Книга: После нас
Назад: Провокаторы и их жертвы
Дальше: Хлеб по карточкам

Кандагарские сидельцы

Лето, как и обещали талибы, выдалось в Афганистане жарким, кругом гремели взрывы, плохо работала мобильная связь. Боевики массово взрывали мачты всех без разбора операторов сотовой связи, отказавшихся идти на выдвинутые ими условия. Радикалы требовали от операторов отключать сотовую телефонию в ночные часы, чтобы их местоположение не могли засечь по мобильникам, которые партизаны имели при себе, как и все нормальные люди. Отслеживанием, по их словам, занимались американцы, которые по засеченным координатам талибских телефонов проводили ночные кровавые операции, в которых участвовали иностранные секретные службы вместе с хорошо вооруженными незаконными афганскими формированиями. Впоследствии эта информация подтвердится документально, а пока что по итогам своей 12-дневной миссии в Афганистан специальный докладчик ООН по внесудебным и произвольным казням профессор Филипп Элстон публично заявил, что в Исламской Республике в ночное время действуют «эскадроны смерти». По утверждению Элстона, только за последние четыре месяца секретными афганскими формированиями и агентами иностранных спецслужб были убиты сотни мирных афганцев. Спецдокладчик ООН не сказал конкретно, спецслужбы каких государств он имел в виду, но большинство провинций, где совершались ночные рейды, находилось в зоне ответственности США.
В нашем распоряжении имелись данные, что такого рода сверхсекретные операции часто осуществлялись подразделениями ЦРУ вне рамок командования ISAF и военного командования США. Элстон же заявил, что, по его информации, имело место большое количество рейдов, за которые никто не взял на себя ответственность. В своем предварительном отчете о поездке в Афганистан профессор подробно описал убийство американцами двух братьев-афганцев в январе 2008 года. При этом он представил доказательства того, что оба мужчины не имели никакой причастности к экстремистам.
Вышки сотовой связи горели, взрывались и падали одна за другой. В результате этих акций устрашения в провинции Газни мобильная телефония прекратила работать вовсе, а в Кандагаре функционировала в очень усеченном режиме. Зона ее охвата едва покрывала сам город, но отнюдь не провинциальные уезды. Боевики вновь вспомнили о радиоволновой связи. Близ города Спинбулдак кандагарской провинции полицейскими были арестованы боевики «Талибан» с 30 коротковолновыми радиостанциями. По всей видимости, трое задержанных намеревались оснастить подельников «коротковолновками» для координации действий во время проведения терактов. Всем им было предъявлено обвинение в терроризме. При этом за несколько дней до поимки «связных» пресс-секретарь талибов Забиулла Моджахед заявил о начале «летнего наступления», отметив при этом, что руководство боевыми действиями поручено командиру группировки Мулле Барадару. Он также информировал, что в своей тактике талибы будут делать ставку на партизанские действия. И хотя Минобороны Афганистана назвало его слова блефом «ввиду ослабления движения и значительного укрепления афганской национальной армии», многие не исключали того, что за словами представителя талибов могут последовать конкретные подрывные действия. И они последовали…
В июне было совершено дерзкое нападение талибов на кандагарскую тюрьму «Сарпуза», откуда сбежало около тысячи заключенных, в основном боевиков и уголовников. Воспользовавшись тем, что в пятницу, которая является в Афганистане выходным днем, бдительность охранников пенитенциарного учреждения традиционно ослаблялась, вечером, примерно в 21.30, с тыльной стороны тюрьмы был взорван бензовоз. В то же самое время другой взрыв снес стену тюрьмы и выбил все стекла в здании. После этих двух взрывов группа талибов ворвалась в тюрьму. Сбив замки, нападавшие выпустили из камер заключенных. Сбежали в общей сложности 892 человека, в том числе 16 женщин. При налете на тюрьму были убиты девять сотрудников афганской полиции. В полку противников кабульского режима прибыло. Изловить беглецов было крайне затруднительно, так как в нескольких сотнях метров от тюрьмы уже начиналась «зеленка», где хозяйничали талибы.
Удивительно, но факт. Из-за разгильдяйства полицейских и сращивания в некоторых случаях представителей правоохранительных органов с криминальными структурами и талибами в апреле 2011 года из «Сарпузы» был совершен еще один массовый побег заключенных, который, вероятно, войдет в историю как беспрецедентный, если, конечно, не брать в расчет труды аббата Фариа из романа «Граф Монте-Кристо». Заключенные пять месяцев рыли подземный ход, по которому в результате их стараний застенок смогли спокойно покинуть боле 540 сидельцев, среди которых было 106 полевых командиров и активных боевиков движения «Талибан». Побег происходил с 23.00 до 03.00, причем около тюрьмы стояла наготове группа смертников, однако она не была задействована, так как зэки покинули тюрьму по подземному ходу запланированно и удачно. По данным губернатора Кандагара, вырытый талибами подземный ход длиной в 360 метров вел в один из домов в окрестностях города, что позволило большинству беглецов скрыться незаметно.
В Кабуле в это время одно за другим происходили чрезвычайные происшествия в центральной тюрьме Пули-Чархи. То сотни заключенных зашивали себе рты суровыми нитками, то объявляли голодовку, то совершали бунты, требуя от Минюста соблюдения своих человеческих прав. Однажды, когда тюремщики пришли усмирять разбушевавшихся зэков, на них напали и стали бить железными прутьями, выпиленными из решеток. В результате четверо сотрудников и около 10 сидельцев были ранены или убиты. В Пули-Чархи многие заключенные болели туберкулезом, кожными заболеваниями, им месяцами не оказывалась никакая медицинская помощь. Однако стоит также заметить, что у многих постояльцев централа имелись сотовые телефоны, посредством которых они общались с внешним миром и информировали о бунтах местных журналистов. Чтобы данные о произволе тюремщиков не просачивались в печать, у заключенных отобрали мобильники, однако оборотни в погонах приносили им новые. В результате сведения о беспределе, творящемся в кабульском централе, докатились до президента, который, в свою очередь, дал поручение правительству разобраться в ситуации и наказать виновных. Через некоторое время руководство тюрьмы было заменено, а сам централ перешел из ведения Минюства в сферу ответственности МВД. Убежать из Пули-Чархи практически невозможно — двойной периметр с высоченными каменными стенами и сторожевые башни с пулеметами не позволяют этого сделать. Поэтому многие зэки всеми доступными им методами требовали скорейшего вынесения им приговоров (тюрьма использовалась и как следственный изолятор), чтобы перевестись в другие тюрьмы, откуда можно было бежать. И такие массовые побеги из застенков совершались повсеместно.
Назад: Провокаторы и их жертвы
Дальше: Хлеб по карточкам