Книга: После нас
Назад: Не ходите, дети, в Африку гулять
Дальше: Новый год в российском посольстве

Выборы-выборы…

Нелегкий для Афганистана год заканчивался на высокой ноте подготовки к президентским выборам, намеченным на весну 2009-го. Действующий глава государства взялся за нее рьяно, уволив на всякий случай генерального прокурора, который в интервью одному из СМИ брякнул, что готов выставить свою кандидатуру на этот пост. Представитель Карзая мотивировал решение своего патрона тем, что «политические цели генпрокурора противоречат его должностным обязанностям». Так видный «борец с коррупцией в верхних эшелонах» власти стал простым безработным.
Карзай не мог идти на выборы без четкой «прорывной» программы. Как кандагарский пуштун он понимал, что козырем в его руках может стать только движение в сторону талибов, большинство которых составляли афганцы пуштунской национальности, в расчете на то, что пуштунов в стране вообще больше, чем национальных меньшинств. Однако Кабул был «оккупирован» воинством национального героя Афганистана Ахмадшаха Масуда в основном панджширскими таджиками, которые ни на какие контакты с талибами идти не хотели, называя их военными преступниками. В северных провинциях Афганистана, где проживали в основном таджики, узбеки и хазарейцы, также были сильны антиталибские настроения. Карзаю предстояло выиграть нелегкую политическую битву: проведение выборов на юге и востоке, где в основном проживали его потенциальные союзники, было проблематичным из-за перманентных боевых действий, а относительно спокойный север и в меньшей степени запад могли мобилизовать на выборы миллионы бывших участников антиталибского «Северного альянса».
И Карзай пошел ва-банк, призвав лидера радикального движения «Талибан» Муллу Омара возвратиться на родину и принять участие в восстановлении страны. Выступив на пресс-конференции в Кабуле после своей поездки в Польшу, США и Великобританию, Карзай заявил, что как афганец он призывает муллу Мохаммада Омара Ахунда, муллу Барадара и муллу Абдула Раззака Ахунда прекратить войну, вернуться на родину и сыграть свою роль в реконструкции Афганистана. Мулла Барадар и мулла Абдул Раззак Ахунд являлись ближайшими сподвижниками Омара. Карзай также заявил, что правительство будет вести переговоры с теми талибами, которые признают афганскую конституцию и отделятся от террористической сети «Аль- Каида».
— Мы будем говорить со всеми афганцами, признавшими нашу конституцию и не являющимися частью «Аль-Каиды» или каких-либо других террористических организаций, — сказал президент, пообещав обеспечить Омару полную безопасность в случае, если тот выразит желание вернуться на родину. — Если я узнаю, что Омар хочет вернуться на родину и вступить в переговоры, я как президент Афганистана пойду на все, чтобы обеспечить его безопасность и защиту, — отметил афганский руководитель.
В 1994 году, в разгар междоусобиц, раздиравших Афганистан после вывода из него советских войск, мулла Омар возглавил в Кандагаре движение «мусульманских студентов» («Талибан»), вставшее в оппозицию к правительству президента Бурхануддина Раббани. После свержения режима талибов американскими войсками и «Северным альянсом» Омар скрылся за рубежом.
Лидер талибов отреагировал на предложение Карзая призывом к жителям Афганистана бойкотировать выборы. В своем заявлении, опубликованном на интернет-портале «Голос джихада», он, в частности, заявил, что в действительности выбор будет сделан в Вашингтоне.
— Кто бы ни победил на выборах, он не сможет помочь вам, даже если Америка сбросит на вас тысячи бомб, — добавил он.
Однако реакция лидера экстремистов, похоже, никого не взволновала. Важен был тренд. Как по мановению волшебной палочки переговорный процесс с талибами одобрил Всеафганский совет улемов и духовенства. Ему вторила «обиженная» высылкой своих дипломатов из Афганистана Великобритания, глава МИД которой прибыл в Кабул для личной встречи с Карзаем. Дэвид Милибанд сообщил президенту, что его страна поддержит переговоры с талибами, которые будут идти параллельно с военными мерами в рамках действующей афганской конституции. О своей поддержке решения президента сообщил и официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай, заявивший, что альянс не намерен включаться в какие-либо переговоры, но, если президент Карзай и правительство Афганистана сделают такой выбор, он его поддержит. В Кабул с визитом прибыл и президент США Буш, также обсудивший с главой афганского государства его последнюю инициативу.
Во время однодневного визита Буша не обошлось без мрачного инцидента. Сотрудники частной охранной компании Black water, охранявшие мероприятие, застрелили в Кабуле водителя рейсового автобуса государственной компании «Милли бас», пытаясь выбраться из пробки. Инцидент произошел в районе Мурадхани, неподалеку от посольства США и здания министерства связи. Попавшие в пробку американцы пытались выбраться из нее, объехав на автомобиле без номеров по встречной полосе автобус, который, однако, никак не хотел уступать им дорогу. Тогда один из сидевших в машине американцев спокойно достал пистолет, подошел к кабине автобуса и убил водителя выстрелом в голову. После этого сотрудники ЧОП объехали автобус и покинули место происшествия. Их никто не стал задерживать.
В целом основные игроки на афганском политическом поле поддержали новое направление политики дворца Арг при том, что США «воздержались», но открыто против не выступили. Исключение составили лишь оппозиционный Карзаю парламент да некоторые американские вояки, не понимавшие, как можно терять солдат в борьбе с терроризмом и одновременно вести с этими же террористами мирные переговоры. Афганские парламентарии, в частности, ответили на призыв президента к талибам о начале переговоров предложением привлечь муллу Омара к суду. Обсуждая слова Карзая, депутаты нижней палаты парламента (Уолеси джирга) пришли к выводу, что решать судьбу Омара и его сподвижников должен суд, а не поли- тики.
На фоне обостряющейся внутриполитической и военной ситуации в Афганистане сторонники Карзая постарались дать ему время, чтобы собраться с силами и подготовиться к предвыборной гонке. Председатель афганской независимой избирательной комиссии сообщил на пресс-конференции в Кабуле, что ряд причин, связанных с техническими сложностями при организации голосования, безопасностью на местах, а также с финансовыми возможности государства, могут привести к переносу выборов президента Афганистана с весны на осень 2009 года. При этом представитель ЦИК заявил, что дату выборов озвучит сама администрация президента.
Однако это заявление вызвало резкий отпор со стороны парламентариев, которые выступили с заявлением, не оставившим Карзаю поля для маневра. Как отмечалось в официальном заявлении Уолеси Джирги, если президент и его администрация попробуют исполнять свои обязанности хотя бы на один день больше срока, установленного конституцией, это будет означать нанесение мощного удара по демократии в Афганистане.
— Если выборы не пройдут в установленный срок, то это явится не только вызовом исламскому строю в Афганистане, но и повлечет за собой глубокий политический кризис. Народные избранники дали поручение Минобороны, МВД и Главному управлению национальной безопасности во взаимодействии с иностранным воинским контингентом обеспечить безопасность при проведении президентских выборов, которые должны состояться в срок, во что бы то ни стало.
Согласно статье 61-й конституции Афганистана, полномочия действующего президента Хамида Карзая истекали 1-го числа афганского месяца джауза — по европейскому летоисчислению 21 мая 2009 года. За 140 дней до выборов независимая комиссия по проведению выборов обязана была объявить точную дату народного голосования. Сами же выборы могли состояться только в период от 60 до 30 дней до истечения полномочий действующего президента. Кампания по регистрации избирателей стартовала в Афганистане еще 6 октября в 14 афганских провинциях. К началу зимы «проблемными» провинциями, где работа по регистрации не была завершена вовремя в связи с неудовлетворительной ситуацией в области безопасности, были Логар, Газни Вардак и Кундуз.
Назад: Не ходите, дети, в Африку гулять
Дальше: Новый год в российском посольстве