Книга: Черный страж
Назад: Глава восьмая Госпожа Бронвин в руинах Ро Хейла
Дальше: Эпилог


Глава десятая
Халла Летняя Волчица во владениях Отряда Призраков

 Снег быстро исчез по мере того, как они продвигались в глубь страны, направляясь на юго-восток от скованного льдами побережья. Они шли медленно и с каждым днем старались проявлять все большую осторожность. Халла настояла на том, чтобы группа оставшихся в живых воинов из Фьорлана провела в укрепленном лагере поблизости от моря не менее недели, для того чтобы как можно лучше зажили раны, душевные и физические. И теперь, когда после этого прошла уже неделя, они приближались к Травяному Морю — владениям Отряда Призраков.
В отряде было всего лишь двести пять воинов из Фьорлана. Еще двадцать человек остались на берегу, а шестерым требовалась помощь, чтобы передвигаться. Большинство раненов сняли доспехи и везли их на тележках, сооруженных из обломков кораблей, выброшенных морем. У них не было никаких инструментов, чтобы починить кольчуги и нагрудные пластины, но Халла приказала на всякий случай их сохранить. Боевые топоры воины несли с собой, хотя за последнюю неделю эти топоры пригодились им лишь вместо посохов или для охоты.
Охота на заросших травой низменных равнинах была делом сложным, и без луков и сетей отряду приходилось рассчитывать только на неподвижные цели вроде Горланских пауков или съедобные грибы. Вульфрику однажды удалось незаметно подкрасться к оленю и повалить его метким броском топора, но мясо его оказалось жестким, и его едва хватило на обед такому большому отряду. Люди Халлы — она уже считала их своими людьми — не жаловались на пустые желудки, и каждый старался выполнять свой долг во время этого вынужденного перехода по чужой земле.
Рексель Падающее Облако по-прежнему хромал, но оказался для Халлы бесценным помощником, и она благодарила судьбу за то, что у нее есть кто-то, чтобы кричать на людей. Олефф Твердолобый, оружейник Фредериксэнда, во время их путешествия продемонстрировал неожиданный талант к пению и изо всех сил старался поднять боевой дух отряда. Песни его были в основном вульгарными, но забавными, и люди смеялись, несмотря на голод и тяжелую дорогу. Даже Вульфрик один раз расхохотался как сумасшедший над одной из песенок Олеффа — и это отвлекло его от постоянных мрачных размышлений о гибели его вождя.
— Завтра мы увидим Ро Хейл, госпожа, — произнес Падающее Облако, когда они располагались на ночлег среди валунов на границе Травяного Моря.
— Утром прикажи людям надеть кольчуги, мне не нужны неожиданности, — ответила Халла повелительным тоном, который усвоила за две недели командования отрядом.
Камни поднимались среди травы в виде остроконечных шпилей разнообразной высоты и формы и представляли собой самое лучшее укрытие за все время их пути. Камни спасали людей от пронизывающего ветра, а когда воины натянули между ними полотна ткани, то и от дождя, который нередко шел в этих местах. Здесь было теплее, чем в Тиргартене, и не было снега, но все равно без теплой одежды люди мерзли на резком, пронизывающем ветру.
Вульфрик подошел к Халле и Падающему Облаку и тяжело опустил свое могучее тело на траву рядом с костром.
— А у нас есть что приготовить на этом костре? — поинтересовался он, указывая на тлеющие уголья.
Халла покачала головой:
— Нет, Горланские пауки закончились, а за последние два дня не было видно никакой дичи. Ты бы сам это заметил, если бы иногда смотрел по сторонам. — Она не хотела быть грубой, но ее уже начинало раздражать постоянно угрюмое настроение Вульфрика.
— Я не смотрю по сторонам? Ах ты, такая-разэтакая нахалка! — воскликнул он в притворном негодовании.
— Милорд Вульфрик, — вмешался Падающее Облако. — Я вас строго предупреждаю: никогда больше не разговаривайте с моей госпожой и командиром в таком тоне и такими словами. — Он улыбался, но Халла оценила его заступничество.
— Ну хорошо… возможно, я все еще немного… не в себе, — согласился Вульфрик. — Однако я жив. — Церемониймейстер часто повторял эту фразу после кораблекрушения, и, казалось, его утешал сам факт того, что он по-прежнему ходит по земле. — Мне станет лучше, когда я вернусь во Фредериксэнд и немного поболтаю с Рулагом Медведем.
— Это слишком далеко на севере, брат, — ответил Падающее Облако, который отличался благоразумием по сравнению с прочими хвастливыми воинами.
— Ты прав, но мне необходимо быть именно там. Алахан нуждается во мне, как нуждался его отец, и я по-прежнему вассал Фредериксэнда и рода Слеза.
Он черпал силу духа в своих представлениях о чести и преданности, и Халлу это больше устраивало, чем его прежние жалобы насчет того, что он позволил убить Алдженона.
— И мне хочется увидеть, кто еще с ним снюхался. Мне очень пригодился бы корабль или два, набитые сумасшедшими берсерками, когда я встречусь с этим предателем и ублюдком. — Он на миг опустил голову. — И еще мне нужно сообщить Алахану и Ингрид о том, что их отец пал в бою.
— Это подождет, Вульфрик, — сказала Халла. — Неужели мы хотя бы один день не можем провести без разговоров о несправедливости и предательстве? У нас есть более важные проблемы — как остаться в живых. Пищи добыть неоткуда, и если мы завтра не доберемся до Ро Хейла, то люди ослабнут и не смогут преодолеть Глубокий Перевал.
Горные перевалы, которые вели от южной страны Свободных Отрядов на север, во Фьорлан, представляли собой природные укрепления, и зимой перейти их было невозможно. Халла знала, что если они не достигнут Глубокого Перевала в течение месяца, то завязнут в снегу и погибнут жалкой смертью.
— Найди тролля и следуй за ним по пятам, — усмехнулся Падающее Облако. — Если сможешь выдержать его вонь…
— А ты когда-нибудь встречал разумного тролля, Рексель? — хмыкнул в ответ Вульфрик. — Я как-то видел, как один из этих тупиц прыгнул со скалы, гоняясь за птицей.
Это вызвало смех среди находившихся поблизости людей, и Халла вновь была поражена способностью воинов смеяться перед лицом превратностей судьбы.
— Я никогда не встречала тролля, — вмешалась Халла, — вернее, видела их лишь издалека, но вблизи — нет.
— Ты немного потеряла, — сказал Падающее Облако. — У нас в Хаммерфолле они время от времени уничтожают целые деревни.
— А как же троллиные колокольчики? — спросил Вульфрик, продолжая этот довольно бессмысленный разговор. — По крайней мере, с ними можно заранее узнать о приближении тролля.
— Для этого сначала нужно выстрелить колокольчиком в тролля, а у нас не хватает баллист, способных пробить их шкуры. Вспомни, что Хаммерфолл — это не Фредериксэнд.
Мать рассказывала Халле об охотниках на троллей, которые забирались на высокогорные перевалы с тяжелыми баллистами, которыми управляли с помощью ворота, и эти баллисты стреляли в троллей огромными стрелами с бронзовыми колоколами. Гигантские стрелы не убивали этих тварей, а тролли были слишком тупы, чтобы сообразить, откуда доносится звон колокола; ходили рассказы о троллях, живших по несколько веков с застрявшими в их толстенных шкурах стрелами из баллист.
— Это уже немного похоже на план, — загадочно произнес Вульфрик.
— Какой план? — спросила Халла.
— Если бы мы смогли загнать стадо троллей на юг, то напустили бы их на ро. — Последовал громкий хохот, и настроение у людей в лагере несколько поднялось. — Бьюсь об заклад, им понравятся вкусные стальные латы.
— А я думаю, костлявые южане будут застревать у троллей в зубах, — не согласился Падающее Облако. — Тролль с расстройством желудка… думаю, зрелище не из приятных.
Они продолжали шутить и смеяться еще некоторое время после наступления темноты, и Халла вдруг обнаружила, что ей нравится общество этих людей. Каждый из них потерял друзей или родичей в бою или после нападения кракенов, но, несмотря на все это, люди Фьорлана сохраняли присутствие духа и просто радовались тому, что остались в живых. Вульфрик уже не напоминал прежнего самоуверенного воина, сейчас он стал более сосредоточенным и целеустремленным, чем неделю назад. Он не переставал говорить о потере своего вождя, но уже не обижался, когда Халла приказывала ему замолчать, и теперь она относилась к нему как к ценному бойцу, а не как к бесполезному полусумасшедшему. Если им суждено вернуться домой и отомстить Рулагу Медведю, отряду пригодится такой могучий воин — никто не отрицал, что Вульфрик с топором представлял собой устрашающее зрелище.
Она также узнала от Олеффа причину, по которой у Вульфрика не было родового имени, — необычное явление среди жителей Фьорлана, очень дороживших памятью о предках. Халла гордилась тем, что происходит из рода Летнего Волка, точно так же как Рексель гордился фамильным прозвищем Падающее Облако. Однако Вульфрик был единственным, кого называли только по имени, и Халле когда-то сказали, что его нельзя об этом спрашивать. Очевидно, история заключалась в том, что Вульфрик Взбешенный, сын Ларса Взбешенного, был предназначен для великих свершений; но так было до того дня, как отец его возглавил неудачный заговор против Рагнара Слезы и его обезглавили. Вульфрику оставили жизнь, но ему пришлось поклясться в вечной верности семье Слезы. Он отказался от родового имени, как бы желая смыть бесчестье. По мнению Халлы, это также объясняло его одержимость в служении Алдженону и его детям и его дикое возмущение предательством Рулага.
Она взглянула поверх пламени костра на обветренное, бородатое лицо церемониймейстера и обнаружила, что не могла бы обойтись без его присутствия. В памяти всплыло произнесенное шепотом замечание, которое она услышала после того, как они покинули побережье. Один молодой воин из Хаммерфолла сказал своему спутнику: «У нас все будет хорошо, потому что с нами Вульфрик». Халла знала, что это мнение разделяют и остальные, и знала, что ее отряд был бы не таким устрашающим без гиганта с боевым топором.
— Завтра потеплеет, — рассеянно произнес Падающее Облако, когда стих смех и наступили сумерки. — Надеюсь, у Отряда Призраков найдется чем накормить нас. Думаю, мой желудок перестанет со мной разговаривать, если я в ближайшее время не запихну в него мяса.
Халла улыбнулась и осознала, что тоже голодна, как никогда.
— Что у нас осталось?
— Немного, — ответил он. — Несколько мешков крапивы и грибов, все это не слишком сытное. Дождевой воды хватает, но мужчины нуждаются не только в питье, но и в еде… и женщины тоже. Ты как?
Она была несколько удивлена его озабоченностью, потому что с момента кораблекрушения к ней уже не относились как к слабой женщине. Она просто была одним из воинов — нет, больше того, она была командиром воинов, и если кто-то и сомневался в ее способности руководить отрядом, то держал свое мнение при себе.
— Не хуже тебя… но спасибо за заботу, — ответила она, почесывая глазницу под повязкой.
Халла обнаружила, что то место, где когда-то был глаз, чешется все сильнее за последние несколько дней, и думала, что это, возможно, нервное из-за неожиданно свалившейся на нее ответственности.
Когда они уже начали располагаться на ночлег среди камней, откуда-то донесся странный звук. Источник его находился далеко, и невозможно было понять, что это такое.
Люди, сидевшие у угасавших костров, подняли головы, и Халла увидела на их лицах озадаченное выражение. Никто сначала ничего не говорил, и все прислушивались; вскоре с той же стороны донесся новый звук. Свист, затем глухой стук. Он был негромким, но в ночи над безмолвным Травяным Морем его было далеко слышно.
— Где Олефф? — спросила Халла у Падающего Облака.
— Он с несколькими людьми отправился на холмы, разведать путь, который нам придется преодолеть завтра. — Он указал на довольно высокий скальный выступ, едва видный в отдалении. — Ушли несколько часов назад. Возвышенные места здесь редки, и, по-моему, он хочет убедиться в том, что нас не подстерегают какие-либо неожиданности.
Халла поразмыслила и решила, что нужно пойти на разведку.
— Падающее Облако, остаешься здесь. Вульфрик, пойдем, посмотрим, что там происходит.
Никто не возражал, и Вульфрик взял свой топор и пошел следом за Халлой. Некоторых раненов разбудил далекий непонятный звук.
— Спокойно, ребята, — сдержанно произнес Вульфрик, когда они проходили мимо людей, собиравшихся надевать кольчуги. — Пока ничего страшного не произошло.
Простые воины с уважением кивали Халле, когда командиры шли через лагерь; наконец они оказались на равнине. Каменный выступ по-прежнему находился довольно далеко, и Халла ускорила шаг, чтобы добраться до него быстрее.
На равнину опустилась ночь; Травяное Море окутал туман, и оно выглядело зловеще, покрытая росой трава скользила под ногами.
— Падающее Облако считает, что завтра мы увидим Ро Хейл, — обратилась Халла к Вульфрику, когда они спешили по равнине. — Я там никогда не была.
— Я был один раз, очень давно. Насколько я помню, это просто руины. Люди Отряда Призраков живут в туннелях под городом и не заботятся о том, чтобы восстановить крепость, — ответил Вульфрик и закинул топор на плечо, чтобы легче было идти. — Они будут удивлены, увидев нас.
— Пускай удивляются сколько душе угодно, только бы не забыли предложить нам поесть. — Халла и ее люди очень рассчитывали на встречу с Отрядом Призраков, чтобы получить пищу и отдохнуть, и она молилась о том, чтобы надежды эти не оказались напрасными.
Когда они приблизились к скале, Халла заметила, как кто-то слез с нее и направился к ним. Человек этот не старался двигаться незаметно, главной его заботой было побыстрее добежать до новоприбывших.
— Госпожа Летняя Волчица, — произнес явно возбужденный ранен, — Олефф послал меня за тобой.
— Ну что ж, ты меня нашел. Что это за шум? — спросила она.
— Лучше ты сама поднимись и посмотри. — Он развернулся и побежал обратно к высоким камням.
— Что там? — крикнул ему вслед Вульфрик, когда они заторопились за ним.
— Вы сами увидите, — повторил воин.
У подножия высокой скалы Халла подняла голову. На скале росли невысокие, искривленные деревья, обеспечивавшие укрытие для разведчиков Олеффа, и виднелись многочисленные трещины и щели, благодаря которым можно было относительно легко забраться наверх.
Карабкаться было невысоко, но они поняли, почему Олефф выбрал это место в качестве наблюдательного пункта. Это было самое возвышенное место на равнине, и отсюда во все стороны хорошо просматривались земли Отряда Призраков.
Пригнувшись, Халла медленно двигалась между деревьями. Вульфрику было труднее пробираться за ней к вершине из-за своего массивного телосложения, и она слышала, как он ругается шепотом.
— Халла, это ты? — раздался голос из-за деревьев.
— Олефф… — произнесла она вместо приветствия, присоединяясь к оружейнику, прятавшемуся за скалой и смотревшему на юго-восток.
Вульфрик приблизился к ним, скорчился рядом, и они с Халлой наконец увидели источник шума, встревожившего их.
В нескольких сотнях шагов от их наблюдательного пункта, среди Травяного Моря, виднелось множество лагерных костров. На равнине были установлены палатки и укрепления для нескольких тысяч воинов, и Халла ахнула в ужасе, заметив развевавшийся на ветру штандарт Красных рыцарей ро. Там были и другие штандарты, которых она прежде не видела, а на краю лагеря стояли осадные машины. Задержав дыхание, Халла осматривала открывшуюся перед ней картину. Очертания города с низкими крепостными стенами виднелись в отдалении, и осаждавшая город армия швыряла в него огромные камни, которые свистели, пролетая по воздуху, а затем с глухим стуком ударялись в стены.
— Да поможет нам Рованоко, — прошептал Вульфрик. — Это же Ро Хейл.
Город Отряда Призраков действительно осаждала армия Красных рыцарей, на его стены обрушивался град гигантских валунов, а защитников нигде не было видно.
Лагерь захватчиков казался огромным, но сейчас он почти опустел, потому что основная часть воинов окружила город. Халла никогда не видела за один раз такое количество рыцарей, и она спросила Олеффа:
— Сколько их там?
— Наверное, тысяч пять. В основном рыцари, но есть еще и Пурпурные священники, а также отряд королевской гвардии, — ответил он, не отрывая взгляда от осажденного города.
— Королевской гвардии? — повторил Вульфрик. — Что она здесь делает?
Олефф указал на штандарты, развевавшиеся над лагерем:
— Посмотри на белую птицу вон на том флаге. Это флаг короля Себастьяна Тириса.
Халла взглянула единственным глазом на лагерь и увидела небольшую группу закованных в латы людей, охранявших несколько больших палаток. Вульфрик посмотрел на геральдические знаки короля, и на его лице отразился гнев:
— Король Тор Фунвейра вторгся в Травяное Море? В последний раз подобное случилось двести лет назад.
Все жители Фьорлана знали о веках, которые их братья-южане провели под властью ро, и их глубоко оскорбила новость о том, что подобное может произойти снова. Вульфрик сжал руки в кулаки, и Халла заметила даже, что он потянулся к рукояти топора. Гигант из Фредериксэнда пополз вперед и вытянул шею, чтобы лучше видеть.
— Люди Отряда Призрака в ловушке… эти ублюдки ро уморят их голодом, будут швыряться камнями, пока не разрушат стены, а потом легко поубивают всех, кто остался в живых. — Ему откровенно не терпелось вступить в схватку. — Боевая тактика ро основана на численном превосходстве, они просто трусы… но Отряд Призраков падет, им даже не дадут возможности сражаться.
Олефф и Вульфрик завели долгий разговор насчет бесчестного способа сражаться, который применяют ро, и все больше и больше злились из-за собственной беспомощности.
Халла перестала их слушать; в ее мозгу начала формироваться мысль. Она отвернулась от города и попыталась как следует рассмотреть лагерь, лежавший внизу. Горело всего несколько костров, только большие палатки были освещены, и она решила, что рыцари, окружившие Ро Хейл, проведут ночь вокруг города. Время от времени она замечала среди палаток человека в позолоченных доспехах, сверкавших в лунном свете, и попыталась оценить число воинов, оставшихся в лагере. Увидев немногочисленные костры и церемониальные доспехи гвардейцев, Халла пришла к выводу, что в лагере осталась только личная охрана короля — не более трехсот человек, а может быть, и меньше. Однако больше всего ее заинтересовали оставленные на краю лагеря баллисты и катапульты, которые не использовались в осаде. Воины вокруг них отсутствовали, но одна баллиста вроде была заряжена и готова к бою. Судя по всему, артиллерия, использовавшаяся в осаде, представляла собой в основном машины, стрелявшие на короткое расстояние, и предназначены они были для разрушения укреплений, а более крупные механизмы, оставшиеся в лагере, использовались для швыряния камней на довольно большое расстояние.
— У меня есть мысль, — тихо произнесла она, и мужчины прекратили разговор и обернулись к ней. — Вульфрик, возвращайся в наш лагерь и собирай людей. Только оружие и легкие доспехи, нам нужно будет передвигаться скрытно.
Он недоуменно посмотрел на нее.
— Халла, я всегда за то, чтобы сражаться, даже с превосходящим противником, но атаковать этих рыцарей — просто самоубийство.
— А мы и не будем атаковать этих рыцарей, — ответила она, указывая на город. — Мы будем атаковать вон тех. — И она указала на королевский лагерь. — Вряд ли король лично участвует в осаде, как по-твоему?
Олефф покачал головой:
— Полагаю, он попивает вино у входа в палатку, слушая Пурпурных священников, которые объясняют ему, какой он умный.
— И мы сможем быстро прекратить осаду, если захватим его в плен, верно?
Когда до воинов дошло, что она собирается делать, Вульфрик прикусил губу, чтобы не разразиться ликующим хохотом.
— Алеф Летний Волк, оказывается, жив-здоров и разговаривает с нами устами своей дочери.
— Нет, он мертв, и ты слышишь голос Халлы Летней Волчицы, воительницы Рованоко и госпожи Тиргартена, — с гордостью ответила она.
Вульфрик поклонился:
— Да, моя госпожа.
Олефф принялся разглядывать погруженный в темноту вражеский лагерь, оценивая силы противника.
— Если мы обойдем эти скалы и нападем на них прямо с востока, нас скроют темнота, туман и валуны. Если будем передвигаться тихо, они нас не заметят до последнего момента. — Он обернулся к Халле. — Я поражен; это прекрасная идея, моя госпожа. Лагерь расположен далеко от города, и армия рыцарей не увидит, как мы убиваем их людей.
— Погоди, я еще не закончила; у меня есть план и насчет этих катапульт, которые они так неосмотрительно бросили. — Халла насчитала десять катапульт и пять баллист — достаточно для того, чтобы нанести реальный ущерб осаждавшим. — Олефф, ты возьмешь двадцать человек и пойдешь к катапультам, когда мы захватим короля, ты с их помощью объявишь о нашем присутствии его армии. Убей как можно больше воинов, затем отступай к нашим позициям.
Когда она закончила, Вульфрик и Олефф зловеще усмехнулись, и Халла в душе обрадовалась тому, что они не оспаривают ее приказов и не пытаются взять командование на себя сейчас, когда планировалась битва.
— А если король откажется с нами сотрудничать, я начну отрубать ему пальцы по одному до тех пор, пока он не согласится, — сказал Вульфрик, сжимая рукоять топора.
Халла жестко посмотрела на него:
— Я отдала тебе приказ, воин… что ты до сих пор здесь делаешь? — Но она улыбнулась, когда Вульфрик стукнул себя по груди кулаком, отдавая честь. — Приведи людей к подножию скалы… запомни, никаких тяжелых лат, нам нужно двигаться как можно более бесшумно.
Халла внимательно следила за тем, что происходит внизу, пытаясь не думать о возможном провале своего плана. Допустим, они захватят в плен короля, и Отряд Призраков сможет отступить на восток и соединиться с другими Свободными Отрядами, но перед ней по-прежнему стояла проблема, куда вести собственных людей. Халла не сомневалась в том, что король Тор Фунвейра ценит свою жизнь гораздо дороже жизней своих рыцарей, но подозревала, что им придется держать его в заложниках достаточно долго, чтобы обеспечить безопасное отступление всем раненам. Людям из Фьорлана также необходимо двигаться на север, к Глубокому Перевалу, и это будет не особенно приятное путешествие, если по пятам за ними последуют пять тысяч рыцарей ро. Можно отдать монарха Отряду Призраков, а самим отправиться на восток, и тогда ро наверняка последуют за южанами. Вывод был прост: кто бы ни забрал заложника, армия Красных рыцарей бросится за ним в погоню.
— Олефф, далеко отсюда до Глубокого Перевала? — спросила она, обдумывая свои дальнейшие действия.
— Недели три ходу… если идти быстро. Южный Страж ближе. Если мы как можно скорее не перейдем через перевалы на север, наступит зима и мы застрянем к югу от гор, — ответил он.
— А самое безопасное место для Отряда Призраков — это Южный Страж, так? — Халла знала, что объединенные силы Свободных Отрядов могут противостоять армии рыцарей, но они были рассеяны по южной части Свободных Земель и редко собирались вместе.
— Да, я бы так сказал. Это крепость: высокие стены, катапульты — все, что нужно защитникам. У них недостаточно людей, чтобы сражаться с такой огромной армией на поле, но там у них будет больше воинов и больше шансов остаться в живых, чем в Ро Хейле. — Олефф был родом из Ранен Гара, могучей южной твердыни Отряда Серого Леса, и знал Свободные Земли лучше большинства жителей Фьорлана.
— Отлично, значит, мы потребуем от короля, чтобы он снял осаду и позволил людям Отряда Призраков как можно быстрее уйти в крепость Южный Страж. Когда они скроются из виду, мы направимся вместе с заложником на север.
Это был смелый план, и основывался он главным образом на предположении о том, что рыцари не захотят подвергать опасности жизнь своего короля. Халла решила рискнуть.
— Они будут нас преследовать, ты это понимаешь? — предупредил он ее.
— Вот и хорошо. Это даст Свободным Отрядам время организовать оборону. — Она постаралась говорить уверенным тоном.
— А что мы будем делать с королем, когда доберемся до Глубокого Перевала? — Он задал вопрос, над которым Халла сама ломала голову.
Она не знала, что отвечать, эта часть плана была пока у нее не готова, однако сделала невозмутимое лицо:
— Пожалуй, мы отпустим его в стране троллей, и пусть рыцари неделями бьются головами о камни, разыскивая его.
Олефф негромко рассмеялся и сказал:
— Я рад, что ты командуешь отрядом, госпожа Летняя Волчица. Ты спасешь жизнь многим раненам.
Услышав это, Халла ощутила необыкновенную гордость, но не показала виду, как ей польстила его похвала, и просто кивнула оружейнику Фредериксэнда.

 

Потребовалось меньше получаса на то, чтобы собрать людей из Фьорлана у подножия скального выступа, и Халла смотрела на подходящих воинов, желая убедиться, что никто не надел тяжелых металлических лат. Вульфрик четко передал ее приказ, и большинство воинов были облачены лишь в укрепленные кожаные нагрудные пластины или вообще были без доспехов — даже сам церемониймейстер снял свои тяжелые доспехи из шкур троллей. Все были готовы к бою и сжимали в руках топоры. Люди Фьорлана буквально рождались воинами, и Халла подумала, что ее отряд выглядит пострашнее любой армии.
— С этой минуты никто не произносит ни слова, — произнесла она шепотом. — Нам нужно преодолеть несколько сотен шагов открытого пространства, прежде чем мы попадем в лагерь. Олефф, ты со своими людьми захватываешь катапульты. Падающее Облако, ты отправляешься на север и наблюдаешь за рыцарями, осаждающими крепость; дай сигнал, если они догадаются о том, что тут происходит. Остальные за мной. Мы должны убить всех, кто находится в лагере, как можно быстрее и незаметнее, затем захватить короля.
Ожидавших воинов охватило радостное предвкушение сражения; некоторым пришлось сделать усилие, чтобы подавить желание выкрикнуть боевой клич. Взмахнув рукой, Халла и Вульфрик двинулись вперед и начали красться вдоль подножия скалы. Халлу поразило то, как тихо воины следовали за ней, и, прежде чем они достигли открытого пространства, ей всего лишь раз пришлось обернуться и приказать соблюдать тишину.
Пригнувшись у камней, она едва могла различить в темноте и тумане вражеский лагерь. Осажденный Ро Хейл находился севернее, и крепости видно не было, лишь мерцали лагерные костры, и время от времени камень из катапульты проносился по воздуху. Оказавшись на уровне земли, Халла убедилась в том, что они смогут незаметно подобраться к лагерю, и жестом приказала людям следовать за собой.
Они рассеялись на поле, покрытом росой; дорогу им освещала яркая луна, и, держа топоры наготове, люди из Фьорлана, пригнувшись, спешили к лагерю ничего не подозревающих врагов. Вульфрик держал тяжелый топор на плече. Халле было спокойнее, потому что гигант шел в бой рядом с ней, дрожа от предвкушения схватки.
Халла, приближаясь к лагерю, не испытывала жажды крови, скорее, ощущала бремя ответственности за своих людей и нетерпение; ей хотелось поскорее начать и закончить. Гвардейцы короля, должно быть, могучие противники, но она понимала, что, если рыцарей застать врасплох, люди из Фьорлана окажутся с ними на равных и даже превзойдут их.
Перед ними появилась вереница пустых палаток, и Халла осмотрелась в поисках часовых, но никого не заметила и понадеялась на то, что король настолько самоуверен, что оставил лагерь без охраны. Чуть замедлив шаг, она сделала знак Падающему Облаку, который с двадцатью воинами отделился от отряда и заторопился на север, поближе к рыцарям, осаждавшим Ро Хейл, затем жестом велела Олеффу отправляться к катапультам и баллистам. Люди из Фьорлана двигались решительно и целеустремленно, и Халла видела на их лицах выражение готовности к бою; они беспрекословно выполняли ее команды.
— Там, — прошептал Вульфрик, указывая на часового, которого заметил в конце ряда палаток, и дал сигнал следовавшим за ним людям соблюдать максимальную тишину.
Они остановились, Вульфрик передал свой топор Халле и извлек из-за пояса тяжелый кинжал. Пригнувшись как можно ниже к земле, Вульфрик отделился от остальных.
Он незаметно прокрался между темными палатками и возник за спиной одинокого часового, огромной ладонью зажал ему рот и перерезал кинжалом горло. Вульфрик обладал мощным телосложением, и убитый выглядел по сравнению с ним как ребенок.
Халла знаком велела остальным следовать за собой и быстро преодолела оставшееся до палаток расстояние. Вернув топор Вульфрику, она неслышно скользнула вперед между темными палатками и тлеющими кострами. Люди ее рассеялись по лагерю, двигаясь в тенях как можно тише. Над большими палатками, располагавшимися в центре лагеря, развевался королевский штандарт, а под ним другой флаг, с изображением пурпурного скипетра, — это означало, что в лагере присутствует также высокопоставленный Пурпурный священник.
Как Халла и надеялась, воины короля ничего не заметили и не ожидали нападения. Она знаком велела Вульфрику обойти эту часть лагеря с другой стороны с половиной людей, сделала глубокий вдох и двинулась вперед.
Ее оценка численности гвардейцев оказалась верной — триста человек, — но они не были готовы к бою, большинство были без доспехов и даже не вооружены. Люди ро сидели вокруг костров или спали в палатках, и вид врагов, беззаботно отдыхавших неподалеку от осажденного Ро Хейла, сильно разозлил Халлу. Она со своими воинами приблизилась к последнему ряду пустых палаток и подождала, пока Вульфрик с остальными не займет свою позицию.
— Я начинаю, — обратилась она к людям, следовавшим за ней, выпрямилась, приготовила топор и устремилась к гвардейцам.
В тот момент, когда Халла выбежала из укрытия на свет, примерно двести воинов из Фьорлана обрушились на лагерь со всех сторон и быстро наводнили его. Один воин ро, расположившийся у костра с бутылкой вина, поднял взгляд и в ужасе уставился на женщину. Она взмахнула топором и одним мощным ударом отрубила ему голову.
Не сразу раздались тревожные крики. К тому моменту, как люди короля сообразили, что происходит, жестокие воины с топорами уже перебили множество гвардейцев. Лишь несколько людей ро имели наготове оружие, и большинство из них встретили мгновенную смерть, даже не успев подняться с мест.
Халла не останавливалась и вела своих людей вперед, к центру лагеря, убивая всех, кто пытался преградить ей дорогу. Она убила какого-то человека, надевавшего свои золотые латы, и другого, который никак не мог вытащить из ножен меч. Она видела поблизости Вульфрика, и великан расчищал себе дорогу с северной стороны, двигаясь в направлении палатки короля.
Через несколько минут Халла, Вульфрик и их люди уже стояли на центральной площадке перед двумя большими палатками, прямо под знаменами Тор Фунвейра. Растерянные Пурпурные священники, в латах и полном вооружении, загородили им дорогу, а отряд воинов с копьями плотным кольцом окружил главную палатку.
— Убить их всех! — взревел Вульфрик, не останавливаясь, взмахнул топором и напал на ближайшего священника.
В ночной тишине раздавались боевые выкрики и брань. Северяне убили множество гвардейцев, и Халла с удовлетворением отметила, что священников и людей с копьями гораздо меньше, чем свирепых воинов Фьорлана.
Пурпурные священники искусно владели мечами, и над лагерем разносился звон стали. Халла надеялась на то, что они слишком далеко от Ро Хейла и основная часть армии их не услышит.
И тут ей пришлось вернуться к реальности: священник, с которым она сражалась, отразил удар ее топора искусно нанесенным выпадом и ранил ее в плечо. Вскрикнув от боли, она упала на землю, но, к счастью, один из ее воинов разрубил череп ее противнику, прежде чем тот успел ее добить. Халла быстро вскочила на ноги и, не обращая внимания на боль, снова вступила в бой.
Наступление их было остановлено, и теперь им с трудом удавалось продвигаться вперед через последнюю линию обороны, чтобы добраться до королевской палатки. Халла, перехватив топор другой рукой, парировала удар копья, отрубила руку напавшему на нее и отбросила гвардейца прочь с дороги.
Слева от нее сражался Вульфрик, и его невозможно было не заметить — самый могучий воин Фредериксэнда возвышался над окружающими, он представлял собой кошмарное зрелище, ярость и вращающийся топор, и он уничтожал любого, у кого хватало глупости встать у него на пути. Халла увидела у палатки нескольких священников, которые выглядели старше и явно были более опытными в бою, чем остальные, и один из них, темноволосый человек в богато украшенных доспехах, целеустремленно продвигался к Вульфрику. Пурпурный священник с молниеносной быстротой успел убить нескольких людей Халлы, но его волновал только великан с топором.
— Варвар, — взревел он, словно вызывая противника на бой, — я кардинал Мобиус, член Пурпурного ордена, и твой Ледяной Гигант больше не имеет здесь власти.
Вульфрик тоже взревел, подняв взгляд к небу, в уголках его рта показалась пена, признак боевого безумия; обезглавив двух священников, он ринулся к Пурпурному кардиналу. Их по-прежнему разделяли несколько человек, но оба явно были намерены сразиться друг с другом. Она попыталась сосредоточиться на собственных противниках, но в глубине души беспокоилась о своем друге. И странно было посреди кровавого боя вдруг подумать о том, что Вульфрик действительно стал ей другом.
Она вырвала копье из рук очутившегося перед ней гвардейца и швырнула его в священника, стоявшего над телом павшего северянина. Ранен был еще жив, и он слабо кивнул в знак благодарности Халле, затем уполз с места схватки. Она развернулась и не увидела поблизости никого, с кем можно было бы сразиться. Вход в королевскую палатку по-прежнему охраняли священники, хотя Вульфрик и его люди несколько потеснили их, прежде чем появился кардинал Мобиус и остановил их атаку. Вокруг валялись тела убитых, в основном ро.
— Помогите им, — приказала она своим людям, находившимся поблизости, и указала на раненов, сражавшихся у входа в палатку короля.
Один из ее воинов при виде того, что Халла ранена, предложил ей руку, Халла Летняя Волчица тяжело оперлась на него и, повернув голову, заметила, что Вульфрик приближается к кардиналу Мобиусу.
Двое воинов скрестили оружие, и остальные расступились. Звук удара топора о клинок меча был оглушителен, и Халла поняла, что кардинал не менее опасен, чем Вульфрик. Они сражались совершенно по-разному. Вульфрик полагался на свою неимоверную, сверхъестественную силу, тогда как Мобиус был дуэлянтом, он то наступал, то отступал, словно выполняя некий сложный танец. У них было слишком разное оружие — двуручный топор против длинного меча и щита, — и Халла подумала, что эта стычка является чем-то большим, чем простой поединок.
Гвардейцев с копьями уже окружили, убивая без всякого милосердия, а перед палаткой короля осталась лишь кучка священников, ничтожная перед превосходящим числом людей Халлы. Взглянув на север, женщина-воин заметила сигнал Падающего Облака: он давал понять, что уничтожил нескольких часовых и гвардейцев, охранявших ту часть лагеря, и знала, что Олефф сейчас наверняка заряжает катапульты и готовится к стрельбе.
Мобиус уклонился от мощного удара топора и ловким выпадом поразил Вульфрика в бок. Удар был скользящим, но северянин поморщился, и люди из Фьорлана забеспокоились.
— А ты быстр, Пурпурный человек! — выплюнул Вульфрик, и двое продолжили кружить друг напротив друга.
Оба видели, что бой уже завершен и ранены одержали победу. Воины из Фьорлана теснились у палатки короля, давая место Вульфрику и Мобиусу для поединка.
— Вульфрик, мы закончили! — крикнула Халла. — А ты, — она кивнула в сторону Мобиуса, — бросай оружие, сопротивление бесполезно.
— Я служитель Одного Бога! — проревел тот. — Я никогда не сдамся варвару.
Ранены двинулись вперед, чтобы схватить его. Халла подняла руку, давая знак, что кардинала убивать не следует.
— Заберите у него меч и свяжите его! — приказала она людям, находившимся ближе всего к ней.
Пурпурные священники и люди ро у всех ассоциировались с многовековым порабощением народа раненов. Из ближайших палаток принесли веревки и начали окружать священника. Халла прошла мимо воинов и дала знак Вульфрику следовать за собой. Раненый церемониймейстер неохотно двинулся за ней к палатке вместе с четырьмя воинами.
— Мой король, мы побеждены! — крикнул кардинал Мобиус.
Он запутался в веревках, неуклюже рухнул на землю и выронил меч.
— Проклятые варвары! — злобно вскричал он, угодив лицом в грязь.
Люди из Фьорлана начали пинать его ногами, бить кулаками, через несколько секунд он потерял сознание, и его надежно связали по рукам и ногам.
— Я бы его одолел, — тихо сказал Вульфрик. — Это был вопрос времени.
— У нас нет времени, — возразила Халла. — Давай закончим то, что начали.
Вульфрик кивнул и резким движением отбросил в сторону полог палатки. Халла с воинами вошла внутрь, Вульфрик последовал за ними. Они очутились в роскошном жилище, среди мехов и геральдических символов, и принялись искать короля Тор Фунвейра.
На низком столе лежала большая карта южных земель раненов. Стены палатки украшали штандарты Тириса и других аристократических домов Тор Фунвейра — в основном это были птицы различных видов и цветов. Пуховое одеяло на огромной кровати, застланной белым бельем, было отброшено в сторону, а на столике у кровати виднелись остатки еды — похоже, оленины. Когда Халла двинулась к дальней стене палатки, она услышала из-под кровати какой-то звук, похожий на всхлип. Приподняв брови, она указала на нее Вульфрику, и тот, размашистыми шагами подойдя к деревянной кровати, перевернул ее.
На полу, закрыв голову руками, скрючился человек; он был одет в простую белую одежду, выглядел лет на пятьдесят пять. Он был чисто выбрит, от него слегка пахло духами. Фигура короля Себастьяна Тириса сейчас выглядела совсем не по-королевски, и лужица на полу показывала, что монарх действительно очень испугался.
— Неужели вы описались, ваше величество? — со зловещей ухмылкой осведомился Вульфрик.
— Пожалуйста, — воскликнул король, — не убивайте меня… Я дам вам золота… много золота, драгоценных камней… только оставьте мне жизнь. — Он поднял на них налитые кровью глаза, и Халла пришла в ярость при мысли, что такой трусливый червь явился причиной смерти стольких людей.
— Мы не собираемся вас убивать… милорд. — Она буквально выплюнула последнее слово. — Вы теперь наш пленник. Привыкайте к этому. Мое имя Халла Летняя Волчица, а это Вульфрик, распорядитель собрания лордов Фредериксэнда. — Она повернулась к Вульфрику и приказала: — Подними этого короля и уведи его отсюда.
— Ну-ка, идемте, ваше величество, мы с вами скоро станем лучшими друзьями. — Великан грубо поставил короля на ноги и наморщил нос, увидев лужу мочи. — Неужели королей Тор Фунвейра не учат пользоваться выгребной ямой? А я думал, мы здесь варвары, — издевательски произнес Вульфрик.
Он взял своей огромной лапой трясущегося от страха монарха за шиворот и вывел его из палатки. Снаружи раздались приглушенные ликующие крики собравшихся воинов Фьорлана — это они увидели охваченного ужасом, жалкого короля Тор Фунвейра. Глаза его сделались совершенно круглыми, когда он очутился в толпе раненов, каждый из которых с радостью убил бы его, дай ему только волю. Затем он взглянул на трупы гвардейцев и священников и заметил связанного кардинала Мобиуса, которого взвалил себе на плечи какой-то человек.
— Ну а теперь, ваше величество, — сказала Халла, — нам нужно, чтобы вы сняли осаду с города. — Она старалась говорить как можно более грозно, несмотря на то что ее отвлекала усиливавшаяся боль в спине. — Если вы не сделаете в точности то, что я скажу… этот человек, — она указала на Вульфрика, — начнет резать вас на кусочки.
Вульфрик улыбнулся королю Себастьяну:
— Я начну с твоих пальцев… потом отрублю кисти… а к тому времени, когда придут твои воины, чтобы опознать твое тело, от него ничего не останется.
Король, трясущийся в цепкой руке Вульфрика, кивнул Халле. Он совершенно пал духом, и люди Фьорлана смотрели на своего командира с молчаливым восхищением. Ее план пока что работал, и погибли лишь несколько раненов.
Отряд людей, спрятав оружие, торопливо пробирался к королевской палатке с севера. Падающее Облако присоединился к ним через минуту и озабоченно взглянул на Вульфрика и Халлу.
— Вам двоим нужно перевязать раны, — сказал он.
— Это подождет, — ответила Халла. — Рексель Падающее Облако, представляю тебе короля Себастьяна Тириса.
Вульфрик толкнул монарха вперед; Падающее Облако оглядел пленника, приподнял брови и улыбнулся:
— Что-то вид у него не больно царственный, а?
— Рексель, не насмехайся, — сказал Вульфрик. — Бедный ягненок обмочился… из-за такого у любого человека испортится настроение.
Стоявшие поблизости воины расхохотались.
— У нас еще могут возникнуть проблемы, — вмешалась Халла более напряженным голосом, чем ей хотелось бы. — Так что давайте не отвлекаться, пока не закончим.
Когда они миновали крайнюю линию пустых палаток и тела убитых Падающим Облаком и его людьми, Халла увидела на равнине множество рыцарей и катапульты, расставленные вокруг стен. До осаждавшей армии было довольно далеко, но Халла все равно едва не ахнула от ужаса, увидев огромное число врагов, окруживших Ро Хейл.
Прямо перед ними стояли десять катапульт — высоких деревянных машин, предназначенных для того, чтобы бросать камни на большое расстояние, — и Олефф Твердолобый радостно улыбнулся, увидев Халлу.
— Госпожа Летняя Волчица, артиллерия готова, — весело сообщил он. — А кто твой новый друг, Вульфрик?
— А, не обращай внимания, это просто король, я нашел его под кроватью в палатке, он умолял не убивать его, — ответил воин-гигант.
Олефф шагнул к пленному монарху.
— Трусливый сморчок, — проворчал он и плюнул королю в лицо.
— Прошу вас, — взмолился король Себастьян, — моя жизнь дорого стоит… если вы не причините мне вреда, вы станете богатыми.
Олефф буквально взвился:
— Оглядись по сторонам, недоумок, разве похоже, что нам нужны деньги?
— Довольно, Олефф! — приказала Халла. — Катапульты готовы?
Оружейник обуздал свой гнев и обернулся к Халле:
— Прошу прощения, госпожа, редко приходится смотреть в лицо человеку, на совести которого смерть стольких невинных людей… когда я вижу ро, то забываю о хороших манерах. — Он сделал глубокий вдох и продолжал: — Десять катапульт и пять баллист заряжены и нацелены. Камни полетят в ближайший отряд рыцарей, они не смогут этого не заметить.
— Отлично. Падающее Облако, построй людей в колонны у нас за спиной. Пусть примут угрожающий вид, но ничего не предпринимают.
Рексель кивнул и, развернувшись, принялся отдавать приказания людям Фьорлана, которые выстроились позади катапульт.
— Вульфрик, я думаю, они нападут на нас сразу же, как только сообразят, что происходит, — обратилась она к своему помощнику, который, схватив короля своей могучей рукой поперек туловища, оторвал его от земли. — Как только они окажутся достаточно близко, покажи им нашего пленника.
— И давайте будем надеяться на то, что они остановятся, — пошутил Олефф.
— Остановятся… они остановятся… — брызжа слюной, воскликнул король, висевший в совершенно неподобающем положении под мышкой Вульфрика. — Я прикажу им остановиться, и они не будут рисковать моей жизнью.
Король Себастьян походил не на короля, а на изнеженного аристократа — он резко отличался от правителей, с которыми привыкла иметь дело Халла Летняя Волчица. Алдженон Слеза скорее расстался бы с жизнью, чем позволил взять себя в плен, и женщина-воин на миг посочувствовала народу ро, которому приходилось жить под властью подобного человека.
Она подошла к Вульфрику и уставилась королю Себастьяну прямо в лицо единственным глазом.
— Советую вам выкрикнуть приказ своим людям как можно громче, ваше величество, — произнесла она. — Мы же не хотим, чтобы рыцари вас не расслышали, правильно? Если это случится, обещаю, вы умрете первым.
На лицах ее воинов отразилась гордость. Люди, выжившие после сражения в море кракенов, не видели ничего хорошего в течение последних нескольких недель, но сейчас, когда суровые воины смотрели на своих командиров и плененного короля, их охватило ликование при мысли о том, что они добились своего в ситуации, казалось бы, совершенно безнадежной.
— Олефф, отправь рыцарям мой пламенный привет, — приказала Халла.
— С превеликим удовольствием, госпожа, — ответил он, почтительно отдавая ей честь.
Он взмахнул рукой сверху вниз, ранены, стоявшие у катапульт, взялись за рычаги, и машины ожили. Каждая осадная машина издала громкий звук, заскрипели деревянные детали. Десять огромных камней взлетело высоко в воздух. Халла проследила за их полетом; они исчезли в темном небе, затем резко устремились вниз.
Как упал первый камень, было очень хорошо слышно даже с такого расстояния. Халла видела, как люди в доспехах разбегались во все стороны: камни сыпались в самую гущу войска Красных рыцарей. Разумеется, их лиц было не видно, она могла только догадываться, какое смятение вызывал этот неожиданный обстрел, но отряды, в которые попали камни, немедленно рассеялись, строй был нарушен, а другие, уцелевшие, начали отступать от городских стен, чтобы перестроиться. Она услышала звук трубы — без сомнения, сигнал тревоги, — и вскоре добрая четверть армии, осаждавшей город, на полной скорости устремилась обратно к лагерю.
Рыцари скакали по размытой дождем земле, выставив перед собой длинные копья. Не похоже было, чтобы они заметили, кто стрелял, но то, что камни прилетели из королевского лагеря, вызвало у них обоснованную тревогу.
— Спокойно, парни. — Вульфрик продолжал крепко держать короля. — Выглядит это страшновато, но скоро они остановятся.
— Покажи им пленника, — спокойно распорядилась Халла.
— Приготовьтесь кричать изо всех сил, ваше величество.
Вульфрик без малейших усилий поднял короля повыше. Король Себастьян был человеком нормального роста и телосложения, но в руках Вульфрика напоминал ребенка.
Рыцари неслись к ним на довольно большой скорости, выглядели они действительно устрашающе, и собравшиеся северяне заволновались, хотя и не думали отступать. Они отчаянно надеялись на то, что наступление прекратится, как только люди ро увидят своего монарха в плену врагов. Халла заметила среди всадников какого-то Пурпурного священника и человека средних лет в богатых доспехах, который, как она предположила, являлся командиром подразделения или даже всей армии.
— Стойте! — крикнул король сквозь слезы.
— Громче! — велел Вульфрик, слегка двинув ему кулаком под ребра.
— Мои рыцари, остановитесь! — завопил король, повысив голос до предела.
Молодой Пурпурный священник, который скакал во главе отряда, прищурился, чтобы разглядеть, кто кричит. Когда он понял, что король попал в плен к раненам, то поднял копье и с силой натянул поводья. Рыцарь-командующий со смесью удивления и гнева смотрел на воинов из Фьорлана, и рыцари, следовавшие за ним, тоже натянули поводья. Несколько лошадей встали на дыбы и сбросили всадников, а еще несколько врезались на полной скорости в тех, кто скакал впереди, потому что приказ не сразу достиг арьергарда.
Примерно тысяча всадников ро остановилась на погруженной в темноту равнине перед линией катапульт.
— Мне кажется, мы привлекли их внимание, — нервно произнес Олефф, глядя на многочисленный отряд противника.
Пурпурный священник в шлеме с изящным гребнем проскакал мимо основной массы рыцарей, а за ним последовал командующий армией. Они отделились от остальных и рысью направились к позициям Халлы. Остальные люди ро медленно последовали за командирами, и многие из них так и не поняли, в чем дело.
— Освободи короля, раненский еретик! — приказал священник, вытаскивая длинный меч.
— Брат Джакан, — крикнул дрожащим голосом король, — убери оружие в ножны, немедленно.
Вульфрик опустил короля на землю и приставил к его горлу лезвие топора.
Командующий армией, менее импульсивный, чем священник, подъехал немного ближе и оглядел раненских воинов. Взгляд его скользнул по трупам убитых гвардейцев и бесчувственному телу кардинала Мобиуса, которое, словно мешок, держал на плечах один из воинов.
Красный рыцарь был старше священника, и на лице его виднелись многочисленные шрамы, а один шрам тянулся через всю левую щеку.
— Командующий армией, рыцарь Тристрам, — обратился к нему король, — приказываю снять осаду с города и отступить. — В голосе его слышался смертельный ужас, взгляд был прикован к окровавленному топору, приставленному к его горлу.
— Фьорлан отсюда далеко, — спокойно заметил рыцарь, обращаясь к Вульфрику. — А отряд у вас маленький… у вас нет ни армии, ни надежды на спасение.
— Я бы на твоем месте прислушалась к словам своего короля, Красный человек! — сурово проговорила Халла, стоявшая рядом с Вульфриком. — Снимайте осаду, и никто больше не умрет.
— Молчать, одноглазая! — рявкнул священник, и все ранены взмахнули топорами и приготовились к бою.
Священнослужитель был явно поражен этой демонстрацией солидарности, и даже его конь встал на дыбы, когда двести человек с топорами зарычали на врагов, впившись в них гневными взглядами.
— Только попробуй еще раз так заговорить с ней, и мой друг отрежет кое-что твоему королю! — заорал Олефф.
Для того чтобы показать серьезность намерений, Вульфрик схватил руку короля и сильно отогнул ему пальцы, на его лице появилась хищная ухмылка. Король взвыл от боли, и люди ро замерли от ужаса.
— Довольно! Освободите короля… сейчас же! — крикнул брат Джакан.
Он продолжал держать в руке меч, несмотря на приказ убрать его, и Халла подумала, что священник вполне способен совершить какую-нибудь глупость.
Она подошла к командующему и спокойно проговорила:
— У вас нет выбора, сэр Тристрам. Отзовите всех своих воинов обратно сюда, в лагерь. А мы заберем вашего короля и войдем в Ро Хейл — и вы нас пропустите.
Рыцарь взглянул на нее серьезно, хотя и в некотором смятении. Тристрам обдумывал варианты действий, слушая женщину-воина, и он показался ей гораздо более разумным и уравновешенным, чем Пурпурный священник, который продолжал размахивать мечом.
— Что ж, согласен, — бесстрастно, но с явной неохотой произнес командующий армией. — Если королю причинят хоть малейший вред, я найду тебя даже на краю земли.
Халла улыбнулась:
— Мы отпустим его на свободу, когда Отряд Призраков совершит недельный переход отсюда на восток, а мы — такой же переход на север. Это понятно?
Тристрам заскрежетал зубами и кивнул, пытаясь сдержать ярость.
— Это преступление против Одного Бога! — вознегодовал Пурпурный священник. — Вы освободите его немедленно.
Северяне сделали шаг вперед по приказу Падающего Облака, а Вульфрик схватил короля за волосы.
— Это земля Рованоко, парень, — произнес могучий воин. — Твой бог не любит холодов.
Халла отошла от рыцаря и повернулась к брату Джакану, который гневно уставился на Вульфрика.
— Если я увижу, что кто-нибудь покидает этот лагерь, пока мы будем в городе, король лишится кисти руки. Если вы попытаетесь преследовать нас, он лишится всей руки, — громко произнесла она, чтобы все присутствующие слышали. — Можете отправить кого-нибудь за ним через неделю — но не больше пяти человек. Мы привяжем его к дереву, и постарайтесь добраться до него раньше, чем это сделают тролли.
Брат Джакан хотел что-то сказать, но сэр Тристрам не позволил ему — схватил его за руку и оттащил назад. Красные рыцари выглядели невесело, и Халла вздохнула немного свободнее.
— Делайте, как она говорит! — вскрикнул король Себастьян, словно испуганный ребенок.


Глава одиннадцатая
Магнус Рагнарссон, по прозвищу Вилобородый, в городе Ро Канарн

 Магнус выглянул в небольшое зарешеченное окно и увидел спину часового, силуэт которого вырисовывался на фоне луны. После появления Аль-Хасима сэр Нейтан настоял на том, чтобы возле тюремных окошек дежурил рядовой воин, и вот уже почти месяц человек этот постоянно присутствовал в жизни Магнуса — помимо Кастуса.
Возможно, и существовал какой-то шанс на побег или спасение, но раненский жрец бросил об этом думать. Его переполняла тревога за судьбу своего народа с того момента, когда он увидел, как королевская армия движется на север, в Травяное Море. Капитан Хоррок был превосходным командиром, но ведь он всего лишь крестьянин и стоит во главе отряда таких же крестьян. Если воины из Фьорлана не смогут ему помочь, как это утверждала ведьма, Отряд Призраков будет либо уничтожен, либо вынужден отступить на север, к горам, это Магнус понимал. Кроме того, его терзал страх за Аль-Хасима и Бронвин. Он ничего не слышал о них уже месяц, с того момента, когда Вереллиан отправился за ними в погоню, и теперь им наверняка предстояло разделить судьбу Хоррока и людей Отряда Призраков.
Мир менялся, и Магнус проклинал свое заключение и вынужденное бездействие в такие дни, когда колеса судьбы вращались быстрее, а люди играли в непонятные игры. Он хотел почувствовать прикосновение солнечных лучей к своему лицу, хотел вновь взять в руки Скельд. Шла война, в которой можно было прославиться, а члены ордена Молота не какие-то бессловесные животные, на которых не обращают внимания, а люди, всегда сражающиеся на передовой, демонстрирующие врагам раненов мощь Рованоко.
Он видел ночное небо Канарна за плечами часового, чувствовал запах соленой воды, который снова воцарился в городе после тех нескольких недель, когда здесь пахло только смертью. Обстановка в городе была более или менее спокойной, потому что Певайн и его ублюдки обосновались в прежней канцелярии лорда-маршала у пристаней, а рыцари почти не выходили из крепости. Люди Канарна, оставшиеся на свободе, были поглощены ежедневными заботами — очередями за скудными порциями пищи и воды, которые выдавал Певайн, и почти половина населения города медленно умирала с голоду, а остальные были уже мертвы, и пепел их рассеялся по главной площади.
Риллиона и Нейтана судьба жителей Канарна не волновала. Магнус не видел этих высокопоставленных рыцарей почти две недели и ничего не слышал о них. Он решил, что Риллиона по-прежнему раздражает пребывание в крепости в то время, когда король и кардинал Мобиус отправились на север. Командующему рыцарей оставили малочисленный гарнизон, в городе хозяйничали в основном наемники, пока рыцари сидели в крепости и жаловались на свою несчастную судьбу.
Волшебница осталась в городе, и ее уверения, что боевой флот из Фьорлана не появится, позволили рыцарям ни о чем не беспокоиться. Простая истина, как понимал ее Магнус, состояла в том, что никто не придет на помощь ни к нему, ни к народу Канарна.
В полнолуние небо было ясным, стоял холод, хотя его было и не сравнить с холодами, наступавшими зимой дома у Магнуса, далеко на севере. Он тосковал по заснеженным полям и покрытому льдами морю, и его вдруг пронзила тоска, когда он понял, как давно не видел брата и родные края. Заключение в тюрьме глубоко оскорбляло его, но бездействие в то время, когда его брат и его народ боролись за выживание, было выносить слишком тяжело.
Он был одет в те же самые шерстяные штаны и черную рубаху, в которых его больше месяца назад привели сюда, и исходивший от него запах раздражал Магнуса не меньше тюремного заключения. Его лицо и руки были относительно чистыми, он по-прежнему ежедневно получал чистую воду, а кроме того — жидкую водянистую овсянку и хлеб, но новую одежду ему никто не собирался выдавать, и еще ему ужасно хотелось почувствовать успокаивающее прикосновение кольчуги.
Выглянув из окошка своей тесной камеры, Магнус на миг подумал, что в другом конце каменного желоба происходит какое-то движение. Пока он пытался приглядеться, откуда ни возьмись появилась какая-то темная фигура. Держась в тени, человек бесшумно двигался к часовому. Когда неизвестный скрючился около окошка соседней камеры, ранену показалось, что он различил за спиной у человека длинный лук. Магнус не видел лица неизвестного, но не знал ни одного человека из народа ро, который стал бы пользоваться подобным оружием; он улыбнулся, заметив на поясе у человека катану в ножнах. Воин, стоявший на часах, не подозревал о появлении постороннего и думал о своем, прислонившись к каменной стене. Он был явно сыт по горло очередным бессмысленным ночным дежурством.
Несчастный еще не понял, что тоскливые дежурства близятся к концу. Рам Джас Рами, киринский наемный убийца, начал бесшумно приближаться к часовому со спины.
Магнус не видел кирина уже несколько лет. Лицо Рам Джаса скрывал капюшон черного плаща, кирин крался к часовому, словно хищник к добыче. Незаметно приблизившись на расстояние ярда к своей жертве, он медленно и беззвучно извлек из ножен катану и выпрямился во весь рост. Стражник по-прежнему ни о чем не подозревал, он даже зевнул и надул щеки — неосознанное выражение усталости и скуки.
Рам Джас держал катану клинком вниз, другую руку медленно поднес к горлу стражника, в последний миг прикрыл ладонью рот человека, вонзил клинок ему в бок, почти под мышкой, и резко повернул вниз. Часовой умер мгновенно, успев издать лишь слабый стон. Рам Джас осторожно забрал его меч и положил тело на землю. Затем кирин высунулся из желоба, чтобы посмотреть, не видел ли кто-нибудь убийства, снова скрылся в тени и подтащил тело убитого к окошку камеры Магнуса.
— Экий ты вонючий, — сказал он со своей обычной наглой ухмылкой, которая бесила Магнуса и за которую кирин не раз получал от северянина тумаки.
— А ты страшен как грех, — ответил жрец, протягивая старому другу руку через решетку. — Рад видеть тебя, кирин.
— Я тоже, ранен, — ответил Рам Джас, и улыбка его стала еще шире, когда он схватил руку Магнуса и горячо пожал ее.
— Понятия не имею, зачем ты пришел, но это приятная неожиданность. Ты привел с собой армию? — спросил Магнус.
— Не совсем. — Рам Джас указал на что-то за спиной жреца.
Магнус быстро обернулся и увидел Кастуса, который стоял в коридоре, широко раскрыв глаза. Он не шевелился, рот его был открыт, и на губах пузырилась кровь. Затем тюремщик неуклюже рухнул на пол, и показалась фигура лорда Бромви, герцога Канарна, с окровавленным мечом в руке.
— Бром! — воскликнул Магнус громче, чем следовало.
— Ну что ты шумишь, — улыбнулся Бром. — Не волнуйся, рабы, которые помогали этой свинье, оба мертвы. Рам Джас, за дело, — обратился он к кирину, стоявшему за окном камеры.
Рам Джас быстро огляделся, чтобы убедиться в том, что путь свободен, затем выбрался из желоба и куда-то исчез.
— Как ты сюда пробрался? — спросил Магнус у Брома; он по-прежнему не понимал, что затеяли его друзья.
— Потом; давай сначала я вытащу тебя отсюда, — сказал Бром, забирая у Кастуса ключ от камеры. — Где Скельд?
Магнус нахмурился:
— Его отдали Певайну в качестве трофея. — Тот факт, что бесчестный рыцарь-наемник получил его боевой молот, по-прежнему приводил Магнуса в бешенство.
— Ну что ж, надеюсь, ты умеешь обращаться с длинным мечом, — улыбнулся Бром, ногой поддав меч тюремщика, и тот отлетел к двери камеры.
На молодом герцоге Канарна были кожаные доспехи, прочные на вид, а за поясом виднелся тяжелый кинжал с клинком в виде древесного листа.
Бром открыл дверь, и скрежет петель прозвучал музыкой в ушах Магнуса — впервые за месяц он вышел из камеры без сопровождения Красных рыцарей.
— За тобой охотятся, Бром. О чем ты только думал, когда шел сюда? — Магнус был глубоко благодарен ему за спасение, но ему очень не хотелось бы видеть кого-либо из детей герцога Эктора схваченными и заклейменными как Черные Стражи.
Бром бросил на друга серьезный взгляд, а раненский жрец поднял с пола длинный меч.
— Ты сомневался в том, что я вернусь? Эти красные ублюдки убили моего отца, Магнус… они обезглавили его, как предателя. — У Брома всегда было суровое выражение лица, но Магнусу показалось, что со времени их последней встречи взгляд лорда стал еще более жестким.
— Они заставили меня смотреть на то, как его убивают… я тоже скорблю по нему. — Северянин угрюмо взглянул на друга.
— Я знаю, что ты помешал бы им, если бы это было возможно. — Бром начал вытирать с клинка кровь тюремщика и, обернувшись, оглядел узкий коридор с каменными стенами. — Почему здесь так мало рыцарей? — спросил он, меняя тему разговора. — Ланри видел, как через город прошла огромная армия, но он не понял, куда они делись.
— Риллиону оставили чисто символический отряд для того, чтобы удерживать город, а король отправился на север, — ответил Магнус.
Бром был искренне удивлен этой новостью:
— Король? Сам король Тор Фунвейра? Король Себастьян Тирис?
— По-моему, ваш народ называет его именно так, — ответил Магнус. — Вижу, ты еще многого не знаешь, мой друг.
— Это и к тебе тоже относится, — сказал Бром, продолжая переваривать новость о том, что король побывал в его городе. — Мы наткнулись на Коли и Дженнера, так что знаем, что Хасим был здесь и отправил мою сестру на север. Прошу тебя, скажи мне, что с ней случилось? — Они направились к выходу из темницы. — Прошу тебя, скажи мне, что она еще жива.
— Я уверен в этом, друг мой, но не видел ее с того дня, как Хасим помог ей бежать из города.
— Если она в Ро Хейле, ей не грозит опасность?
Магнус нахмурился:
— Трудно сказать. Если они выберутся оттуда до прибытия короля… — Он помолчал. — Для того чтобы все Свободные Отряды собрались в единую армию, требуется время.
Бром подошел к комнате дежурных часовых, находившейся в конце коридора, и Магнус увидел еще двух мертвых рыцарей. Молодой герцог Канарна оставался таким же хладнокровным и опасным, как и прежде, и Магнус был поражен тем, что Бром вошел в темницу и убил троих тюремщиков, не производя ни малейшего шума.
— Давай сейчас поговорим о более простых вещах, — сказал Бром, перешагивая через тела. — Сколько рыцарей осталось в главной башне замка?
— Пятьдесят Красных рыцарей и сто простых воинов. Думаю, у Певайна в городе имеется пара сотен наемников… с ними нам не справиться.
— Я знаю насчет Певайна и его ублюдков — у Ланри имеется для них сюрприз, — заявил Бром.
— Нескольких человек недостаточно, чтобы отвоевать город, — сказал Магнус, начиная удивляться про себя: неужели Бром намеревается устроить нечто вроде последнего славного боя?
Бром завернул за угол и на миг остановился у лестницы, ведущей в главную башню, затем шагнул в переднюю, в полу которой имелся давно не использовавшийся канализационный колодец.
— Мы привели с собой нескольких друзей. Они ждут знака, чтобы присоединиться к нам в главной башне. У нас есть шанс, вот и все.
На лице его появилось зловещее выражение, и Магнус увидел, что Бром жаждет крови, и как можно быстрее. И действительно, его друг буквально дрожал от предвкушения боя.
Магнус заметил, что железная решетка, прикрывавшая бывший канализационный колодец, открыта изнутри, и догадался, каким образом Бром смог попасть в темницу, миновав дежуривших во дворе замка рыцарей.
Раненский жрец остановился, а Бром быстро направился к поднятой решетке.
— Бром, — тихо произнес он, и друг обернулся. — Тебе нужно успокоиться. У тебя руки дрожат.
Бром взглянул на руку, державшую меч, и улыбнулся:
— Чувствую себя так, словно впервые в жизни собираюсь драться.
— Риллион и его рыцари — опытные воины. Тебя убьют, если ты не сконцентрируешься. Ни ты, ни я не обладаем дарами Рам Джаса, Бром… простые люди вроде нас должны полагаться на свои боевые навыки, оружие и удачу. Подожди минуту, сосредоточься, друг мой.
Молодой лорд, с трудом борясь с нетерпением, сделал несколько глубоких вдохов.
— Рам Джас ждет наверху, нельзя здесь задерживаться, — сказал он, поднимая взгляд на раненского жреца. — У него есть какой-то план.
— Чем больше времени мы дадим ему, тем дольше он сможет потирать руки и поражаться собственной изобретательности.
Заброшенная траншея вела наружу из внутренней башни, и похоже было, что Бром, придя на выручку Магнусу, совершенно миновал внутренний двор.
— А в этом плане предусмотрено остаться в живых? — спросил Магнус.
Лорд ро обернулся и слегка улыбнулся:
— Если план сработает, мы останемся в живых и, кроме того, сможем отвоевать город.
— Тогда это звучит как великолепный план, — сказал Магнус. — Если он сработает.
— Не волнуйся, кроме нас с кирином, есть еще кое-кто. — Бром вздохнул и медленно поднялся. — Мы нашли себе неожиданных союзников… и передали Ланри кое-что такое, благодаря чему можно будет расправиться с Певайном.
Магнусу было любопытно, но ему также не терпелось очутиться на свободе. Если у них есть союзники и план, это замечательно.
— Нам надо идти, — сказал Бром, отодвигая в сторону стальную решетку.
— Ты успокоился? — спросил Магнус.
— Нет, вовсе нет… но нам все равно надо идти.
Магнус не собирался указывать молодому лорду, как себя вести. Он сумел проникнуть в Ро Канарн, пробрался в город, имея в качестве спутника только киринского пройдоху и негодяя. Если он смог сделать это, подумал Магнус, то, возможно, он не просто лорд ро, играющий в бандита.
— Хорошо, тогда идем, — сказал он, когда Бром начал спускаться в дыру. — Надеюсь, твои союзники умеют хорошо драться.
Они спустились в узкий каменный туннель, в который широкоплечий Магнус едва протиснулся. Стояла почти полная темнота, иногда сверху проникали лучи лунного света, и Магнус радовался тому, что его другу хорошо знакомы ходы в стенах замка его отца. От туннеля в стороны расходились многочисленные боковые ответвления, но друзья сейчас направлялись вниз, по коридору, который некогда был частью канализационной системы Канарна. Герцог Эктор не пользовался темницей много лет, и коридор был покрыт слизью, грязью и зарос мхом.
После нескольких минут продвижения по тесному туннелю Бром остановился и высунул голову наружу. Затем нырнул обратно и жестом поманил Магнуса к себе. Когда раненский жрец отодвинул в сторону часть стальной решетки, он смог выпрямиться и вместе с Бромом взглянуть на Ро Канарн. К решетке была привязана веревка, по ней Бром влез снаружи, и между зданиями виднелась городская площадь. Магнус быстро сообразил, где они находятся, справа увидел подъемный мост, а дальше — главную башню замка. Они очутились на уровне двора замка, где виднелись догоравшие костры.
Бром потянул за веревку, что послужило сигналом для того, кто стоял внизу. Магнус не видел лица этого человека, но разглядел, что тот высок и закутан в плащ.
— Кто твой друг? — шепотом спросил он Брома.
— Его зовут Тир Нанон. Я представлю тебя ему, если нас не убьют, — с черным юмором ответил лорд.
— Какой план у кирина? — Магнус по-прежнему говорил шепотом, не видя никакой армии, которая пришла бы им на помощь.
— Он включает взрывы и элемент неожиданности. — Бром обернулся к Магнусу. — Кто способен доставить нам больше всего неприятностей?
— Риллион и Нейтан — командиры рыцарей и Певайн, — ответил Магнус, в душе желая получить возможность прикончить рыцаря-наемника.
— Отлично, занимаем позиции. — Лицо Брома было серьезным, видно, он уже давно ждал этой минуты.
Они вошли в полукруглый дренажный туннель, который вел во внутреннюю башню замка, мимо подъемного моста. Когда они очутились на противоположной стороне, Магнус ахнул от изумления, увидев темные фигуры, которые перемещались, словно тени, по улицам Ро Канарна. Все были высокими и двигались с грацией, несвойственной людям; они направлялись к подъемному мосту. Магнус заметил трех наемников, болтавшихся без дела у входа в замок; стремительно двигавшиеся неизвестные утащили их в темноту и там мгновенно расправились с ними. Некоторые из загадочных союзников Брома несли за спинами какие-то мешки, и каждый был вооружен длинным клинком в форме листа.
— Бром, ты завербовал себе в помощь отряд привидений? — спросил Магнус, пробираясь за молодым лордом по направлению к кострам во дворе замка.
— Это друзья Рам Джаса… И мои теперь тоже, надо думать. Восставшие из мертвых, доккальфары, обитатели лесов — я слышал много вариантов их имен за последние несколько дней.
Магнус был поражен, но прагматично спросил:
— Им можно доверять, они знают, что такое честь?
— Мне кажется, да. До сих пор они были выше всяких похвал, — ответил Бром через плечо. — И Рам Джас им доверяет.
— Ха, доверие грязного кирина наверняка заслужить нелегко, — произнес Магнус, пытаясь сохранять веселое настроение даже в таких обстоятельствах.
Рам Джас был его другом, они оба любили и развлечься и подраться. Брому это было известно, и он негромко фыркнул.
Когда туннель закончился, они выбрались наружу и скрючились в темноте, во дворе замка. Напротив Магнус видел лестницу, которая вела в тронный зал. Деревянные ступени поднимались наверх из первого этажа внутренней башни, донжона замка. У стен внутреннего двора замка группами сидели рядовые воины — не настоящие рыцари, но тем не менее одетые в стальные латы люди, принадлежащие к Красному ордену; у каждого имелся длинный меч. Магнус насчитал во дворе около пятидесяти человек и подумал: интересно, сколько этих чудных обитателей лесов пришло им на помощь? Подъемный мост был неподалеку, примерно в десяти шагах от них, и Магнус мог различить смутные силуэты, собиравшиеся на краю деревянного пролета.
Бром подал какой-то сигнал, который ближайшая фигура, по-видимому, поняла и бесшумно двинулась к лебедке, поднимавшей и опускавшей мост. План, очевидно, состоял в том, чтобы отрезать подкреплениям путь к главной башне замка, пока они не справятся с находившейся внутри небольшой группой рыцарей, и исключить вмешательство наемников Певайна.
Восставший из мертвых не стал сразу поднимать деревянный мост, но, казалось, ждал чего-то еще. Магнус подумал, что это «что-то еще» — невысокая фигурка, которая двигалась по крепостной стене высоко у них над головой, — и, судя по длинному луку в руках, сам Рам Джас.
— Стой вплотную к стене и будь готов спрятаться обратно в туннель, — прошептал Бром.
Некоторые из призрачных фигур уже проникли в замок; они медленно двигались вперед, стараясь оставаться невидимыми. Они несли с собой небольшие мешки; приблизившись, насколько это было возможно, они швырнули свои мешки в сторону костров.
Не успели мешки упасть на землю, как восставшие из мертвых проворно отступили, и Магнус заметил на лицах Красных рыцарей смятение; мешки беспрепятственно пролетели у них над головами и начали взрываться, угодив в пламя. Магнус видел в действии смолу и каресианский огонь, когда их использовали примерно таким же образом, но никогда не наблюдал взрывов подобной разрушительной силы.
Грохот, огонь, яркие вспышки света наполнили темный внутренний двор; взрывы следовали один за другим, и людей разносило на куски. Рыцари впали в панику, половина из них погибла в считаные мгновения. Менее чем за секунду темный, молчаливый замок был охвачен пламенем. Бром вытащил из ножен меч — сигнал поднять мост. Раздался скрип, мост поехал вверх, и где-то в городе раздался мощный взрыв. Магнус повернулся в ту сторону и разглядел у пристаней охваченную пламенем канцелярию маршала. Очевидно, Ланри и людям Канарна надоело присутствие в городе Певайна.
Бром сделал несколько шагов вперед и выкрикнул вызов на бой рыцарям во дворе; его фигура ясно вырисовывалась на фоне пламени. Восставшие из мертвых двинулись за ним, Магнус не отставал.
Мешки с неизвестным веществом взрывались с большой силой, но пламя быстро потухло. Бром зарубил двоих рыцарей взмахами своего длинного меча. Магнус не любил сражаться мечом, но все равно даже с таким оружием он превосходил простых воинов, пробивая себе дорогу сквозь их ряды, едва давая себе труд парировать жалкие выпады, сея вокруг смерть.
Странно было чувствовать себя свободным, странно было снова сражаться после стольких дней, проведенных в заключении, и раненский жрец наслаждался зрелищем того, как люди падали мертвыми под его сокрушительными ударами. Простые рыцари были слабыми противниками, и Магнус мог позволить себе осмотреть двор и взглянуть, как сеют смерть восставшие из мертвых. Их было около двадцати, и они швыряли свои диковинные кинжалы с поразительным искусством, убивая на месте перепуганных людей ро. Раненский жрец был несколько потрясен силой и ловкостью этих существ и на миг удивился, почему такой народ согласился вступить в союз с этим придурком Рам Джасом.
Магнус отразил неловкий удар рыцаря, покрытого сильными ожогами, и обезглавил его мощным ударом меча. Неподалеку от него Бром с клинком в виде листа не задумываясь убивал любого, кто вставал у него на пути.
— И это лучшее, что у них есть? — крикнул он, перекрывая звон металла и шум битвы.
И, словно в ответ на этот вопрос, Магнус услышал крик со стороны деревянных ступеней, которые вели в главную башню, и, подняв голову, увидел Красных рыцарей, выбегавших из тронного зала Канарна. Служители церкви отнюдь не походили на рядовых воинов, это были настоящие Красные рыцари, опасные противники. Магнус узнал людей из отряда сэра Нейтана и подумал, что адъютант Риллиона наверняка тоже здесь.
На стене Магнус заметил Рам Джаса. Тот выпустил пылающую стрелу, она пролетела через двор и упала у подножия лестницы. К стреле было что-то привязано, и, воткнувшись в дерево, она взорвалась; ближайшие рыцари отлетели назад, их мертвые тела были охвачены пламенем. Несколько человек побежали обратно, и Магнус даже зауважал кирина за его ловкий маневр. Подняв мост, они отрезали доступ в крепость людям Певайна, а хорошо нацеленная стрела или две отрежет и рыцарей, и Бром с Магнусом смогут прикончить врагов, оставшихся во дворе. Старый Коричневый священник в городе, должно быть, перебил немало наемников, когда взорвал канцелярию маршала.
Вокруг умирали люди, и Магнусу вдруг пришло в голову, что, если они должны убить командиров Красных рыцарей, чтобы захватить Канарн, кому-то придется сразиться с Риллионом — и ему совершенно не хотелось, чтобы Бром сделал эту глупость и пошел навстречу смерти, вызвав на бой командира гарнизона. Рубить на куски плохо обученного солдата — это одно, а победить настоящего закаленного в боях воина — совершенно другое. Рам Джасу не было равных в искусстве убивать, Бром превосходно владел мечом, и, судя по недавно увиденному, обитатели лесов были очень опасны, но Магнус сомневался, что они смогут выстоять против превосходящих сил противника. Кроме того, совсем скоро явится Певайн и опустит подъемный мост или проникнет в замок по потайным туннелям и очутится со своими ублюдками прямо во дворе. Хотя, судя по взрывам, по-прежнему грохотавшим в городе, брат Ланри оказался в состоянии относительно надолго задержать наемников.
Ранен поднял голову. Вокруг валялись изувеченные тела вражеских солдат, и, быстро оглядевшись, он понял, что из своих никто не убит. Бром берег силы, уничтожая растерянных воинов, а Рам Джас на стене сражался с несколькими врагами, которые выбежали из сторожевых башенок. Кирин оставался таким же опасным врагом, каким его помнил Магнус, катана свистела в воздухе со смертоносной точностью, и вскоре на крепостной стене не осталось ни одного воина.
Магнус остановился. Уцелела лишь жалкая кучка рыцарей, и они либо трусливо жались к стенам, либо, упав на колени, показывали, что сдаются.
— Убить их всех! — крикнул Бром, и Магнус резко обернулся к другу.
— Нет, — ответил он, повышая голос. — Они сдались.
Бром замер, пот ручьями тек у него по лицу. Он пнул ногой какого-то рыцаря, умолявшего оставить ему жизнь, и быстро спрятал меч в ножны, затем выпрямился и сделал глубокий вдох.
— Твой жрец мудр, Бромви, — произнес один из доккальфаров, существо ниже ростом, чем его собратья, но все же высокое.
Восставшие из мертвых согнали оставшихся в живых рыцарей в кучку, и Магнус заметил, что их всего шесть человек.
— Еще бы, — хмыкнул Магнус, затем обернулся к молодому лорду Канарна. — Бром, тебе нужно взять себя в руки. План пока что работает. Что дальше?
— Магнус, это Тир Нанон, — представил нового знакомого Бром.
Кожа существа была серой, уши заостренными, но Магнус, как уроженец Фьорлана, выросший в непосредственной близости от троллей, не так сильно, как люди ро, удивлялся виду представителей иных рас.
— Добрая встреча, человек ранен, — произнес Нанон, и лицо его странно, едва уловимо изменилось, на губах появилось какое-то подобие улыбки.
По каменным плитам двора текла кровь — меньше, чем здесь было пролито месяц назад, когда Красные рыцари захватили замок, но все равно вид двора напоминал скотобойню. Восставшие из мертвых укрылись за бочками у подножия деревянной лестницы, а Рам Джас пробирался по крепостной стене по направлению к главной башне.
— Остальные доккальфары находятся в потайных туннелях. Я объяснил им, как пробраться в тронный зал, — произнес Бром, направляясь к бочкам.
Все пригнулись в своем укрытии у подножия лестницы и замерли. Рам Джас снова скрылся из виду, и пламя, которое разожгла его пылающая стрела, угасало.
— Сколько там их еще внутри? — спросил Магнус, вытирая кровь с меча Кастуса.
— Человек двадцать. Наши уже начали очищать туннели от рыцарей, — ответил его друг. — Пойдем найдем Риллиона, хорошо? — Бром уже успокоился, но Магнус решил оставаться с ним рядом как можно дольше.
За пределами замка раздались новые взрывы; брат Ланри и народ Канарна продолжали отвоевывать свой город при помощи взрывчатки доккальфаров. Раненский жрец был этому рад, одно его огорчало — что он не может сам сразиться с главарем наемников. Он с трудом смирился с мыслью, что придется копаться в руинах здания, чтобы найти Скельд.
Бром шел впереди, Магнус и Нанон следовали за ним; они поднялись по деревянным ступеням к тронному залу герцога Эктора. На первой лестничной площадке лежали убитые рыцари, и для того, чтобы добраться до дверей, друзьям пришлось перешагивать через окровавленные тела. Королевские гвардейцы, которые прежде охраняли эти двери, ушли на север вместе с армией, а Нейтан не поставил других часовых — впрочем, это бы ему не помогло.
Бром приблизился к двери и пригнулся сбоку от входа, взявшись за дверную ручку. Жестом он велел Магнусу и Нанону присоединиться к нему, и остальные лесные существа заняли позиции по обеим сторонам лестничной площадки. Тем временем Рам Джас, притаившийся за башенкой, вставил в лук очередную огненную стрелу. Со своей позиции он мог обстреливать дверной проем. Оглянувшись и убедившись, что кирин наготове, Бром рывком распахнул дверь.
И в тот же миг мимо них пронеслась искусно выпущенная пылающая стрела. Она влетела в дверной проем и с глухим стуком упала на ковер. Раздался мощный взрыв.
Магнус отпрянул от языков пламени, и изнутри донеслись вопли Красных рыцарей, которых взрыв застал врасплох. Двое восставших из мертвых шагнули к дверям зала и швырнули внутрь свои мешки, последовали новые оглушительные взрывы, а за ними — крики боли. Магнус быстро заглянул в дверь и заметил, что люди Нейтана выстроились неподалеку от двери, ожидая появления противника. Взрывы вызвали панику и сумятицу, но Нейтан и другие старшие рыцари — Рашабальд, палач, и Риллион — были видны сквозь пламя в дальней части огромного зала.
Еще две стрелы, выпущенные одна за другой, влетели в дверь под более острым углом, и Магнус заметил, что Рам Джас быстро перебежал на другую позицию. Стрелы теперь залетали дальше в зал, и одна из них угодила в нагрудную пластину какого-то рыцаря, прежде чем взорваться.
Рыцари отступали от огненной стены, чтобы одежда не загорелась. Риллион ревел не своим голосом, приказывая им построиться в оборонительную линию. Некоторые даже не успели надеть доспехи.
Магнус попытался найти глазами в зале Амейру, Повелительницу Пауков, но ее нигде не было видно, и он подумал, что она в этом сражении неизвестная, а потому чрезвычайно опасная величина — единственная из людей, кого раненский жрец по-настоящему боялся.
Рам Джаса снова не было видно, тот, наверное, скрылся в одном из потайных туннелей, проделанных в стенах главного зала. Огонь уже угасал, и Магнус увидел, как уцелевшие Красные рыцари строятся перед возвышением с троном.
Восставшие из мертвых больше не бросали свои мешки и стояли молча позади Брома и Магнуса.
Из зала раздался громкий голос командующего гарнизоном Риллиона:
— Бромви Черный Страж, я уверен, это ты там, за дверью.
На лице Брома было выражение мрачной решимости, когда он приготовился к схватке с рыцарями, держа в одной руке длинный меч острием вниз, в другой сжимая тяжелый кинжал с клинком в виде листа. Магнус знал Брома достаточно хорошо и понял, что он мысленно готовится к битве, исход которой нельзя предсказать. Риллион был хорошо известен как один из лучших воинов Тор Фунвейра, и Магнус сомневался, что Бром сможет справиться с ним. Еще сильнее его волновала Амейра, Повелительница Пауков. Он не видел ее в тронном зале, но подозревал, что ее злые чары еще сыграют свою роль в этой схватке. Если, как она хвасталась, Рам Джас теперь беспомощен против нее, то эта хорошо спланированная атака может оказаться бесполезной, а ведьма сумеет околдовать их и сбежать. Возможно, люди Канарна и освободятся от власти рыцарей, но волшебница сможет продолжать плести свои интриги в другом месте.
— Не забывай о колдунье, — обратился Магнус к Брому, стоявшему с другой стороны от двери.
— У Рам Джаса для нее тоже кое-что припасено, — ответил тот.
— Она уверена, что кирин не сможет причинить ей вреда. — Магнус пока что не стал распространяться насчет сына Рам Джаса, зная, что это только добавит напряжения перед боем, и без того для них почти безнадежного.
— Пусть кирин разбирается с колдуньей как может. А нам с тобой предстоит позаботиться о рыцарях, — ответил Бром, сжимая и разжимая пальцы, готовясь к самому серьезному сражению в своей жизни.
— Ладно, но позволь мне, по крайней мере, взять на себя Риллиона, — настойчиво попросил Магнус.
Бром обернулся и, стоя на пороге тронного зала своего отца, бросил суровый взгляд на Магнуса.
— Ты понимаешь, что этого я сделать не могу, — ответил он. — Он мой. Для тебя останется множество других рыцарей, мой друг. — Он явно хотел представить дело так, что это для Магнуса всего лишь вопрос тщеславия.
— Зря ты так, Бром, — произнес ранен. — Он тебе не по зубам.
Бром кивнул другу:
— Тогда я умру.
И молодой лорд Канарна смело перешагнул порог и вошел в большой зал.
— Вот же упрямец, — пробормотал Магнус, прежде чем последовать за другом.
Восставшие из мертвых, как один, двинулись за ними, и примерно двадцать воинов вошли в зал.
Умиравшее пламя продолжало лизать немногочисленные предметы деревянной мебели и одежду мертвых. Колонны, уходившие к темному потолку, в основном остались нетронутыми, и Магнус заметил, что Бром бросил быстрый взгляд на знамена с геральдикой своего дома, прежде чем двинуться вперед по устланному ковром полу.
Рыцари выстроились перед возвышением и не пытались остановить нападавших, опасаясь новых взрывов. Люди ро просто ждали, когда странная группа воинов войдет в тронный зал. У жителей лесов больше не было с собой мешков, и Магнус сообразил, что взрывчатка осталась только у Рам Джаса.
— Добро пожаловать в Ро Канарн, Бромви Черный Страж, — крикнул Риллион из-за спин своих рыцарей. — Возможно, теперь не встретишь здесь прежнего гостеприимства, но я уверяю, что рад тебя видеть.
Бром вышел на свет. Он осмотрел просторное помещение, которое служило ему домом двадцать четыре года, и на миг прикрыл глаза.
Магнус и восставшие из мертвых последовали за ним и образовали цепочку шагах в десяти напротив рыцарей. После стрельбы Рам Джаса численность рыцарей сильно уменьшилась, и теперь силы оказались примерно равны — чуть более двадцати рыцарей стояли напротив. Магнус понимал, что где-то в замке есть еще рыцари, но Бром заверил его, что остальные жители лесов с ними разберутся, и бой обещал, к счастью, быть справедливым.
— Сэр Риллион, — официальным тоном произнес Бром, — я намерен вас убить. — Слова эти были произнесены так спокойно, что даже удивили командующего гарнизоном.
— Ты и твои… друзья сегодня встретят правосудие Одного Бога, Черный Страж! — крикнул стоявший рядом с Риллионом Рашабальд.
Магнус заметил, что злобный взгляд сэра Нейтана устремлен именно на него.
— Ты объединился с живыми мертвецами… а я думал, сын герцога знает, что это всего лишь неумирающие монстры, — произнес Риллион, прятавшийся за спинами воинов.
Тир Нанон, стоявший рядом с Магнусом, единственный из жителей лесов отреагировал на эти слова.
— Я прощаю тебе твое невежество, человек ро, — мягко произнес он. — Твоим разумом управляет другой человек.
— Молчать! — крикнул командир.
Самый крупный из восставших из мертвых, огромное существо — примерно на фут выше Магнуса ростом, — шагнул вперед, встал рядом с Наноном и поднял перед собой тяжелый клинок.
— Мое имя Тир Рафн, я самый могучий из защитников Сердца, и я говорю, что вы трусы, которые охотятся на слабых. — Слова он произносил низким, хриплым голосом, похожим на рычание тролля. — Я даю вам шанс показать, что вы умеете достойно сражаться сталью, — сдержанно закончил он, словно бросая вызов рыцарям, которые явно чувствовали страх в присутствии такого огромного существа.
— Ты так и собираешься весь вечер прятаться за спинами своих воинов? — издевательски усмехнулся Бром.
Медленно, уверенно, как опытный боец, командующий гарнизоном рыцарь Мортимер Риллион сошел с платформы и поравнялся с выстроившимися рыцарями. Нейтан из Дю Бана и палач Рашабальд последовали за ним. В первый раз с того дня, как Магнуса схватили, он увидел, что командиры рыцарей присоединились к своим солдатам.
Группы противников оценивающе смотрели друг на друга. Напротив Магнуса остановился Нейтан, который, несомненно, собирался сразиться с ним, и поднял длинный меч, словно отдавая северянину честь. Магнус не ответил и подумал, что надо убить его побыстрее, чтобы затем подобраться к Риллиону и помочь Брому.
Противостояние длилось всего несколько секунд, затем Бром крикнул:
— За Канарн! — и устремился к Риллиону.
Остальные воины последовали его примеру, и два вражеских отряда схватились в центре тронного зала. Магнус парировал серию яростных выпадов Нейтана. Ранен был несколько озадачен боевым искусством Нейтана, но быстро взял себя в руки и удержал свою позицию. Слева дрались Бром и Риллион, обмениваясь ядовитыми насмешками, и лишь кинжал Брома помешал Риллиону быстро покончить с молодым лордом. Восставшие из мертвых в открытом бою были не так опасны, как в те моменты, когда нападали из теней и использовали элемент неожиданности, но бой все равно был более или менее равным. Нанон в первую же минуту прикончил одного рыцаря, проткнув его мечом, причем маневр его напоминал фигуру танца. Лесные обитатели сражались совсем иначе, чем люди ро. Огромный Тир Рафн выглядел самым опасным, с ним сражался сэр Рашабальд; он размахивал двуручным мечом, не подпуская к себе нападавшего.
Люди и жители лесов гибли, в воздухе свистели мечи и кинжалы, клинки рубили и пронзали плоть, и зал превратился в настоящее поле боя. Нейтан оказался серьезным противником, и ранену потребовалось все его искусство, чтобы оказывать рыцарю достойный отпор; с большой неохотой он развернулся спиной к Брому, которого методично теснил Риллион.
— Тебе не победить, жрец! — воскликнул Нейтан, нанося колющий удар в бок Магнусу. — Хотя мне и не хочется тебя убивать.
Магнус рассмеялся, не прекращая орудовать мечом. Это был неистовый, громче звона стали хохот.
— Если ты не хочешь меня убивать, ты уже проиграл, потому что я хочу убить тебя.
Ранен удвоил усилия для того, чтобы заставить рыцаря потерять равновесие.
Нейтан повалился назад, на край платформы, и перекатился набок, едва избежав удара меча Магнуса. Рыцарь вскочил на ноги, и враги снова бросились друг на друга, хотя сейчас Нейтан больше защищался, ловя удобный момент, — он понял, что его противник следит за другими и время от времени отвлекается от боя с ним.
Магнус видел Брома через плечо Нейтана. Лорд Канарна сражался возле длинного деревянного пиршественного стола, на его лице виднелась кровоточащая рана. Риллион вышиб у него из руки кинжал, и Бром яростно сопротивлялся, пытаясь не дать более опытному противнику одолеть себя.
— Тебе конец, рыцарь! — выплюнул Магнус, намереваясь покончить с Нейтаном и поспешить на помощь другу.
Поблизости раздался тошнотворный хруст костей, рассекаемых сталью, он был слышен даже в невообразимом шуме, это Тир Рафн ударил с размаху Рашабальда по голове. Удар этот был такой силы, что меч палача разлетелся на куски, а его голова распалась надвое. Меч Рафна рассек также шею рыцаря и застрял в его нагрудной пластине.
Смерть Рашабальда заставила Риллиона взреветь в гневе, и он обрушил на Брома серию стремительных, как молния, выпадов. Лорд сосредоточился и попытался отразить атаку. Занеся меч над головой, Риллион развернул руку и ловко вонзил его в плечо Брома. Из раны хлынула кровь, и Бром рухнул на пол. Магнус на мгновение задержал дыхание, а Риллион выдернул из раны клинок и приготовился нанести смертельный удар. И как раз в ту секунду, когда меч Риллиона уже готов был обрушиться на Брома, рядом появился Нанон и сильно толкнул рыцаря, причем и сам полетел на пол вслед за ним, и оба откатились к дальней стене. Бром очень медленно сел, зажимая рану и пытаясь преодолеть боль.
Магнус пнул Нейтана ногой и в ответ едва не получил удар в живот; это напомнило ему о том, что капитан требует внимания. Он сосредоточился на своем противнике, но вид раненого Брома отвлекал его. Заставив себя думать только о Нейтане, Магнус прибег к обманному маневру и увидел, что рыцарь оставил слабое место в обороне. Шанс на успех был ничтожно мал, но ранен сумел воспользоваться им и пронзил Нейтану бок. Капитан вскрикнул, поняв, что смертельно ранен.
— Ты убил меня, жрец, — произнес он, уронил меч и ухватился за плечи Магнуса.
— Ты умер достойно, — ответил Магнус, вонзая меч в тело Нейтана, в уголках рта рыцаря выступила кровь, а затем глаза его остекленели.
Обернувшись, Магнус увидел, как Тир Рафн отчаянно пытается выдернуть свой меч, застрявший в доспехах Рашабальда, но огромный клинок не поддавался, и обитатель лесов оказался безоружным. Магнус кинулся к нему на помощь, но он был недостаточно близко, и три рыцаря заметили благоприятную возможность и напали на Рафна, которому приходилось отбиваться лишь ногами и кулаками. Три рыцаря обрушивали на него колющие удары, и серая кровь сочилась из многочисленных ран, а он с трудом отражал выпады врагов. Магнус мгновенно прикончил рыцаря, попытавшегося преградить ему путь, но в этот миг Рафн рухнул на колени, а рыцари буквально набросились на него, яростно вонзая клинки в его грудь, спину, и лесной гигант кричал от боли и гнева, а затем смолк. У дальней стены Нанон сидел верхом на Риллионе и что было сил молотил его кулаками. Оба лишились мечей, и Риллион, по крайней мере на время, оказался нейтрализован. Магнус бросился через зал, точными ударами убивая всех, кто вставал у него на пути, но успел заметить, что среди убитых больше восставших из мертвых, чем рыцарей.
Подбежав к Брому, потерявшему сознание, он услышал откуда-то сверху громкий взрыв и, подняв голову, увидел, что из потайного люка в потолке упали три Красных рыцаря; ударившись о пол, они остались лежать неподвижно. В отверстии показалось лицо, и Рам Джас Рами, спрыгнув вниз, грациозно приземлился на каменные плиты.
— Рам Джас, где ведьма? — крикнул Магнус своему другу.
— Она сбежала от меня с дурацким хихиканьем, — ответил тот, оглядывая сцену кровавой схватки.
Он увидел изувеченное тело Рафна, Брома, лежавшего без сознания, повесил за спину лук и стремительно вытащил из ножен катану.
— Он мертв? — спросил он, указывая на Брома.
— Сейчас умрет, — ответил командующий Риллион, сильно ударил лбом Нанона в лицо и грубо оттолкнул его в сторону.
Он быстро вскочил на ноги, схватил меч и в другую руку взял клинок Нанона. Житель лесов не шевелился.
— Ну, давай, жрец! — крикнул он Магнусу, вызывая его на бой, приблизился к ранену и остановился перед ним.
— Позволь мне с ним сразиться, — попросил Рам Джас, бросив взгляд на окровавленное тело Брома.
— Нет, ты должен найти ведьму, — ответил Магнус.
Рам Джас не тронулся с места.
— Кирин, я не могу убить ее… ты должен идти… немедленно! — взмолился Магнус.
Рам Джас неохотно кивнул и побежал к боковой двери, держа наготове катану.
Магнус и Риллион позволили себе быстро оглядеть зал, и оба поняли, что половина воинов и того и другого отряда либо мертвы, либо умирают. Нейтан, Рашабальд и Рафн были убиты, а Бром и Нанон выбыли из строя.
— Рыцари, стоять!
Услышав приказ Риллиона, оставшиеся в живых рыцари ро опустили оружие и образовали цепочку напротив восставших из мертвых.
Жители лесов на мгновение смутились, но Магнус поднял руку, давая знак успокоиться, они поняли его и отступили, образовав собственный строй. С каждой стороны уцелело менее чем по десять воинов, и каменный пол между ними был усеян изувеченными телами, покрыт лужами крови. Битва за Ро Канарн унесла множество жизней, Магнус даже не мог бы сказать, сколько именно, — начиная с тех, кто пал в первой битве, и заканчивая пленными, которых казнили, и наемниками, погибшими во время взрыва. Люди ро, ранены, простые горожане, рыцари, наемники и аристократы — он подумал: ради какой же цели пролита вся эта кровь, и знают ли выжившие о том, что за всеми этими смертями стоит каресианская колдунья.
Риллион и Магнус вышли на середину зала и начали кружить друг напротив друга; стало ясно, что исход их поединка решит и исход битвы. Амейры по-прежнему нигде не было видно, и Магнусу оставалось только надеяться, что кирину удалось с ней расправиться.
Затем Риллион внезапно бросился в атаку. Рыцарь был старше Магнуса более чем на десять лет, но за эти годы успел приобрести опыт и ловкость, с которыми жрецу ордена Молота редко приходилось сталкиваться. Кроме того, у него было два меча, а у Магнуса только один, и командующий начал стремительно теснить ранена, мечи его свистели в воздухе с головокружительной скоростью. Быстрые удары норовили попасть в незащищенное место, и стало ясно, что Риллион не собирается позволить втянуть себя в состязание в силе, в котором ему было не победить.
Магнус сосредоточился, ему удалось выстоять и не отступить, и он даже заставил Риллиона перейти к обороне. Жрец понимал: чем дольше длится их поединок, тем слабее станет Риллион. Он никак не мог найти щель в обороне рыцаря, но знал, что время играет на руку ему, а не Риллиону. Он не призывал на помощь ярость Рованоко, зная, что только спокойствие поможет ему победить такого искусного противника.
Из боковых дверей показались новые восставшие из мертвых, и Магнус увидел, что численное превосходство теперь на их стороне. Те, кто проник в главную башню через потайные туннели, справились со своей задачей и уничтожили оставшихся рыцарей; теперь они присоединились к главным силам в зале. Ни один из них не обратил особого внимания на тело Рафна и других своих собратьев; они просто встали рядом с живыми в ряд напротив цепочки рыцарей — цепочки, которая теперь выглядела малочисленной и жалкой. Рыцарей было почти в два раза меньше, чем жителей лесов, и Магнус подумал, что, если Риллион погибнет, его люди сдадутся в плен.
На лице командира рыцарей отразились гнев и нечто вроде изумления, и, возможно, ему в первый раз пришло в голову, что он может потерпеть поражение. Однако Магнус знал, что их поединок имеет колоссальное значение, и когда Риллион атаковал его снова, то произошло это с еще большей яростью, чем прежде. Он уже не защищался, а сломя голову бросился в бой, нанося раны Магнусу и сверху, и снизу. Раненский жрец отступил. Он парировал выпады как мог, но на нем не было доспехов, и Магнус понял, что перевес не на его стороне. Он не позволял себе бросить даже мимолетного взгляда на стоявших поблизости союзников или на окровавленное тело Брома, потому что это означало бы для него смерть.
Затем рыцарю все же удалось добраться до него. Магнус парировал выпад, направленный сверху вниз, но не успел отскочить в сторону, чтобы избежать последовавшего за ним колющего удара в живот. Он сумел отшатнуться, и клинок в виде листа задел его бок сильнее, чем живот.
Магнус не упал и не выронил оружие, хотя боль была невыносимой. Ударом меча он оттолкнул клинок противника прочь и отскочил как можно дальше.
По его лицу струился пот, но он заговорил:
— Ты проиграл, Риллион. Канарн больше не принадлежит тебе, и в любом случае тебя ждет смерть. — Когда он говорил, у него закружилась голова, и ему с трудом удавалось удерживаться на ногах.
В этот момент Бром пошевелился — вероятно, он пришел в себя несколько секунд назад и теперь был готов действовать. Меч его находился поблизости, и он бесшумно поднял его, затем, вскочив на ноги, бросился к командующему Риллиону. Рыцарь услышал шаги у себя за спиной и в последний момент обернулся. Он увидел литое изображение Бритага Мирового Ворона, а в следующее мгновение клинок пронзил его нагрудную пластину. Бром продолжал с силой давить на меч, вгоняя его все глубже в тело Риллиона. Рыцарь не вскрикнул, когда острие меча вышло из его спины.
— Я убит Черным Стражем… какое бесчестье, — горестно произнес он.
К тому моменту, когда они с Бромом рухнули на пол, Риллион был мертв, и присутствующие на миг замерли. В воздухе висел запах крови, смерти и горящего дерева. Бром не встал сразу, он просто смотрел в лицо командиру рыцарей, а оставшиеся рыцари были ошеломлены происшедшим и не шевелились.
Магнус улыбнулся и вдруг подумал о своем брате и о том, как гордился бы Алдженон, узнав о том, что здесь произошло. И пожалел, что не сказал Рам Джасу насчет его сына. Затем перед глазами у него возникла темная пелена, и он без сознания упал на пол.

 

Рам Джас Рами двигался как можно тише, призвав на помощь все свои способности, в сторону вестибюля. Вдалеке мелькнула фигура волшебницы, которая направлялась в тронный зал. Они играли в кошки-мышки последние несколько минут, и ведьма не переставала издевательски хихикать, пока Рам Джас расправлялся поодиночке с рыцарями, еще остававшимися в башне. Она обеспечила себе хорошую охрану из людей ро, которые явно были готовы умереть за нее. Рам Джас заметил, что шум в главном зале стихает, и решил, что Магнус, скорее всего, расправился с Риллионом, и теперь только Амейре и Рам Джасу осталось закончить их игру. Волшебница почему-то казалась слишком уверенной в себе, как будто у нее в запасе была еще какая-то хитрость.
— Рам Джас! — раздался голос из зала.
Очевидно, Бром был еще жив, и, судя по его крику, Амейра вошла в тронный зал. Рам Джас двинулся за ней. Он не видел Амейру, но знал, что она неподалеку.
Рам Джас беззвучно ступил на покрытый ковром пол и приблизился к двери. Он видел доккальфаров и Брома, который стоял на свету рядом со сдавшимися в плен рыцарями, которых заставили опуститься на колени. Магнус лежал на полу, и двое жителей лесов возились с ним. Рам Джас не мог понять, жив тот или нет.
Внезапно воздух в зале как будто сгустился, и все присутствовавшие зажали руками уши и закричали. Амейра появилась среди колонн, руки ее были широко раскинуты в стороны, а лицо выражало извращенное удовольствие. Рам Джас обрадовался, что ее колдовство на него не действует. Он достал стрелу со взрывчаткой и, обогнув колонну, увидел, как рыцари и доккальфары согнулись вдвое от боли. Рам Джас чувствовал давление воздуха, но оно ощущалось лишь как легкий шум в ушах и нисколько его не беспокоило.
— Мертвый Бог примет ваши жизни в качестве жертвы… да умрете вы, испытывая самую страшную боль, — произнесла Амейра, буквально корчась от наслаждения. — Рам Джас Рами, подойди сюда…
Она сделала жест, и Рам Джас почувствовал, как его словно что-то влечет к ней, хотя и не сильно. Вложив стрелу, смазанную «черной бородавкой», в лук, он зажег фитиль и выступил из теней.
— Ты не сможешь причинить мне вреда… мы поглотили твоего отпрыска, и его кровь дала нам над тобой власть. Твоего сына сожрали… его сожрали… — Она смеялась словно безумная.
Рам Джас на миг замер, пораженный ее словами. Бром, скорчившийся на полу поблизости от него, был белым от потери крови и зажимал уши руками. Подняв затуманившийся взгляд на друга, он словно умолял его стрелять.
С большим трудом он заставил себя открыть рот:
— Подожги ее.
Рам Джас взглянул на свою цель сквозь крошечный огонек на конце стрелы и увидел, что Амейра, Повелительница Пауков, смеется. Она направила на него свой гибельный взгляд. Сделав глубокий вдох, Рам Джас Рами выпустил стрелу, которая угодила волшебнице точно в грудь и взорвалась. Та даже не успела удивиться — ее тело разлетелось на куски, и клочья окровавленной плоти посыпались на каменный пол тронного зала.

 

Саара Госпожа Боли запрокинула голову и издала страдальческий крик, чувствуя, что в этот миг ее сестра умерла. Где-то на севере произошло невообразимое, и Саара села на постели, вцепившись в простыни, по ее телу струился пот. Теплый ночной ветер Ро Вейра дул в открытое окно; она быстро поднялась, стряхивая невыносимую тошноту, которую вызвала смерть Амейры.
Сделав глубокий вдох, Саара приблизилась к окну и, подставив лицо ветру, прикрыла глаза. Вчера ей сообщили, что последний из потомков гигантов, Ута Призрак, сбежал, а сегодня она потеряла сестру. План их был близок к выполнению, и Шаб-Ниллурат — Лесной Гигант, убитый Джаа, — уже скоро должен был возродиться, но что-то пошло не так.
Когда Саара молилась Мертвому Богу, ей открылось, что кровавое жертвоприношение, смерть Зелдантора, защитит их от его отца Рам Джаса. Для нее послужило ударом известие о том, что кирин по-прежнему в состоянии убить любую из них. Саара начала размышлять, кем заменить убитую сестру. Семнадцать женщин до сих пор носили титул Повелительницы Пауков. Ей придется отправить послание в монастырь в Орон Каа, чтобы там начали готовить восемнадцатую.
Что касается ее молитвы Мертвому Богу, она решила еще поразмыслить над этим и попытаться понять, как все-таки правильно интерпретировать волю своего хозяина. Свою сестру Амейру Саара, в сущности, не любила по-настоящему и, как это ни странно, была даже возбуждена этим вызовом своему могуществу.
Она улыбнулась и стала думать о том, каким должен быть следующий шаг. Подчинение раненов практически завершено, Рулаг Медведь на севере уже забрал в свои руки власть над Фредериксэндом, и глупые воины ро как раз сейчас захватывают южные земли.
Что касается Тор Фунвейра, Саара не сомневалась, что ее Псы смогут переловить всех доккальфаров и собрать их в одном месте для того, чтобы породить новых Темных Отпрысков. Многих уже захватили в плен, и теперь, имея в своем распоряжении «Ар Краль Деш Джек», Саара знала, что в конце концов одержит победу. Это сомнений не вызывало.
Назад: Глава восьмая Госпожа Бронвин в руинах Ро Хейла
Дальше: Эпилог