Книга: Два в одном. Оплошности судьбы
Назад: Глава 25
Дальше: Глава 27

Глава 26

Артем повозил языком по гладким деснам. Зубов во рту не было. Не было даже двух зубов с коронкой из белого металла, странным образом находящихся во рту Артама. К его удивлению, он даже не расстроился – подумаешь, нет зубов, зато живой. И на него не плюхнулась плита весом в центнер, не выросли бивни, как у мамонта, а зубы он вернет, в этом он не сомневался.
Он сел на край кровати.
– Швад. У мешя мет жубов, – и открыл рот, показывая девственно-чистые розовые десны, как у младенца.
Сунь Вач Джин приблизился с серьезным видом и заглянул в рот к Артему. Почесал затылок, сдвинув шестерню на лоб, затем очень быстро применил «наркоз». Сорвал шестерню и треснул с размаху по лбу ничего не подозревающего человека. Тот, словно кролик до этого, замер на секунду и потерял сознание, упав на спину, беззащитно раскинув руки. Сунь Вач Джин облегченно вздохнул. Он успел опередить события и погасить гнев человека-убийцы в зародыше. После этого с решительным упорством и тщанием уселся за новые расчеты. Теперь он решил использовать запасы своей Эртаны и восстановить зубы человеку с помощью проекции. Он трудился всю ночь и, обессиленный, свалился рядом с Артемом.
Артам, взявший бразды правления телом в свои руки, проснулся и, не открывая глаз, провел языком по рту и почувствовал, что у него нет зубов. На мгновение замер. Попытался задуматься о странностях, происшедших с ним, но не смог себя заставить мыслить. Чтобы не впасть в панику, просто махнул рукой и пробормотал.
– Да ну… – После чего нырнул обратно в сердце и пропал.
Арингил лежал и сквозь прикрытые веки смотрел на подопечного. Агнесса вся извелась в ожидании результата. Эти эксперименты, проводимые двумя разумными, такими разными и в то же время такими похожими в своем упорстве познавать новое, экспериментировать, несмотря на риск, заинтересовали обоих судеб.
– Как ты думаешь, Ари, кролики, которые убежали, будут плодиться?
– Нет, не будут! – буркнул Арингил. Он терпеливо отвечал непоседливой девушке, которая дергала его вопросами ежеминутно.
– А почему ты так думаешь?
– Потому, что это были самки.
– И что?
– А то! Ты же видела, как крольчиха схватила гуся. Так она сожрет и кролика. Он для нее не партнер, а ужин.
– Какая жалость! Теперь самочка не познает любви и радости материнства! Она обречена вечно быть одной, – грустно заметила тифлинг.
– Зато с голоду не умрет, – равнодушно ответил Арингил. – И лиса ее не съест.
– Правда?
– Точно. Ты видела ее клыки – у матерого секача таких нет.
Артем пришел в себя, когда солнце уже высоко стояло на небосклоне. Он хорошо отдохнул и выспался. Рядышком притулился свернувшийся калачиком Свад. Птички чирикали в саду, и вообще настроение было приподнятым. Он языком провел по зубам и подивился их гладкой поверхности. Щелкнул ими, и звук ему понравился – звонкий такой, задористый. Затем он вспомнил, что ложился спать без зубов.
Значит, за ночь они выросли! Обрадовался и, желая поделиться приятной новостью, растолкал гремлуна.
– Свад, у меня зубы выросли! Представляешь! – Душевный подъем наполнял его до самых краев. Он радовался зубам, теплому утру, птичьему пению и присутствию Сунь Вач Джина.
Гремлун быстро проснулся.
– Что? Зубы выросли? Покажи!
Артем ощерился во весь рот.
– Правда здорово?
Гремлун побледнел и осторожно отодвинулся.
– Действительно здорово, – согласился он. – Все зубы на месте, ровно тридцать шесть.
– Каких тридцать шесть, Свад, ты что? – изумился Артем. – У человека всего тридцать два зуба.
– Вполне может быть, что их и в самом деле тридцать два, – отвернулся к окну гремлун. – Кто их считал?
Но непонятное замечание Свада на Артема не произвело никакого впечатления. Ему было хорошо. Зубы на месте, и ужасно хотелось есть.
– Я вниз, поем и тебе принесу, дружище. – Он похлопал гремлуна по плечу. – Ты славно поработал. – И, насвистывая, вышел.
– Арингил, ты это видел?
– Видел, – хмуро отозвался Арингил. – Я еще не такое видел. Подумаешь, зубы из стали и покрыты хромом. Я видел даже золотые.
– Так ты считаешь, что в этом ничего странного нет? – растерянно переспросила Агнесса. – Хотя, может, ты и прав. Здесь тоже делают серебряные и золотые зубы. Даже вставляют в них бриллианты и изумруды. Только их не тридцать шесть, – совсем тихо промолвила, почти прошептала девушка.
– Сколько зубов у парня, не столь важно, главное, они ему не мешают, – высказал вслух свое мнение Арингил, хотя и его внутри грызли сомнения. Что же такое произошло с зубами человека? И чем ему это может грозить в будущем? Но в книге судьбы его путь не изменился. Все так же четыре исхода, скрытые в тумане будущего.
Сунь Вач Джин проводил взглядом в спину уходящего человека. Сдвинул на затылок шестерню и почесал лоб. Что же он сделал не так? Стал вспоминать процесс ночной работы. Зубы Артема перешли на энергетический уровень, так как он перестраховался и добавил энергии. Совсем чуть-чуть, но этого хватило, чтобы их материальная форма исчезла. Принимаясь за проекцию, он увидел, что в энергетической структуре зубов присутствуют металлические вкрапления. Удивился, конечно, но не придал этому значения. В конце концов Артем не гремлун, а человек. Один Творец знает, из чего сделаны их мозги, и тем более зубы.
Просчитав запасы Эртаны на восстановление зубов, он понял, что материала не хватает, и чем его заменить, он не знал. Так он просидел довольно долго, разглядывая проекцию. Затем мысли его приняли более четкую направленность.
Если его зубы частично состоят из металла, он может недостаток материала компенсировать тем же материалом. Он пошарил у себя в кармашке на поясе и выложил на одеяло скопившийся за годы работы разный хлам.
– Так! Что у нас тут есть, – пробормотал он, разворошив кучку, состоящую из мелких деталей, мусора и крошек. Нашел конфетку и сразу засунул себе в рот. – Ага, адамантиновый шарик от подшипника, ванадиевый хромированный осколок от какого-то инструмента. Ага, вот это пойдет, – решил он.
Сунь Вач Джин, памятуя о том, что лучшее – враг хорошего, взял за основу проекцию своих зубов. Их было тридцать шесть. Увеличил размер и перевел осколок в энергетическую форму, потратив на это незначительную долю своей Эртаны. Сама энергетическая форма в этом мире не находилась, она как бы пребывала в другом измерении. Если бы зубы преобразовались в энергию здесь, то произошел бы взрыв от мгновенного высвобождения, и Артем лишился бы головы. Но магия гремлунов так устроена, что отправляет ее в проекцию, находящуюся в другом измерении. Теперь ее предстояло осторожно вернуть. Он смешал энергию зубов и энергию металлического осколка, увеличил размер зубов в проекции и запустил процесс. После чего улегся спать. Это все, что он помнил.
– Давай, любезный, мне мяса. Сочного, с косточкой, и побольше. Рыбку жареную, лепешки и морс из ягод.
А затем, чтобы приободрить внимательно слушавшего официанта, улыбнулся. Молодой парень в длинном переднике отпрянул и, почти не моргая, уставился на Артема.
– Ты чего застыл столбом? Еду давай! – нетерпеливо поторопил прислужника Артем и опять улыбнулся. Парень уронил поднос и опрометью бросился прочь.
Чего это он, удивился Артем. Встал и подошел к старому зеркалу, висевшему у входа. Улыбнулся и обмер. В тусклом зеркале на него смотрел Артам с железными зубами, блестящими, как бампер седьмой модели «жигулей».
– Убью гада! – Гнев мгновенно затопил разум Артема, и он, пылая отмщением, устремился наверх. Ворвавшись в комнату, стал яростно озираться. Где этот экспериментатор? – Вылезай, Леопольд, подлый трус! – проорал он и стал искать его по всей комнате. Выглянул в окно. Опустился на колени и заглянул под кровать, не поленился, открыл крышку ночного горшка. Услышал шорох над собой и медленно стал поднимать голову над кроватью. Когда его глаза поравнялись с подушкой, он увидел руку, в которой была шестерня, и захотел закричать. Но не успел. Железяка врезалась ему в лоб и отправила его в забытье. Он упал на пол и провалился в темноту.
Сунь Вач Джин вылез полностью из-под подушки. Покачал осуждающе головой. Как же трудно с этими людьми. Что ни сделаешь, никак не угодишь. Уселся на груди человека по-турецки и стал думать. Перед ним лежали кусочки материалов. Он браковал их и все больше мрачнел. Единственным материалом, который годился для зубов, был адамантиновый шарик. Понимая, что другого пути у него нет, как только сделать нормальные зубы человеку или быть зарезанным этим душегубом, Свад принялся творить.
Он пять раз просчитал параметры. Открыл рот человеку и измерил зубы, каждый по одному. Затем убрал их, переведя в энергетическую форму. Когда вновь проверил проекцию зубов, он чуть не застонал. Потери материала при переходе были слишком велики. Своей Эртаны у него осталось мало, и он решил использовать для осуществления перехода материал зубов Артема на восполнение энергии.
Теперь он сидел, горестно понурив голову, и не знал, что делать. За ним наблюдали Арингил и Агнесса.
– Как ты думаешь, Арчик, Артем его задушит или прирежет костяным ножом? – задала вопрос Агнесса, повозилась и сосредоточилась на дальнейших действиях гремлуна. – По-моему, он это заслужил.
– Чем это? – неохотно вступил в разговор Арингил.
– Он приставал к моей бабушке.
Арингил промолчал, но, приняв физическую форму, спустился вниз.
– Горюешь? – спросил он у мастера.
Тот шмыгнул своим длиннющим носом и согласно кивнул.
– Горюю, судьба. Не знаю, что делать. Не хватает материала на зубы. Если я сейчас верну ему зубы, у него их не будет хватать. Слишком много энергии тратится здесь на переходы из одного состояния в другое. Понимаешь?
– Понимаю, Сунь Вач Джин, и пришел к тебе, чтобы помочь. На полу валяются зубы кролика – попробуй использовать их. А также зубы раздавленного шмеля, вдруг получится.
Гремлун замер на несколько мгновений. Затем его лицо прояснилось, он вскочил и бросился к Арингилу. Он хотел его обнять, но только обхватил воздух: Арингил вовремя скрылся.
Поползав по полу и собрав все зубы, мастер добавил их в проекцию. После чего с чувством хорошо проделанной работы запустил процесс формирования зубов.
Когда Артем проснулся, он не вспомнил про железные зубы. Его удивило, что он валялся на полу.
– Свад? – позвал он коротышку. – У меня зубы появились. Вот здорово!
Гремлун тяжело оторвал голову от подушки. Взял в руку шестерню и нейтральным голосом попросил.
– Покажи.
Артем пошире открыл рот:
– Вот! – У него во рту был ровный ряд белых немного прозрачных зубов, сверкнувших в свете лучей солнца алмазами.
Сунь Вач Джин отодвинулся и проговорил:
– Красиво.
– Правда? – обрадовался человек. – У тебя зеркало, Свад, есть?
– Нету! – отрезал гремлун и пододвинулся поближе к окну.
– Тогда я внизу посмотрю, – беззаботно отреагировал человек и скрылся за дверью.
Тифлинг рассматривала свои зубы в зеркало.
– Ари, а тебе понравится, если у меня будут такие же зубы? Представляешь я иду, улыбаюсь, а они сверкают на свету.
Арингил молчал, не зная, что ей ответить. С одной стороны, ему было все равно, будут сверкать зубы у девушки или нет. С другой стороны, подражать смертным было глупо, на его взгляд. Но попробуй скажи ей об этом.
– Почему ты молчишь? Я не для себя, а для тебя стараюсь, – надула губки Агнесса. – Все делаю, чтобы тебе понравиться.
Не желая вступать в пререкания и долгие споры, Арингил откашлялся и солидно заявил:
– Агнесса, ты и так очень красива. Зубы тебе будут лишними.
– Что-о? Ты хочешь, чтобы я ходила беззубой! Как старухи на планете? Все! Я с тобой больше не разговариваю… Сегодня. Мужлан.
Арингил от досады захотел сплюнуть. Но оглядевшись и не найдя подходящего места, просто решил прогуляться. Хватит ему сидеть затворником.
– Ты куда? – догнал его вопрос девушки, когда он наполовину скрылся в пространстве.
– Гулять.
Агнесса осталась сидеть с открытым ртом. Куда это он отправился в своем балахоне? Да если его встретят тифлинги, они его засмеют. А вдруг он драться полезет. Он такой. Боевитый. А если повстречает одну из вертихвосток, и та вскружит ему голову? От этих мыслей у нее закипала голова.
– Баба!
– Я тут. Ты чего орешь? – мгновенно появилась бабушка с сигаретой во рту, словно она только и ждала момента, когда ее позовут.
– Баба, посиди, мне срочно надо.
– А ты куда? И где твой жених?
– Некогда, баба. Я его спасать иду.
Сунь Вач Джин проводил взглядом в спину уходящего человека. Сдвинул на затылок шестерню и почесал лоб. Может, все обойдется, с надеждой подумал он.
Артем меж тем спустился в трактир и пальцем поманил служку.
– Давай, любезный, мне мяса. Сочного, с косточкой, и побольше. Рыбку жареную, лепешки и морс из ягод. – А затем, чтобы приободрить внимательно слушавшего официанта, улыбнулся. Молодой парень в длинном переднике испуганно уставился на Артема.
– Ты не стой столбом, дружище. А то драхмы не получишь. Живо давай. Одна нога тут, другая там, – указал Артем глазами на кухню. А то я такой голодный, что могу тебя съесть, – пошутил он и засмеялся.
Паренек галопом сорвался с места и притащил все, что заказывал ему странный постоялец, у которого менялись зубы по несколько раз в день.
Увидев сочащуюся баранину с косточкой, Артем чуть не зарычал от жадности. Ухватил кусок двумя руками и впился в мякоть. Мясо было мягким, хорошо прожаренным, а барашек молодым. Скоро в его руках осталась только кость. Артем ее облизал и разгрыз, высасывая костный мозг.
Рыбу он ел, не заботясь о костях. Перемалывая, словно жерновами, все, что попадало в рот. Зубами он был доволен. Он даже был рад, что ему выбили родные. Новые зубы были крепкими и ровными, словно штакетник на заборе. Пусть несколько мельче, чем прежние, зато какие гладкие.
Попивая морс, он смотрел в окно. Посетителей было немного, и никто не обращал на него внимания. Пребывая в благостном настроении, он услышал хлопок входной двери и посмотрел в ту сторону. В дверях стоял его знакомый сержант, с которым он здесь днем раньше делил трапезу. Увидев Артема, тот улыбнулся и направился к нему.
– Доброго дня, сержант, – поздоровался Артем, – не желаете угоститься?
Воин подкрутил усы и отрицательно покачал головой.
– Нет, господин маг, я при исполнении, так сказать, и к вам по делу. Придется пройти к отцам инквизиторам и дать показания по колдунам.
– А что, жулики уже сознались? – спросил Артем. Залпом допил морс и поднялся.
– Так святые отцы умеют убеждать и наставить на путь истинный, – усмехнулся сержант.
– Это да! – согласился Артем, а сам подумал: пытки и боль заставят сознаться в любом грехе даже самого стойкого. С одной стороны, ему было жаль девушку, молода еще и жизни не видела. С другой, могла бы честно где-нибудь работать, а не грабить проезжих. Скольких они уже оправили на каторгу, и скольких они с подельником обобрали, одному богу известно.
– Пошли! – решительно сказал он. – Негоже святых отцов заставлять долго ждать. Им о наших душах заботиться надлежит денно и нощно.
Сержант и воин, пришедший с ним, осенили себя священным знаком и произнесли хором:
– Истинно!
Они шли в сторону городского храма церкви Свидетелей Славы Хранителя, но прошли мимо открытых расписных дверей. Заметив это, Артем поинтересовался.
– А мы что, не в храм пойдем?
– Нет, господин Артам. В городскую тюрьму. Святые отцы там работают.
«Работают они, – мысленно произнес Артем, – пытают, как гестапо». Но вслух согласился с сержантом:
– Да, тюрьма – самое место для инквизиторов.
– Это в каком смысле? – Сержант косо посмотрел на парня.
– В том смысле, что где, как не в тюрьме, вызнавать про тайны колдунов, господин сержант, – ответил не смутившийся Артем и улыбнулся.
Сержант бросил взгляд на рот Артема и крякнул.
– Кхм, – прочистил он горло. – А что у тебя с зубами, Артем?
– А что с ними? – в ответ спросил Артем и потер их пальцами.
– Да сверкают больно уж ярко.
– А, это… – Артем почему-то не удивился вопросу. – Вчера с местными подрался – так они мне зубы выбили.
– Что, не удержался и напился? – ухмыльнулся сержант.
– Да, было дело, – неохотно сознался Артем, почем зря кляня Артама. – Потом вот вылечил зубы. С тех пор они стали гладкими, как новые. Ну еще мелом чищу.
– Точно как новые, – подтвердил сержант. – А мелом зачем чистишь?
Артем бросил взгляд на его меч в простых ножнах и спросил:
– Вы вот, господин сержант, меч свой чистите?
– А как же!
– И как?
– Что как? Блестит, как у кота… – он осекся и громко засмеялся.
– Вот и у меня то же самое, блестят, значит, – со смешком ответил Артем.
– Может, и мне полечишь? – отсмеявшись, спросил сержант.
– А почему нет, – не стал отказываться Артем, – только у меня сначала все зубы исчезли, а потом появились новые. К утру, – пояснил он.
– Нет уж, благодарствую! – вновь засмеялся сержант. – Я лучше со своими похожу, со старыми.
За разговорами они незаметно подошли к мрачному каменному зданию, обнесенному высоким деревянным забором. Сержант что-то буркнул охраннику, и их пропустили. Они прошли небольшой двор. Вошли вовнутрь. Сержант опять что-то буркнул охраннику, и их пропустили в подвал. Сержант провел его до двери, обитой железом.
– Подожди здесь, – негромко сказал он и, постучав, вошел. Вышел он сразу. – Заходи, – строго проговорил и подмигнул.
Артем вошел и огляделся. В полумраке тюремного помещения горел светильник. За небольшим столом сидел в рясе инквизитор – крепкий мужик с откормленной ряхой и вторым подбородком. Свет падал только на Артема, сам святой отец-меченосец находился в тени.
– Доброго здравия вам, святой отец, – поклонился Артем. – Благословите меня, как верного сына матери церкви. – Кланяться ему было легко, он не гордый.
Инквизитор некоторое время рассматривал парня, пытаясь понять, кто перед ним. Лицо простое. Глуповатое. Глаз не прячет, смотрит прямо, но почтительно. Насмотревшись, спросил:
– Кто ты? Расскажи о себе.
– Я – Артам Грузь. Сын бакалейщика из города Брешта, что находится в провинции Аногур. Родился в третий месяц весны в тридцать четвертый год правления короля Безгона Мудрого. Многие лета его величеству. Моя мать Арнина – дочь торговца восточными сладостями. Женщина весьма добродетельная. Верная прихожанка Храма.
– Стоп! – не выдержал инквизитор. – Просто отвечай на вопросы, которые я буду задавать. Понял?
– Конечно понял, святой отец, – охотно закивал парень. – Моя мать меня всегда учила: «Артам, слушай взрослых и будь внимателен к их словам, тогда ты добьешься в жизни многого»…
– Все! – прервал его инквизитор, и было видно, что он приходит в раздражение. Он отдышался и, прищурив и так узкие глазки, почти прошипел: – Как ты оказался здесь?
Почти как змея, подумал Артем и, сделав самое удивленное выражение на лице, которое только смог изобразить, ответил.
– Ну вы даете, ваше святейшество! Сразу видно, заработались, вам бы отдохнуть…
– Отвечай только на мой вопрос, недоумок! – опять прервал его инквизитор.
– Так я и отвечаю со всем моим уважением, святой отец. Только вы дослушать не хотите. Как наш кузнец. К нему, бывало, приходишь…
– Отвечай на мой вопрос, дурень, и все. Понял?
– Понял, святой отец. Я здесь, потому что вы меня сюда позвали. – После этих слов он посмотрел на инквизитора как на неразумного младенца, нежно и почти с любовью. Его взгляду мог бы позавидовать бравый Швейк, который так же смотрел на врача, прописавшего ему касторку.
– Заткнись! – Инквизитор вытер платком потное лицо.
– Молчу, святой отец. Мой отец Штефан Грузь – удачливый торговец и мудрый человек – поучал меня…
– Молчать! – заорал инквизитор и хлопнул ладонью по столу. – Ты маг? – сдерживая рвущийся наружу гнев, спросил он и уставился на Артема, как на приверженца хаоса.
Но тот молчал.
– Почему не отвечаешь? – Служитель подобрался, и голос его зазвучал вкрадчиво.
– Вы уж, святой отец, определитесь – молчать или отвечать. Как вас понять? Вот отец Ермолай – мой наставник и поборник веры – всегда знал, что нужно. Кого сжечь, кому молчать, а кому вбивать истину. Так что мне делать: молчать или отвечать?
Святой отец, сбитый с толку отповедью паренька, икнул. Вытер вспотевший лоб платком, хотел сказать что-то резкое, но только махнул рукой.
– Пшел вон! Идиот. – Но проговорил это устало, без гнева: он уже понял, что добиться от этого недоумка чего-то толкового сложно.
– А благословить?
– Во-он! – проревел инквизитор, и Артема сдуло, будто ветром. Так быстро он еще никогда не покидал помещения.
В комнату, где велся допрос, отворилась другая дверь, и вошел маленький, но очень упитанный инквизитор. Он, недовольно сопя, подошел к сидевшему и приходящему в себя брату по ордену.
– Ты зачем его отпустил? Видно же, что он непроходимый тупица. Сожгли бы его – и дело с концом. В конце концов отчетность улучшили бы.
– Не улучшили бы, – отмахнулся здоровяк. – Только неприятности нажили бы. Этот дурень чем-то понравился Ермолаю из Аногура, и он с его помощью делает карьеру. Ты что, не читал новых инструкций, что прислали нам после форума?
– Нет, а что там пишут?
– Пишут, что некто отец Ермолай из Аногурского отделения Ордена проявил стремление не только к искоренению еретиков, но и к подвигам по укреплению веры. И, представляешь, привел к истине баску и мага. Его отметили патриархи Канодриона. Если мы сожжем свидетельство успеха нашего брата, то будем с тобой дни доживать в диких землях. Ну его, пусть идет куда хочет. Он и так нам помог и нашел двоих еретиков.
Он поднялся.
– Пойдем, отметим это дело. Потом еще попытаем ведьму и колдуна, может, на кого укажут из местных.
– Пойдем, – охотно согласился маленький меченосец веры.
Артем выскочил из допросной и прикрыл двери за собой, выдохнул воздух и с облегчением огляделся. Прошел, как по лезвию ножа. Не лжесвидетельствовал и на костер не попал. Быстрее из этого города, и подальше, принял он решение и, оглядевшись, увидел стражника, который сопровождал сержанта.
– Воин, выводи меня отсюда, у меня задание срочное от отцов инквизиторов.
Но стражник скептически сморщился и потянулся к мечу.
– Ладно, будешь первым из найденных мной еретиков, – не смущаясь, проговорил Артем. – Тебя как зовут?
Стражник мгновенно стал бледным и отступил на шаг.
– Я не еретик.
– А почему ты мешаешь выполнять задание Ордена меченосцев? – Артем стал воинственно наступать на стражника. – Кайся, грешник, какому богу молишься!
«Не переиграть бы», – подумал он, двигаясь в сторону стражника и поднимая руки, взывая к небу.
– Да что вы такое говорите, господин… – Стражник замялся, не зная, как обозвать парня. Последней каплей стали сверкнувшие в свете светильника зубы, и он сдался: – Следуйте за мной, я вас выведу, и не думайте, что я отступник. Я хожу в храм и жертвую часть жалования церкви. – Он поспешно пошел вон из подвала, а Артем последовал за ним.
За деревянным забором Артем почувствовал себя более уверенно. Пора было покинуть этот город, столь негостеприимно принявший его, и отправляться дальше в Арагс, к неведомому получателю медальона и мешочка с камнями. Он уже знал, что караваны уходили из Нижнего Бежеля с площади перед речным портом. Там высаживались те, кто следовал на запад королевства.
Еще до прибытия в Нижний Бажель он решил пристроиться к каравану, идущему в сторону Арагса. Он все свободнее чувствовал себя в этой стране. Ему не надо было особо стараться и притворяться, его незнание географии этого мира ложилось в традиции местных жителей. Они в основном рождались, жили и умирали в своем городке, деревне, не уезжая дальше своей провинции. За исключением купцов, наемников всех мастей и иноземцев, которые спокойно себя чувствовали в Ривангане. Гораздо спокойнее, чем местные жители. Их практически не трогали инквизиторы, не притесняли конты и купцы, охотно набирали иноземцев в охрану, не без основания считая, что они не будут связаны с местными разбойниками. А разбойников в королевстве было много. Как понял Артем, разбойничьи банды пополнялись беглыми крестьянами, должниками, сбежавшими от суда, и всяким сбродом.
Артем зашел на постоялый двор, заказал еды в дорогу, поднялся наверх, накормил Свада, недовольно сопевшего из-за того, что его оставили так долго одного и без еды. Затем спустился вниз, расплатился за проживание и еду. Затем поправил потяжелевшую сумку и вышел уверенным шагом бывалого путешественника.
На большой площади перед портом стояли повозки, в которые были запряжены лохматые лошадки. Между ними суетились приказчики. Сновали грузчики с мешками на спине. Командиры отрядов охраны, они выделялись из других вооруженных людей более богатой броней и властным видом, что-то втолковывали своим подчиненным, распределяя их по возам.
Везде царило на первый взгляд хаотическое движение товаров, людей и повозок. Артем остановился, рассматривая этот людской муравейник, и сделал вывод, что торговля в королевстве процветает. Столько караванов и людей, собранных здесь, впечатляло. «Что же делать? – задумался землянин. – Как найти нужный караван?» – Он бродил взглядом по повозкам, охранникам и уперся в распорядителя или приказчика, стоявшего возле пандуса у ближайшего склада, откуда выкатывали бочки. Мужик в жилетке и в головном уборе, похожем на фуражку без козырька, покрикивал на грузчиков. Он считал бочки и делал записи на дощечке.
– Доброго дня, уважаемый, – вежливо поздоровался Артем, когда у приказчика наступил перерыв.
Тот осмотрел Артема на предмет, достоин паренек его внимания или нет. Затем оценил его наряд и решил ответить.
– И тебе здравствовать, парень.
– Не подскажете, какой караван идет в сторону Арагса? – спросил Артем и получил ответ, которого примерно и ожидал:
– Не подскажу. – Мужик равнодушно отвернулся.
– А так? – Артем покрутил в пальцах серебряный рукль. Приказчик искоса посмотрел на монету, улыбнулся.
– Вон, видишь у самого выхода с площади сформировался караван? Подойди к начальнику охраны и скажи, что тебя послал Марк со склада сельди. Он тебе разрешит присоединиться к каравану.
– Спасибо, уважаемый! – поблагодарил Артем и, спрятав монету, пошел прочь. На приказчика он не смотрел. Но легко догадывался, какая рожа была у мужика, провожавшего его взглядом в спину. Но ему было наплевать на его мнение: не захотел помочь по-нормальному – стой и давись злобой.
– Эй, парень! – крикнул ему вслед приказчик. – Я тебя запомню.
Артем обернулся.
– Не советую. – И создал светляк, затем развеял его и закончил: – Прокляну.
Назад: Глава 25
Дальше: Глава 27

Олег
Чудно!