Книга: После нас
Назад: Борьба с коррупцией — дело самих коррупционеров
Дальше: Снежный капкан Саланга

Сила действия равна силе противодействия

Конец 2009-го и весь 2010 год были ознаменованы серией массовых отравлений неизвестным газом девочек — учениц лицеев и их учительниц, причем не только в Кабуле, а практически по всей стране. Всего газовым атакам подверглись несколько тысяч учащихся и преподавателей. Как позже сообщил общественности представитель Минздрава, для отравления были использованы баллончики с аэрозолями пестицидов, а именно органофосфатов. К такому выводу медики пришли после проведения многочисленных анализов крови, взятой у пострадавших.
Кабул, провинциальные и уездные центры сотрясали теракты, гибли высокопоставленные и не очень чиновники, полицейские и военные. Перед самым Новым годом я сам чуть не угодил «под раздачу», поехав отовариться в один из мини-маркетов в район Хайрхана. Он считался одним из лучших магазинов этого района, рядом с которым я иногда покупал афгани за доллары в лавке менялы. Не успел я уложить покупки в машину, как все вокруг закачалось. Взрыв был такой силы, что у моей машины отлетел задний регистрационный номер, видимо, от ударной волны. В тот же день на 13-й улице района Вазир Акбал Хан рядом с домом бывшего первого вице-президента Афганистана Ахмада Зия Масуда взорвался автомобиль, за рулем которого находился смертник. При взрыве погибли секретарь политика и еще восемь человек. Сорок мирных жителей было ранено.
Чем жестче войска НАТО прессовали талибов на южных фронтах — в Гельменде и Кандагаре, тем сильнее боевики «отрывались» на их военных колоннах. Причем если в сельской местности они использовали в основном радиоуправляемые фугасы и противотранспортные мины, то в городах действовали смертники, как пешие, так и «автомобилисты». Самым неприятным в то время в Кабуле было оказаться в еле двигавшемся потоке машин, сзади которого, разгоняя транспортные средства в стороны, двигалась военная колонна. Если убраться с дороги не было возможности, я просто глушил двигатель, включал «аварийку» и уходил подальше от потенциальной цели боевиков. Ракетные обстрелы, подобные тем, что были в 80-х, происходили редко, но вот вооруженных нападений средь бела дня хватало предостаточно.
Семнадцатого января Кабул отбил, как выразился президент Карзай, «грубое и непатриотичное» нападение «врагов народа», которое длилось без малого три часа. Примерно в 10.00 в районе, где находятся многие правительственные здания, в том числе президентский дворец и Центробанк, заговорили автоматы, после чего произошел первый из серии взрывов. Позже часть боевиков ворвалась в многоэтажный торговый центр «Карьяман», где их долго уничтожали афганские военнослужащие. В то же самое время на улицах Кабула происходили перестрелки. Талибы выстрелили из гранатомета по стоявшему неподалеку зданию банка. В нападении принимали участие до 20 вооруженных боевиков, на некоторых из которых были надеты «жилеты смертника». Двое экстремистов из группы, захватившей торговый центр, были ликвидированы только к 14.00 по местному времени. Всего в перестрелку с талибами было вовлечено около 200 военных и полицейских. Спустя некоторое время после первой серии взрывов и захвата супермаркета мощный взрыв прогремел в здании мэрии Кабула. Всего в этой заварухе погибли шесть человек, в том числе сотрудники МВД и ГУНБ, были ранены более семидесяти. Среди пострадавших оказались сразу четыре журналиста — три местных и один иностранный.
На следующий день министр внутренних дел посетил воинскую часть 101-го полицейского округа «Асмаи», расположенную рядом с площадью Пуштунистана, где шел бой. В ходе торжественной церемонии он присвоил внеочередное воинское звание 67 полицейским и вручил ценные подарки 315 стражам порядка. Четырнадцать полицейских получили в качестве поощрения погоны младших офицеров. Ханиф Атмар также вручил денежные премии 19 сотрудникам МВД, раненным во время кровопролитного инцидента, а семьи погибших полицейских получили из рук министра по одной тысяче долларов, а также продовольственные наборы.
Спустя неделю смертник атаковал натовский конвой в Кабуле. В результате совершенного им теракта пострадали 14 человек, в том числе восемь американцев и трое их афганских переводчиков. Террорист направил заминированный микроавтобус на натовскую колонну вблизи лагеря тылового обеспечения войск США «Феникс».
Сотрудники ГУНБ Афганистана, захватившие в Кабуле и других городах несколько «бомб на колесах», провели исследование взрывчатых веществ, которыми были нашпигованы автомобили. По итогам своего расследования они рекомендовали президенту запретить использование на территории всей страны аммиачной селитры. Карзай немедленно подписал указ, в соответствии с которым афганским крестьянам, начиная с 22 января, запрещалось использовать для нужд сельского хозяйства аммиачную селитру. В обнародованном указе президентской администрации говорилось, что мятежники используют это удобрение, способствующее эффективному росту растений, для изготовления взрывчатки. В смеси с дизельным топливом аммиачная селитра превращалась во взрывчатое вещество АСДТ (аббревиатура от «аммиачная селитра дизельное топливо»), использовавшееся в горной и строительной промышленностях. Данное смесевое взрывчатое вещество даже специально производилось в Америке и звучало в англоязычном варианте как ANFO (Ammonium Nitrate Fuel Oil). Подобного рода взрывчатка широко использовалась противниками режима во время войны 80-х годов. Эффективность взрыва АСДТ составляла примерно 80 % от тринитротолуола.
Согласно указу администрации президента, все крестьяне были обязаны в 30-дневный срок сдать в местные управления сельского хозяйства, животноводства и орошения имевшиеся у них в наличии запасы этого удобрения. Полиции и таможне было дано указание задерживать любые партии этого удобрения, поступающего в страну из-за рубежа, а также по истечении 30-дневного срока изымать его у крестьян. Использование и хранение аммиачной селитры влекло за собой судебное преследование. Надзор за исполнением указа был возложен на Совет безопасности Афганистана.
Пресс-служба ISAF почти каждый день распространяла сводки с полей сражений и сообщала о многих десятках уничтоженных с земли и воздуха талибов, а те через свой рупор — интернет-портал «Голос джихада», сервер которого почему-то находился в США, — заявляли о сотнях убитых оккупантов. К 1 февраля только за один месяц войска иностранной коалиции потеряли убитыми 45 человек, в том числе 30 военнослужащих США, более 150 были ранены. Чтобы больнее уколоть «марионеточное» правительство, в городе Кандагар талибы убили троих родственников младшего брата президента Афганистана — Ахмада Вали Карзая. Инциденты произошли один за другим в двух районах города, где неизвестные открыли огонь из автоматического оружия по легковым автомобилям, в которых сидели члены семьи Карзая.
Ситуация с обеспечением безопасности в Исламской Республике стала катастрофической. Дошло до того, что работавшая с 1963 года в Афганистане Всемирная продовольственная программа (ВПП) ООН со 2 февраля заморозила все поставки продуктов питания в северо-западные регионы страны, где безопасность прохождения колонн этой организации не обеспечивалась вовсе. За день до наступления Нового года в провинции Бадгис был разгромлен продовольственный конвой в составе 19 большегрузных грузовиков, принадлежавших ВПП ООН. Колонна была остановлена в районе Санг-е Атеш, где машины атаковали мятежники. Семь автофургонов сгорели полностью, еще два были сожжены частично. По данным ВПП ООН, в огне пожара тогда сгорело более 100 тонн продовольствия. Один из водителей фур пропал с места инцидента вместе со своей машиной, полной продовольствия. Впоследствии он нашелся: предприимчивый молодой человек реализовал сотни коробок с едой на местном рынке, где его и поймала полиция.
Войскам ISAF, которым приходилось «распыляться» уже на все провинции, для поддержания своего реноме во что бы то ни стало нужна была хоть какая-нибудь победа. И в ночь на 13 февраля американские морские пехотинцы вместе с военнослужащими афганской армии десантировались с вертолетов в район Марджа южной провинции Гельменд. Так началась вторая, основная стадия широко разрекламированной войсковой антиталибской операции «Моштарак» («Совместная»). За четыре дня до этого первые колонны британских и американских войск окружили район, который, по их словам, являлся центром производства наркотиков и сопротивления мятежников, и авиация начала бомбить его с воздуха. На самом деле Марджа представляла собой несколько пыльных деревень, разбросанных среди 17 тысяч гектаров маковых полей. Талибы не спешили в бой, оказывая умеренное сопротивление превосходящим силам противника. Командование НАТО хорошо подготовилось к этой операции, своевременно заблокировав талибский интернет-сайт «Голос джихада», и, таким образом, сопутствовавшая войсковой операции, в которой принимали участие в общей сложности 14 тысяч иностранных и афганских военных, пропагандистская кампания стала односторонней.
По данным, полученным мной из военных источников, операция «Моштарак» так долго рекламировалась, что основные силы талибов уже давно ушли из Марджи в соседние уезды и провинции. В Мардже остались только заградотряды, операторы радиоуправляемых фугасов и снайперы. Сами представители командования НАТО заявляли, что основную опасность для иностранных военных представляли мины и фугасы, которыми мятежники отгородили Марджу от внешнего мира. Поэтому в операции участвовали бронированные минные тральщики и тяжелые бронетранспортеры, выдерживавшие взрывы противотранспортных мин. Тысячи местных жителей за несколько дней до начала побоища бросили свои жилища и устремились в административный центр Гельменда — город Лашкаргах. Жили они в палатках, испытывая трудности с питанием, обогревом жилищ, медицинской помощью. Согласно замыслам иностранных военных, которые хотели применить «новую афганскую стратегию Барака Обамы» в отдельно взятом районе, после того как все талибы там будут перебиты, в Мардже планировалось создать местные органы власти. А завершающей стадией войсковой операции должна была стать реабилитация населения Марджи от результатов самой операции.
Войсковая операция, направленная на физическое уничтожения талибов, проводилась в то время, когда афганское руководство прилагало усилия по вовлечению их в процесс национального примирения и предлагало им реинтеграцию в афганское общество. Операция в Гельменде сводила эти усилия на нет. Слова, произнесенные представителями стран-доноров на международной лондонской конференции в поддержку диалога с талибами, расходились с делами, которые они вели внутри Афганистана. Складывалось впечатление, что НАТО была заинтересована в продолжении «управляемого военного конфликта» в Исламской Республике в целях сохранения на долгосрочной основе своих военных баз в Афганистане, занимающем стратегическое географическое положение в регионе Среднего Востока.
Уже на следующий день после начала операции Минобороны Афганистана сообщило о победе в Гельменде, а талибы — об отступлении американцев. Как заявил министр обороны Абдул Рахим Вардак, подразделения афганской армии на 70 % овладели территорией района Марджа. По словам военачальника, операция шла по плану, и афганские солдаты, игравшие основную роль в операции, не встречали упорного сопротивления противника и продвигались вперед. Вардак сообщил, что четыре батальона афганской пехоты, в том числе три роты спецназа в составе 14-тысячной группировки НАТО, крушили противника в районе центрального базара. Данные министра обороны Исламской Республики разительно отличались от того, что рассказывал по телефону журналистам пресс-секретарь талибов Кари Юсуф Ахмади. По словам Ахмади, основными силами, воевавшими с талибами в Мардже, являлись американские военные. За два дня талибы взорвали в местечке Абдул Кольф фугасами три американских танка, уничтожив при этом 12 американских солдат-террористов, сообщил он. Ахмади поведал миру, что 14-тысячной военной группировке противостояло всего несколько сот партизан, оказывавших упорное сопротивление, а вся местность вокруг Марджи была заминирована. В конце концов пресс-служба радикального движения через уже заработавший интернет-портал «Голос джихада» пригласила журналистов всех независимых средств массовой информации приехать в Марджу и убедиться в том, что антиталибская операция фактически захлебнулась. Их безопасность гарантировалась.
В приглашении говорилось, что ангажированные и проплачиваемые спецслужбами западные СМИ дают сугубо одностороннюю картину того, что происходит в уездах Над-Али и районе Марджа, где восемь дней назад началась вторая стадия операции «Моштарак». По данным пресс-службы талибов, американцы находились в центре Марджи и не имели возможности продвинуться к окраинам, которые занимали боевики «Талибан». Иностранные военные не могли преодолеть заминированные траншеи, выкопанные много лет назад работниками одной из американских строительных фирм, намеревавшейся построить там ирригационную систему. Строительство не было завершено, но остались многочисленные сухие арыки, которые талибы нашпиговали минами и фугасами. Через них не могли проехать пригнанные к месту операции монстроподобные минные тральщики, высота которых превышала три метра.
Независимые источники сообщали из Гельменда, что боевики значительно усилили сопротивление и вели снайперский огонь по иностранным и афганским военным. Они начали применять против атаковавших их военных 82-миллиметровые минометы и безоткатные орудия. На помощь зажатым в Мардже американцам выдвинулись британцы, которые окружили соседний уезд Над-Али и попытались выкурить оттуда боевиков. Победные реляции пресс-служб МО и ISAF утихли: реальность вносила коррективы в планы американского «блиц-крига» в Мардже и британского — в Над-Али. К тому же талибы сбили в Мардже вертолет Chinook, доставлявший продовольствие одному из заблокированных боевиками отряду американских морпехов.
Операция «Моштарак» финишировала отступлением из Марджи основных сил НАТО и отрядов талибов. Афганские военные успели повесить государственный флаг на одном из домов, расположенных рядом с местным базаром, и отснять это событие на видеокамеру. Церемонию «восстановления контроля правительственных сил над бывшим оплотом сопротивления талибов» посетили представители провинциальных властей во главе с губернатором Гулябом Мангалом. Поучаствовать в праздновании победы над радикалами в Марджу тайно прилетел и президент Афганистана. Главу государства сопровождали в поездке командующий контингентами США и НАТО генерал Стэнли МакКристал, а также главы МВД и Минобороны. Карзай провел в Мардже несколько часов и успел встретиться в одной из мечетей со старейшинами местных племен. Недалеко от места, где должен был появиться Карзай, упал минометный снаряд. Но по счастливой случайности он не разорвался. Обошлось без жертв и пострадавших. Талибы поспешили заявить, что не целились в президента, а предполагали, что это делегация премьер-министра Великобритании Гордона Брауна, неожиданно прибывшего накануне в Афганистан. Через несколько месяцев талибы без лишнего шума выбили из Марджи правительственные войска, на этом дело и закончилось…
Возраставший день ото дня уровень военного противостояния войск НАТО и формирований талибов неизбежно вел к увеличению жертв среди мирного населения. Такая картина наблюдалась и в 1984–1985 годах прошлого столетия, когда в стране усилил свой натиск на душманов Ограниченный контингент советских войск. По данным правозащитников, только в 2009 году в Афганистане погибло более 1 тысячи детей — самых беззащитных перед войной граждан Исламской Республики. Этот год стал самым кровавым для них начиная с 2001 года, когда был отстранен от власти режим талибов, говорилось в докладе международной правозащитной организации Afghanistan Rights Monitor. По данным ARM, с января по декабрь 2009 года в террористических инцидентах, нападениях и боестолкновениях мятежников, правительственных сил и иностранных военных погибло в общей сложности 1050 детей. Многие были ранены, однако это не получило широкой огласки.
Назад: Борьба с коррупцией — дело самих коррупционеров
Дальше: Снежный капкан Саланга