовскую Аравию. Четыре человека, трое из которых принадлежали к террористической группировке Сираджуддина Хаккани и один — к радикальному движению «Талибан», сели на борт, который вез паломников на хадж в Мекку. Самолет уже взлетел в воздух, когда с диспетчерской вышки ему была дана команда немедленно возвратиться обратно. После приземления террористическая группа была повязана.
Случилось это как раз в тот день, когда группа советских дипломатов во главе с начальником консульского отдела Ковальчуком рано утром приехала в аэропорт для участия в торжественной церемонии передачи заключительной партии российского оружия МВД Афганистана. Я был в числе «приемщиков», уже в качестве фотографа российского посольства. Пока мы гуляли вокруг Ил-76, в аэропорту как раз и происходила «движуха» с террористами, грозившая сорвать нам мероприятие. Но все обошлось. Прибывший на аэродром значительно позже посол Аветисян заявил собравшимся афганцам — представителям министерства внутренних дел, что «сегодня мы завершаем поставку большой партии вооружений и боеприпасов МВД Афганистана и очень рады, что смогли помочь этим афганскому народу». Всего до этого в Афганистан прибыло девять бортов со смертоносной для афганского народа «помощью».
Как передавали «афганскому народу» орудия убийства, мне почему-то запомнилось меньше всего, а вот подарки довольных афганцев, сделанные нам и экипажу самолета, в памяти остались. В больших разноцветных бархатных коробках лежали выполненные вручную шахматы, часы, бокалы из традиционного афганского полудрагоценного камня — лазурита. Все это «богатство» специально для россиян изготовили мастера резьбы по камню северной провинции Бадахшан. Представители руководства МВД Афганистана одарили экипаж российского самолета огромным количеством запакованных коробок, в которых лежали фрукты — спелые афганские гранаты. Потом Ил-76 оторвался от земли и взял курс на Оренбург, где, по словам пилотов, погода стояла отвратная, и им, по всей видимости, пришлось садиться в аэропорту другого города.
Назад: Кому это нужно?
Дальше: ВСМ, талибы и НКО