Книга: После нас
Назад: Откуда здесь свиньи?
Дальше: Сила действия равна силе противодействия

Борьба с коррупцией — дело самих коррупционеров

Сразу после инаугурации Хамид Карзай решил продемонстрировать верность своим предвыборным обещаниям и объявил непримиримую войну коррупции. При этом самого главу государства постоянно «доставали» англичане, утверждавшие через СМИ, что во дворце Арг хранился «общак» семьи президента, у которого, согласно его декларации о доходах, и было-то всего ничего — десять тысяч долларов наличными и несколько драгоценных камней. Но британцы распространяли и другие слухи о том, что Карзай ведет закулисные игры с США и Ираном и получает от иранского и американского правительств крупные суммы наличной валюты в коробках и мешках — плату за лоббирование экономических интересов.
Афганская «коробка из-под ксерокса» и мешки с баксами могли бы нанести непоправимый урон репутации президента, но он поступил неожиданным образом. Карзай признался в том, что работники его президентской администрации на регулярной основе получают крупные суммы наличных денег из Ирана. Выступая на совместной с президентом Таджикистана Имамоли Рахмоном пресс-конференции в Кабуле, Карзай заявил, что получение наличных средств от дружественных Афганистану государств — дело обычное и процесс этот транспарентен.
— Да, мы получаем от Ирана несколько раз в год суммы примерно в 500–600 тысяч евро, которые идут на оперативные расходы администрации, — сказал Карзай, подчеркнув при этом, что сам процесс траты этих денег не является закрытым и при желании о трате этих средств администрация может отчитаться. — Просто здесь нет такой статьи расходов и таких счетов, с которых мы могли бы брать и тратить эти средства, — заявил афганский руководитель. По словам Карзая, приемом наличных денег от дружественных Афганистану государств занимался лично глава его администрации Омар Даудзай. Отвечая на уточняющие вопросы иностранных журналистов относительно наличной иранской помощи, Карзай сказал, что такую помощь стране и его администрации предоставляют в том числе и Соединенные Штаты Америки, за что он им очень благодарен. Карзай при этом вспомнил 2002 год — период, когда в Афганистане существовала возглавляемая им самим временная переходная администрация. В то самое время, сказал Карзай, очень многие страны оказывали помощь Афганистану именно наличными средствами. Интересно, что позже иранское посольство опровергло эту информацию.
На следующий день пресс-секретарь министерства финансов Афганистана Азиз Шамс заявил журналистам, что Минфин не был осведомлен о поступлении каких бы то ни было средств в президентскую администрацию.
— Через Минфин эти суммы не проводились, — сказал Шамс, отметив при этом, что не видит большой беды для финансовой системы государства от наличной помощи дружественных стран. Вместе с тем Шамс подчеркнул, что 80 % всей иностранной помощи стран-доноров Афганистану через Минфин ИРА не проходят. По его словам, страны-доноры сами тратят эти средства по своему усмотрению, не регистрируя их в Минфине.
Официальные представители США, ошарашенные заявлением Карзая, сразу опровергли слова президента о передаче представителям его администрации наличных денег в мешках. Однако при этом они потребовали расследования причин передачи Ираном наличных денег в коробках, по всей видимости, опасаясь усиления влияния Тегерана в Афганистане.
Кто же после этого мог обвинить честного Карзая в коррупции?
Флагман борьбы с «нелицеприятным и позорным явлением» — Генпрокуратура не стала дожидаться дополнительного приглашения от президента, быстро обвинив в коррупции трех действующих и 12 бывших министров афганского правительства. В тот же день представитель афганского президента сообщил, что в стране вскоре будет проведена конференция по борьбе с коррупцией. Ей предшествовал трехдневный семинар с участием представителя американской дипмиссии Энтони Уинга, где тот сообщил, что ежегодно из Афганистана за рубеж, в основном в город Дубай (ОАЭ), незаконно утекает около трех миллиардов наличных долларов. Только за две последние недели ноября и неполную первую неделю декабря через кабульский международный аэропорт было вывезено в Дубай 190 миллионов долларов наличными.
По данным афганского Минфина, к незаконному вывозу валюты за рубеж через кабульский международный аэропорт и другие пограничные пункты были причастны как местные, так и иностранные компании. Незаконное перемещение валюты наносило серьезный удар по валютным доходам государства, отмечал Минфин, указывая на то, что деятельности этих компаний содействовали и представители правоохранительных органов. Однако, по данным командования пограничной полиции и таможни кабульского международного аэропорта, прежде всего к «серым» схемам вывоза наличной валюты за рубеж были причастны афганские банки, которые выдавали официальные разрешения на перемещение через границу огромных сумм наличной валюты из Исламской Республики, а также Центробанк, выдававший лицензии этим банкам.
Утечка наличной валюты в ОАЭ из Афганистана была соразмерна помощи, которую оказывал Исламской Республике Всемирный банк из специального фонда восстановления афганской экономики, ежегодные взносы в который делали страны-доноры. В 2009 году ВБ намеревался потратить три миллиарда долларов на прямое финансирование программ афганского бюджета, предоставив возможность разработки и претворения в жизнь этих программ самим афганцам.
В декабре полиция Кабула арестовала мэра афганской столицы Мохаммада Сахеби по приговору суда первой инстанции. Ранее заместитель генерального прокурора Афганистана Фазель Ахмад Факиръяр сообщил, что чиновнику грозит арест и тюремное заключение сроком до четырех лет за участие в коррупционных схемах. Прокуратура и суд два месяца вели тайное следствие по одному из эпизодов уголовного дела, возбужденного против Сахеби. Ему инкриминировали получение взятки в размере 10 тысяч 600 долларов за предоставление контракта на асфальтирование кабульских улиц, получение «откатов», использование служебного положения в корыстных целях. При отсутствии Сахеби на судебном заседании он был заочно приговорен к четырем годам лишения свободы. Несколькими месяцами ранее был арестован также один из заместителей мэра, которому было инкриминировано превышение полномочий и использование административного ресурса при решении земельного спора.
Но уже спустя два дня после ареста мэр Кабула был обнаружен журналистами на своем рабочем месте. Как сообщил в интервью РИА «Новости» опальный чиновник, после одного часа, проведенного в тюрьме, он был выпущен на свободу, созвонившись с генпрокурором и указав ему на нарушение уголовно-процессуального законодательства, согласно которому человек не может быть заключен под стражу до тех пор, пока его вина не будет доказана окончательно.
— По афганскому законодательству, даже если суд первой инстанции признал меня виновным, должно состояться еще два суда. Только после вынесения окончательного судебного вердикта прокуратура может дать или не дать приказ на мой арест. Они явно поторопились, — сказал Сахеби. Мэр Кабула продолжал спокойно ходить на работу, так как, по его словам, ни генпрокурор, ни верховный судья не ответили ему на вопрос, снят ли он с должности или нет, надо ли ему ходить на работу или нет. По словам кабульского градоначальника, суд должен был доказать инкриминируемый ему эпизод с получением взятки, но в последующих судебных заседаниях уже должны были участвовать адвокаты.
Воодушевленная первыми, пусть и не очень удачными «посадками», Генпрокуратура Афганистана обнародовала официальное заявление, в котором призвала граждан страны незамедлительно сообщать о случаях коррупции и взяточничества в рядах государственных чиновников. ГП опубликовала четыре номера сотовых телефонов, по которым отныне все жители Исламской Республики могли сигнализировать представителям высшего надзорного органа о попытках госчиновников решить тот или иной вопрос, «позолотив ручку». Помимо этого, ГП сообщила о введении специальных почтовых ящиков, которые отныне должны были висеть на представительствах этого государственного органа в провинциях, куда все желающие, не имеющие сотовых телефонов, могли бы бросать письменные уведомления о замеченных ими случаях взяточничества.
И «сигналы» снизу пошли, да еще какие! Исполняющий обязанности министра иностранных дел Афганистана доктор Рангиг Дадфар Спанта обратился к президенту с призывом защитить его от произвола Генпрокуратуры, которая обвинила его в причастности к коррупции. В открытом письме Спанты в адрес президента говорилось, что заместитель генпрокурора по поступившему к нему доносу пытался вменить главе МИД участие в афере с авиаперевозками в 2007 году афганских паломников к мусульманским святыням.
В 2007 году на заседании Совета министров по приказу президента Афганистана Спанта был назначен главой комиссии по контролю за авиаперевозками паломников в Мекку и Медину, несмотря на его личный протест. Отказ Спанты возглавить эту комиссию был основан на информации, полученной от представителей Главного управления национальной безопасности (ГУНБ), которая гласила, что Министерство хаджа и вакуфов Афганистана вступило в сделку с сомнительной транспортно-туристической арабской компанией Casco, которая обещала обеспечить авиаперевозку паломников. На счет этой компании министерство перечислило 500 тысяч долларов из государственного бюджета. Встав, вопреки своей воле, во главе комиссии по контролю за перевозкой паломников, в которую входили представители ГУНБ, Министерства хаджа и вакуфов, Министерства транспорта и авиаперевозок, Спанта через внешнеполитические контакты с коллегами из Объединенных Арабских Эмиратов выяснил, что туристическая компания Casco на деле оказалась «пустышкой». Соглашение с ней было аннулировано.
Комиссия обратилась к трем национальным авиаперевозчикам, двое из которых отказались участвовать в перевозке афганцев в Мекку, мотивировав это недостатком самолетов. В результате перевозку выполняла лишь одна национальная авиакомпания «Кам Эйр». Посольство Афганистана в Абу-Даби направило компании Casco уведомление о том, что контракт с ней аннулирован ввиду ее неспособности выполнить свои обязательства. Однако вместо того чтобы вернуть деньги, эта компания, наоборот, потребовала от афганской стороны выплатить ей неустойку в размере 3,5 миллиона долларов. Эти средства вернуть в казну не удалось. В своем открытом письме Спанта подчеркивал, что МИД республики ни в коей мере не причастен ни к подписанию контракта со злосчастной арабской туристической компанией, ни к переводу каких-либо средств на ее счета. Однако заместитель генпрокурора уже возбудил в отношении Спанты дело о коррупции, в котором пытался обвинить его в причастности к афере.
Спанту, конечно, Карзай в обиду не дал и приказал дело закрыть. И тогда, восприняв этот шаг президента как призыв к действию, 17 высокопоставленных чиновников — действующих и экс-министров, обвиненных в коррупции, стали строчить жалобы главе государства на произвол генерального прокурора. Дело дошло до того, что заместитель генерального прокурора Факиръяр подал прошение об отставке, за день до которой на закрытом от прессы заседании нижней палаты парламента ознакомил народных избранников с «коррупционным» списком. В адрес Факиръяра поступило официальное заявление Генпрокуратуры, в котором говорилось, что информация, озвученная им на заседании, являлась личным мнением замгенпрокурора и носила безответственный характер. За эти заявления, отмечалось в сообщении, замгенпрокурора должен был нести личную ответственность.
Коррумпированные афганские государственные деятели держали не только слаженную пассивную оборону, но и нападали. Так, полиция по негласному приказу одного из влиятельнейших чиновников учинила погром в студии афганского частного телеканала «Нурин», обвинившего некоторых членов правительства и парламентариев в коррупции. Поздно вечером стражи порядка ворвались в студию телеканала, разбили дорогостоящую аппаратуру, нанеся телекомпании серьезный материальный ущерб, и арестовали ведущего программы, который в прямом эфире выступал с жесткой критикой в адрес некоторых членов правительства и парламента, обвинял их в коррупции, в частности в незаконном присвоении земель в престижных районах Кабула.
Работавшие в афганских проектах иностранные организации быстро сообразили, что погрязшие в коррупции афганские чиновники, вину которых было трудно доказать ввиду круговой поруки и которых нельзя было наказать из-за использования высшими эшелонами власти административного ресурса, вскоре «переведут стрелки» на них самих. Первым «опомнилось» Агентство международного развития США, обвинившее ООН в том, что та будто бы попусту тратит американские деньги в Афганистане. Предметом обвинений стал грант агентства на сумму 25 миллионов долларов, переданный ООН на осуществление в 2003–2006 годах программы развития инфраструктуры, призванной дать «быструю отдачу». Проверяя использование этих средств, американские специалисты пришли к выводу, что ООН отвлекала деньги на другие страны, чинила препятствия попыткам США разобраться в происшедшем, а также строила «вообще непонятно что». В качестве примера в докладе USAID приводились «построенные» в Афганистане здание Центробанка без электричества и мост, который грозил обрушиться с риском для жизни людей.
Конференция по борьбе с коррупцией, прошедшая позже в Кабуле, была чисто формальным мероприятием и не принесла ее участникам ни морального удовлетворения, ни положительных эмоций. Карзай на ней заявил, что деньги, выделяемые Афганистану на развитие экономики, оседают в основном в карманах крупных зарубежных контракторов, которых международное сообщество само и нанимает для осуществления своих программ в Афганистане. По данным афганского Минфина, за последние девять лет через афганский бюджет прошло не более 20 процентов средств, выделенных стране в качестве грантовой помощи, все остальные средства освоили сами представители международного сообщества. Памятуя тот факт, что месть — это блюдо, которое подается к столу холодным, участники форума затаили злобу на Карзая с тем, чтобы уже через несколько месяцев открыть миру факты «коррупции по-афгански» и обнародовать аферу с пропажей миллиарда долларов в Kabul Bank.
А пока что обиженная и американцами, и афганцами ООН принялась строчить доклады о зашкаливающем уровне коррупции в Исламской Республике. В отчете специализированного управления ООН по борьбе с распространением наркотиков и преступностью (UNODC) говорилось, что в 2009 году афганцы потратили на взятки чиновникам, полицейским, судьям и политикам в общей сложности 2,5 миллиарда долларов, что составило почти четверть годового бюджета страны. По данным UNODC, сотрудники управления провели исследование, опросив 7,6 тысячи граждан Афганистана из числа жителей 12 провинциальных центров и 1,6 тысячи сельских жителей кишлаков. Опрос показал, что основной опасностью для государства и самих себя афганцы считали коррупцию (59 %). На втором месте стояла ситуация с обеспечением безопасности (54 % респондентов). Замыкала «тройку» афганских невзгод безработица (52 % опрошенных). Средний размер взятки, которую рядовому афганцу пришлось хоть раз в год заплатить коррумпированному чиновнику, полицейскому, судье или политику, составил 160 долларов, в то время как средний годовой доход рядового афганца не превышает 425 долларов, отмечается в исследовании UNODC.
О нелицеприятном положении дел в Афганистане говорили и некоммерческие исследовательские организации. Так, в докладе Integrity Watch Afghanistan (IWA), в центральном офисе и филиалах которой с 2006 года работали афганские и международные сотрудники, отмечалось, что уровень коррумпированности афганского общества с 2006 по 2009 год включительно вырос вдвое. Согласно данным исследования, проведенного после опроса в 2009 году 6,5 тысячи респондентов в 32 из 34 афганских провинций, каждый седьмой из опрошенных был хорошо знаком с системой взяток, тогда как 28 % респондентов заявили, что им пришлось платить мзду за то, чтобы воспользоваться бесплатными социальными услугами. В докладе IWA говорилось, что афганцы в 2009 году заплатили взяток на общую сумму в один миллиард долларов. Наиболее коррумпированными респонденты назвали полицию и систему афганского правосудия. Согласно исследованиям, которые провела IWA ранее, афганцы в 2006 году заплатили взяток на 500 миллионов долларов. Коррупция проникла во все сферы жизни афганского общества, ее уровень ставил под угрозу глобальные усилия международного сообщества, вливавшего в Афганистан миллиарды долларов. Данные исследования доказывали, что тотальная коррупция являлась питательной средой для подрыва стабильности и безопасности в стране, ставила под сомнение легитимность государственного управления, подрывала доверие общества к государству.
Афганская сторона за ответом в карман не полезла. Глава Минфина Омар Захилваль назвал доклад UNODC о размерах коррупции в Афганистане вымыслом.
— Этот доклад имел целью саморекламу, он изобилует вымыслами, — заявил министр, выступая на пресс-конференции в Кабуле. — Думаю, что этот доклад вряд ли поможет победить здесь коррупцию и что его целью была лишь самореклама, а также что способ подобной саморекламы является дешевкой, — подчеркнул министр. Генпрокуратура не передавала суду высокопоставленных афганских коррупционеров, ссылаясь на отсутствие специального суда. Замгенпрокурора Афганистана Рахматулла Асмани заявил, что в стране существует параллельно несколько органов, которые уполномочены вести следствие в отношении высокопоставленных коррупционеров, однако специальный суд, который был бы уполномочен выносить вердикты в их отношении, отсутствует.
Апофеозом бездействия государственных органов в деле борьбы с коррупцией стала отставка со своего поста главы верхней палаты Национального собрания (парламента) Афганистана Себгатуллы Моджаддеди. Выступив перед афганскими сенаторами, 85-летний Моджаддеди заявил, что подает в отставку в связи с неспособностью и нежеланием афганского руководства бороться с коррупцией и неспособностью обеспечить безопасность в стране. По словам государственного деятеля, в Афганистане все знают о том, что многие чиновники и в Кабуле, и в провинциях имеют прямое отношение к коррупции, однако до сих пор ни один из них не был привлечен к ответственности.
Уход старого душмана со своего поста все-таки заставил Генпрокуратуру зашевелиться, и она выдала ордер на арест бывшего министра по делам хаджа и вакуфов Мохаммада Седика Чакари, который подозревался в отмывании денег путем получения взяток от саудовских компаний, обслуживавших афганских пилигримов во время хаджа и поставлявших для них продовольствие. Чакари и его помощник были задержаны с коробкой денег, в которой находились сотни тысяч долларов, по возвращении из Саудовской Аравии на родину. Помощник министра, у которого была найдена эта денежная сумма, был арестован и препровожден в тюрьму, а сам Чакари, находившийся на свободе под подпиской о невыезде, скрылся в Великобритании.
Примерно так выглядела борьба с коррупцией в Афганистане.
Назад: Откуда здесь свиньи?
Дальше: Сила действия равна силе противодействия