Книга: Последний пионер
Назад: 34. Родина. Вместо эпилога
Дальше: Примечания

35. Послесловие

Когда начинал писать повесть, я уже был тяжело болен. Новость об опухоли стала тяжелейшим ударом, но я не опустил руки. Была операция, три курса химиотерапии и новый удар – обследование выявило вторую опухоль, образовавшуюся после операции. Анализ клеток из удаленной при операции опухоли выявил наличие мутирующего гена BRAF V600. Это крайне агрессивный ген, раковые клетки с геном BRAF очень плохо поддаются лечению. Шансы на выздоровление крайне малы.
Меня включили в протокол клинических испытаний одного экспериментального препарата. Была серьезная и обоснованная надежда на этот курс лечения, но появилось еще одно злокачественное новообразование. Последовало еще 7 курсов химии, новая операция, но победить эту заразу никак не удается. Сейчас я прохожу уже 4 линию терапии, будучи инвалидом I группы. Знаю какие у меня прогнозы, но продолжаю бороться, несмотря ни на что.

 

Работа над книгой продолжалась около года. Я не очень быстро пишу, а тут еще такое… Болезнь и химиотерапия ломают не только тело, но и душу. Приходится бороться изо дня в день, бороться не только с недугом, но и с отчаянием. Находить в себе силы, когда кажется, что сил больше нет и взяться им неоткуда. И я находил силы, не сломался. Сходил с ума, когда узнавал все более страшные новости, приходил в себя и начинал писать снова. Месяц за месяцем. Поэтому не надо удивляться, что стиль написания глав сильно отличается, как будто их писали разные люди. Это писал один и тот же человек, но в разном состоянии духа и здоровья. То полный надежд, то утративший их. То более-менее в форме, то страдающий от боли и слабости.
Все эти месяцы меня поддерживают подписчики в Твиттере и ВК, пишут добрые пожелания, предлагают помощь. Друзья, я очень признателен вам за неравнодушие и слова поддержки. Знать, что ты не один, что за тебя переживает столько людей со всей страны, для меня очень важно. Вы придаете мне силы для борьбы. Спасибо вам.
Отдельное спасибо хочу сказать маме. Она нянчится со мной как с малолетним ребенком, проходит со мной все круги ада. Благодаря ей я еще держусь и смог дописать повесть. Спасибо тебе, мам. Я люблю тебя и обещаю бороться до конца.

 

И еще кое-что хотелось бы сказать. Я планировал собрать фотографии событий, о котором писал в повести, в раздел «Иллюстрации» и поместить их в конце повести. Однако, возникла проблема с коммерческим использованием фотографий и от этой идеи пришлось отказаться. Нелегко далось это решение, поскольку удалось разыскать удивительные фотографии старого дореволюционного Ташкента. Некоторые из них меня просто поразили. В итоге родилась выпустить их в виде бесплатной книги-альбома «Ташкент 1865—1991. История в фотографиях», которая уже написана и готовится к публикации.
Фотографии, собранные там. дают представление о жизни города, его облике, его духе. Русский Ташкент был создан полтора века назад и до сих пор остались здания, пережившие землетрясение и политику искоренения всего, что напоминает о завоевании Туркестана русскими царями. Здания – символы ушедшей эпохи. Осколки великой державы, которые помогали мне сохранять духовную связь с Россией.
Я часто приезжал в центр города и смотрел на эти здания, сидя под сенью вековых платанов. Они напоминали мне о том, кто я. Какого я рода-племени. Кто мои предки и откуда. Напоминали мне о том, где моя Родина. Эти фотографии помогут понять те чувства, которые вызвала Дворцовая площадь Петербурга. Надеюсь, что они вам понравятся так же, как и мне.

 

Что касается фотографий, которые я собирал по периоду развала СССР и «святым 90-м», то они войдут в работу под названием «Эра безумия». Очень надеюсь, что хватит сил и времени довести начатое до конца.
С уважением, ваш Олег Кэп,
апрель 2017 – декабрь 2018.

notes

Назад: 34. Родина. Вместо эпилога
Дальше: Примечания

Владимир
Здравствуйте, да, у нас многое похоже, хотя климат ближе к сибирскому. Усть-Каменогорск, Восточный Казахстан. 13.08.2019г.