Книга: Эпидемия стерильности
Назад: Аргентинское чудо
Дальше: Как выглядит ремиссия на клеточном уровне

Лечение — в свои руки

Однажды утром в октябре 2004 года Дэн М. проснулся и обнаружил, что у него онемела левая часть тела. «Мне двадцать восемь, и у меня инсульт, — подумал он. — Какая нелепость!»
Однако это был не инсульт. После месяца диагностических процедур неврологи поставили Дэну диагноз: рассеянный склероз. Дэн, который жил в то время в Санта-Барбаре, пришел в ужас. «Я представлял себе, что уже через год окажусь в инвалидном кресле», — говорит он.
Дэн взял внезапное обострение заболевания под контроль посредством иммуноподавляющих стероидов. В качестве долгосрочной стратегии лечения он начал через день делать инъекции лекарственного препарата ребиф. Никто не понимал, как именно этот препарат помогает в случае рассеянного склероза, но клинические испытания показали, что он действительно помогает. В итоге онемение у Дэна ослабло.
Однако, когда через полгода Дэн сделал МРТ, оказалось, что появились новые очаги поражения. Дэн контролировал симптомы, но заболевание прогрессировало. Он начал принимать другой препарат — копаксон — вещество, имитирующее миелиновые белки. Каким образом копаксон замедляет развитие заболевание, также оставалось загадкой (возможно, благодаря обеспечению ложной цели для аутоиммунных клеток, которые ищут миелин, или посредством преобразования клеток, действие которых направлено на собственные ткани, в регуляторные Т-клетки), однако в ходе клинических испытаний препарат доказал свою эффективность.
На протяжении нескольких лет все шло гладко: внезапных обострений болезни не было, а бляшки почти прекратили увеличиваться в размере. Однако в 31 год произошел рецидив. На этот раз симптомы были более тяжелыми. Левая сторона тела онемела, как и в прошлый раз, но теперь Дэн потерял контроль над двигательными функциями. Он не мог делать точные движения левой рукой. Кроме того, ему стало трудно ходить.
Дэн вернулся к обычному протоколу лечения: мощные иммуноподавляющие стероиды для контроля обострений в краткосрочной перспективе. Кроме того, он по-прежнему принимал копаксон. Тем не менее левая часть его тела так и не восстановилась.
«Это напугало меня еще больше, чем в первый раз», — говорит он.
Дэн начал искать в интернете информацию об альтернативных долгосрочных методах лечения рассеянного склероза. Он прочитал о необходимости избегать глютена и различных аллергенов, а также о том, что нужно исключить из рациона молочные продукты. А затем Дэн нашел информацию о так называемой гельминтотерапии: Джаспер Лоуренс продавал анкилостому для лечения аутоиммунных и аллергических заболеваний. (Мы расскажем о Лоуренсе более подробно немного ниже.)
Дэн изучал экологию, поэтому такой подход был ему по душе. Он воспринял этот подход как восстановление экосистемы, возобновление древней взаимосвязи. Опубликованная в 2007 году работа Корреале убедила Дэна попробовать лечение анкилостомой. Однако, когда он рассказал об этой идее своим неврологам, те поставили ее под сомнение. Врачи настоятельно рекомендовали Дэну попробовать новый препарат от рассеянного склероза — тизабри. Представляющий собой вводимые внутривенно антитела, этот препарат препятствовал атакам иммунной системы на собственные ткани. Однако Дэн возражал против приема этого препарата, поскольку появились сообщения о смертельных инфекционных заболеваниях мозга, возникших при его применении. (С тех пор Управление по контролю за пищевыми продуктами и медикаментами требует, чтобы на этикетке этого препарата было предупреждение о возможности развития такого инфекционного заболевания, как прогрессивная мультифокальная лейкоэнцефалопатия.)
В конечном счете в 2009 году при поддержке своей жены и полном неведении неврологов Дэн заказал у Джаспера Лоуренса набор для самозаражения анкилостомой. Некоторое время спустя он приложил к руке повязку, предположительно содержащую тридцать пять невидимых личинок анкилостомы. Через несколько минут Дэн почувствовал зуд.
И все.
За несколько недель у Дэна исчезла сезонная аллергия. «Я мог вдыхать пыльцу — и ничего не происходило, — говорит он. — С тех пор у меня не было аллергии». В этот же период у Дэна несколько раз были императивные позывы к дефекации, но в большинстве случаев без побочных эффектов.
За прошедшие годы у Дэна больше не было случаев резкого обострения рассеянного склероза.
В мае 2010 года, впервые за три года, Дэн сделал МРТ. После этого невролог прислал ему взволнованное письмо. Один очаг поражения сократился. Еще один полностью исчез. Другие очаги оставались стабильными. «Ситуация улучшилась, а новых очагов поражения нет! — писал доктор. — Это отличная новость!»
Тем временем Дэн, который живет сейчас в Портленде, увеличил численность своей популяции гельминтов: он принял еще 65 анкилостом и дозу из тысячи яиц человеческого власоглава. На протяжении всего периода тяжких испытаний Дэн продолжал принимать копаксон. Он полностью осознавал, что ему, возможно, помогает именно этот препарат, а не гельминты, однако в прошлом копаксон не предотвращал обострение болезни. Или, может быть, Дэну просто повезло, и у него дольше обычного длится период ремиссии в рамках необъяснимого цикла, присущего любому аутоиммунному заболеванию. Тем не менее именно после внедрения анкилостомы (а не приема копаксона) у Дэна полностью восстановилась подвижность левой руки и левой ноги.
Существуют и другие убедительные основания считать, что паразиты помогли Дэну справиться с рассеянным склерозом.
Назад: Аргентинское чудо
Дальше: Как выглядит ремиссия на клеточном уровне

tuiquiCalt
Замечательно, очень ценная фраза --- Очень замечательно! гдз дорофеев, гдз егэурок и английский rainbow ютуб гдз
beherzmix
Между нами говоря, попробуйте поискать ответ на Ваш вопрос в google.com --- Я что-то не понимаю гдз чесноков, яблонский гдз и класс rainbow гдз мещерский
inarGemy
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы не правы. Пишите мне в PM. --- Буду знать, большое спасибо за помощь в этом вопросе. службы досуга иркутск, агентство досуг иркутск или индивидуалки в Иркутске досуг для детей иркутск