Книга: Разлом. Белый и красный террор
Назад: Кронштадтский мятеж
Дальше: Революции и заговоры

Часть третья

Стены примирения

Мудрец всегда выигрывает так, чтобы соперник чувствовал себя победителем.
Илья Панин
В Москве на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца установлена «Стена скорби» — монумент жертвам политических репрессий советского периода. Открыли ее Президент РФ Путин и Патриарх РПЦ Кирилл.
Президент России заметил, что политические репрессии являются преступлением, которое нельзя оправдать никакими заявлениями о высшем благе для народа. По мнению Путина, страшные события прошедших лет нельзя забывать и вычеркивать из национальной памяти.
«Но это не значит призывать к сведению счетов. Нельзя снова подталкивать общество к опасной черте противостояния», — лаконично добавил он.
Патриарх в своем выступлении подчеркнул, что данный памятник примирения и скорби необходим для того, чтобы излечивать души людей. Приходя к нему, они не должны чувствовать уныния или отчаяния. Мемориал должен заставить людей задуматься над тем, какую страну и какое государство они оставляют своим потомкам. Россияне должны сделать правильный вывод из ошибок своих предков и больше никогда их не повторять.
Глава ФСБ Александр Бортников по случаю 100-летнего юбилея со дня образования органов государственной безопасности в интервью «Российской газете» рассказал об истории и этапах деятельности этого ведомства и попутно сообщил, что сталинские репрессии в значительной степени имели «объективную сторону». Он заметил:
«Хотя у многих данный период ассоциируется с массовой фабрикацией обвинений, архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов».
В качестве примера реальных поводов для процессов сталинских лет он привел планы сторонников Л. Троцкого по смещению или даже физическому устранению И. Сталина и его соратников в руководстве ВКП(б), а также с учетом связей заговорщиков с иностранными спецслужбами…
«Большое количество фигурантов тех дел, — продолжил он, — это представители партноменклатуры и руководства правоохранительных органов, погрязшие в коррупции, чинившие произвол и самосуд». Вместе с тем он расставил акценты, что «не хочет никого обелять», однако большинство репрессивных мер конца 1930-х годов связал с деятельностью бывшего партийного функционера, ставшего потом генеральным комиссаром безопасности, Николая Ежова, заменившего троцкиста Генриха Ягоду.
И действительно, эти должности опасны для людей авантюрных, скоропалительных, услужливых, а потому коварных для сюзеренов и вождей, а самое главное часто для невиновных граждан.
А теперь, что касается «Стены».
Все верно и справедливо в отношении памятника «Стена скорби», но есть одно «но», которое заметил А. В. Щипков, доктор политических наук, профессор философского факультета МГУ, член Общественной палаты РФ. Он пишет:
«Событие знаковое, поэтому особую важность приобретает вопрос: способен ли данный монумент выполнить свое предназначение? Может ли он встроить тему ГУЛАГа в общую картину национальной истории таким образом, чтобы не углубить гражданский раскол вековой давности, но снять напряжение, обратив чувства граждан к общим ценностям, которые не могли быть уничтожены даже революцией, гражданской войной и террором?
Репрессии и их центральную, с оттенком черной сакральности, дату — 1937 год определяют как причину всех бед, постигших СССР. На самом же деле репрессии это не причина, а следствие. Причина — народный раскол и гражданское противоборство. 1917 год — причина, а 1937 год — следствие. Революция — причина, ГУЛАГ следствие.
Запрос общества на концептуализацию темы репрессий и увековечения памяти погибших существует давно. Но, к несчастью, все это время, примерно последние тридцать лет, проблема не выводилась за рамки идеологических и политических противостояний. Она использовалась разными политическими сторонами в ходе актуальной политики (вспомним хотя бы 1993-й или 1996-й годы). Такой подход лишь сообщал трагедии национального раскола новую энергетику, углубляя и расширяя его.
Стрельба из танковых орудий по своему парламенту в центре Москвы по приказу амбициозного президента Ельцина разве могла объединить общество? Она его расколола еще больше. Эти трещины эпохи перехода России от социализма к капитализму не замечает лишь слепой. Они живут, они существуют, кое-где, как и раны со временем и с помощью лекарств, затягиваются, а где-то, наоборот, воспаляются. Камень легко колет безобидная для него вода. При нормальной плюсовой температуре она его только омывает, а вот при минусовой — разрушает, раскалывает, проникая в трещины».
О невинных жертвах 1993 года власть окаянных 1990-х постаралась забыть, но ведь и они должны стоять на «Стене скорби». Скорбеть надо по всем жертвам и царской России, и Советского Союза, и Российской Федерации как правопреемницы двух империй. А разве можно забыть жертв крепостничества, столыпинских «галстуков», расстрелов рабочих 1905 года, трагических событий на Ленских приисках 1912 года, двух революций — Февральской и Октябрьской 1917 года, репрессий 1920-1930-х годов, голода, военной интервенции иностранных держав, Гражданской, Великой Отечественной и Афганской войн, предательства верхов 1991 года с развалом государства, орудийного убийства в Москве массы невиновных граждан в 1993 году, безобразной первой военно-политической кампании на Северном Кавказе?
Все это несчастия России. Поэтому и белым, и красным, и зеленым, и черным, и других цветов идеологической окрашенности жертвам, возникшим в результате глупостей, недальновидностей и преступлений политиканов, даже не политиков, а тем более не государственных деятелей, надо возвести мемориал «Светлой памяти», если такового запросит на референдуме весь народ, а не только его часть по случаю кровавого 1937 года.
Печаль имеет много названий: огорчение, тоска, горе, скорбь, хандра, сплин, меланхолия, отчаяние, депрессия… Так вот, печаль с ее разновидностями христианский святой преподобный Нил Синайский называл «червем в сердце». И действительно, эта разновидность страсти, как рак, пуская метастазы, пожирает человека изнутри, может довести его до полного изнеможения, если не начать бороться с этим сильно выраженным чувством. Депрессивный человек теряет интерес к жизни.
«Стену скорби» мой товарищ назвал «ковырянием национальной раны», которую нельзя лечить забвением, нужны другие социальные методологии.
Тем более левые идеи, как их ни прятать, они живы не только в нашем народе и могут всегда дать обильные всходы, если не обращать внимание на благосостояние того же самого народа, который переживает сегодня не лучшие времена своей истории.
А может, и не надо «Большой Стены Примирения», достаточно наконец-то побороть необоримую коррупцию с повсеместным чиновничьим крышеванием, необустроенность и нищету глубинки, растущую уже не только детскую беспризорность, но и взрослую с появлением армии «бомжей». Даже простые граждане фиксируют падение качественного уровня образования и здравоохранения, снижение реальных доходов россиян. Они все громче требуют от правительства поставить заслон вороватой утечке денег за рубеж, обустроить детские дома, из которых тысячами бегут подростки, создать не сараи для престарелых, а приличные дома одиноким и т. д.
Тогда и не будет национальной депрессии и упадка духа, о чем сегодня многие эксперты говорят как о страшном недуге, поразившем Россию. Нас ангажированные властью СМИ, а особенно телевизионщики разворачивают в сторону крылатого изречения Сталина — «жить стало лучше, жить стало веселей». И действительно, в стране появилось больше денег, услуг, товаров, пусть даже заморских, люди стали моднее одеваться, покупать через ипотеки и кредиты квартиры и автомобили, но беда и счастье в том, что Россия очень большая страна и проблем у нее тоже очень много. Да, деньги банки дают занимающему, но это деньги чужие, отдавать приходится свои, кровно заработанные.
Но их надо получить на конкретных местах работы, а если они сокращаются, сжимаются, как шагреневая кожа, тогда возникает страшный психологический вопрос задолженности. Людей мучит личная несостоятельность, иногда приводящая даже к суициду. И появляются все чаще и чаще статьи под одним и тем же заглавием — «Россиян задушили кредиты!»
О масштабах полученных россиянами кредитов говорит одна ужасающая цифра — они потратили в 2016 году почти два триллиона рублей (точнее 1,8 трлн) только на проценты. Нажились ненасытные банкиры, а не государство.
* * *
Народная мудрость гласит: «Страшись не численности врагов, а их единства!» — это аксиома жизни на грани войны или на самой войне. Поэтому единство нашего государства должно крепиться сооружением подобных памятников не только жертвам 1937 года и не только солженицынскому ГУЛАГу, но и всей череде трагедий и испытаний нашего многовекового народа. Мы, к сожалению, продолжаем находиться под влиянием мемов хрущевско-солженицынского времени о сталинском быте. Страна и ее народ жили своими делами, далекими от политической трескотни и подковерного единоборства, совершая трудовые и ратные подвиги, жили полноценной созидательной жизнью.
А что касается солженицынских трактовок ГУЛАГа, то о них искренне высказался герой Сталинграда Маршал Советского Союза В. И. Чуйков:
«Передо мной на столе книга под названием «Архипелаг ГУЛАГ», автор А. Солженицын…, который, оперируя выдуманными фактами (попробуй проверь их!), снабжает врагов мира и прогресса потоком лжи и клеветы на нашу Родину и наш народ… Вы, Солженицын, возвели ложь и нанесли гнусное оскорбление тем войскам, которым рукоплескал весь мир, все прогрессивное человечество… От имени живых и погибших в бою сталинградцев, от имени их отцов и матерей, жен и детей я обвиняю вас, А. Солженицын, как бесчестного лжеца и клеветника на героев-сталинградцев, на нашу армию и наш народ. Я уверен, что это обвинение будет поддержано всеми сталинградцами. Они все как один назовут вас лжецом и предателем».
Думается, Василий Иванович хорошо знал, что говорил.
В новейшей истории нельзя отделять друг от друга хрущевскую так называемую «оттепель», горбачевскую перестройку и ельцинское безвременье в виде «реформ без реформ». В них тоже были свои жертвы репрессий. Россияне с 1991 года так до сих пор и не приняли процесс приватизации, поэтому у многих крепко держатся воспоминания о прошлом. Ностальгические левые взгляды, увеличивающийся поворот в сторону Сталина как лучшего менеджера в экономике, желание разобраться в положительной стороне не большевистской, а советской системы должны вызывать у власти вопрос: «Почему это случилось после четверть-векового периода существования РФ?».
А теперь снова о памятнике.
Понятно, трудно представить такой масштабности памятник, но пусть мастера искусств думают над его обликом, формой, высотой и другими параметрами в будущем. На то они и специалисты по бронзе и камню!
Если этого не случится, то в несущих стенах многонациональной страны могут появиться трещины народных противоречий, основанных на чувстве коллективной вины с народом-убийцей. Так хотят наши враги. Этого допустить ни в коем случае нельзя. Воспитывать молодое поколение надо на героических поступках предков. Недаром Платон утверждал, что воспитание есть усвоение хороших привычек, а поэтому лучший способ сделать детей хорошими — это сделать их счастливыми через добротную жизнь, условия для которой должны создать власти предержащие. Цель воспитания — научить наших детей обходиться без нас, а не финансировать их, как это часто делают, особенно сердобольные бабушки и дедушки. Не рыбу им в руки надобно давать, а удочку. Если этого не случится — мы обречены ковырять раны прошлых ошибок и преступлений и… скорбеть.
Надо прививать людям идею самостоятельности и ответственности за свои поступки, суть которой сводится к тому, что в каждом из нас заложена сила нашего согласия на здоровье и болезнь, на богатство и бедность, на свободу и рабство. И только мы управляем этой великой силой и никто другой.
Народу больно воспринимать частое повторение его рабской покорности, а боль никогда и никому не может быть желательной, поэтому нужно больше уважительного отношения к своему прошлому.
Автору, посетившему мемориал, показалось, что от этой серой массы нагромождения безликих людей — жертв репрессий с надписями «Помни» на разных языках веет чем-то холодным, неживым, обреченным, кладбищенским. Появляется и вправду ощущение какой-то фатальности, затягивающей воронки истории, непрекращающегося ада, к которому как бы приговорены и прежние, и все последующие поколения, веет ощущением мазохизма и самобичевания. Нельзя получать удовольствие, испытывая унижения.
Действительно, над памятником витает, кружит черным вороном аура скорби, одиночества и отверженности. Но ведь обществу нужен памятник как невинным жертвам белого и красного террора, так и россиянам, погибшим от иностранных интервентов, но не писательскому «ГУЛАГу». Солженицын литературно тоже создал свой «ГУЛАГ» — неубедительный, сомнительный, мстительный, поддержанный Хрущевым и нынешними либералами. Кстати, его «ГУЛАГ» был осужден частью российских и даже американских писателей. И не революция, не Гражданская война и даже не социалистический строй стали причиной появления разного рода унижений, гонений и, наконец, репрессий, а суровое, крайне заидеологизированное кровавое время непризнания одних другими и наоборот, а также власть с действиями конкретных политических деятелей.
Пришедшие в 1990-е годы демократы сносили памятники красным идолам и открывали памятники белым. Но и у тех, и у других на обшлагах мундиров и шинелей была кровь невиновных. Много крови! Если кто-то считает, что приход к власти в России деникинцев, колчаковцев, корниловцев или семеновцев и им подобных не сопровождался бы кровавыми репрессиями, — это глубокое заблуждение.
Когда-то М. И. Кутузов сказал: «Отступающему неприятелю надо строить золотой мост». Мы же его нередко разрушали подрывами.
К великому сожалению, россияне до сих пор не так едины, как хотелось бы. Единство ощущается только в одной партии — «Единая Россия».
Единороссы, вспомните судьбу КПСС с лозунгом: «Народ и партия едины!»
А ведь прошло уже четверть века как размолотили великую страну, а желаемого монолита в обществе так до сих пор не ощущается. А он крайне нужен в наше неспокойное время. Сколько можно кричать — «Пора собирать камни!..»
Недаром в книге Екклесиаста.3,5 говорится: «Всему свое время, и время всякой вещи над небом:… время разбрасывать камни, и время собирать камни».
Наши недавние политики «доразбрасывались» до того, что потеряли и дальних соседей-партнеров, и ближних родичей: стран участниц Варшавского договора и союзных республик СССР, после чего Большой страны не стало.
Итак, пора собирать камни умной внешней и внутренней политикой, показывая собой, то есть Россией, свою мудрость, терпимость и силу. Тогда не надо будет искать камни и сносить их в кучу для фундамента нового здания, они будут сами скатываться, как по желобу, в нашу сторону, словно говоря: «Берите нас и стройте Новый, Единый Дом!»
«Стены скорби» не объединят народ, скорбящий от низких зарплат и пенсий, тощающих из года в год, и даже из месяца в месяц, от инфляций и роста тарифов. Нужен прорыв, к которому нас правильно призывает Президент, в том числе и через его 11 майских указов — поручений от 7 мая 2012 года, следующих за его предвыборными обещаниями, которые должны были резко увеличить конкурентоспособность России на международных рынках, повысить уровень жизни граждан, увеличить темпы роста строительства жилья и других отраслей производства.
Сегодня считают, что их полному исполнению помешали экономический кризис и санкции, поэтому стали меньше вспоминать о них. Но исполнение этих указов для Владимира Владимировича — это вопрос престижа.
И получается, что майские указы — это чемодан без ручки, который уже никогда не пригодится, но бросить его жалко: идея же была красивая. Обещать что-то в 2018 году президенту теперь будет сложнее: многие бюджетники поверили майским указам и теперь чувствуют себя разочарованными.
Надо согласиться в одном, президенту сегодня очень тяжело управлять страной, находящейся под колпаком санкций как со стороны США, так и ЕС. В. В. Путин дает положительную оценку деятельности правительства во главе с Д. А. Медведевым, а вот многие граждане, как и немало экспертов и политологов, не согласны с такой характеристикой-аттестацией.
Фраза с оттенком обреченности, сказанная премьер-министром крымским пенсионерам: «Денег нет, но вы держитесь!», показала не столько уровень культуры речи руководителя правительства, сколько суть его человечности. Тут Медведев оказал медвежью услугу президенту через разочарование не только крымчан.
И вот кандидат в президенты от народа Владимир Путин в ходе своей большой 13-й по счету конференции заявил, что до конца 2018 года россиянам не стоит опасаться повышения налогов. Он также предложил освободить граждан от выплат некорректно начисленных фискальных сборов на сумму 41 млрд рублей.
Но, слава Богу, верхи наконец стали понимать, что нужно не только заниматься нефтью и газом, но и думать о развитии собственного производства. Этого требует нынешнее время — тревожное и взрывоопасное. Говорят, лед тронулся. Поживем — увидим!
* * *
Показателен случай со школьником из Нового Уренгоя Николаем Десятниченко и его друзьями, выступившими в бундестаге в защиту «невинных» пленных немецких солдат, погибших по разным причинам — от болезней и ранений. По их мнению, они «не все хотели воевать». Но ведь все они были для нас — оккупанты, захватчики, мародеры, а те, кто действительно не хотел воевать с россиянами, переходили, рискуя жизнью, на нашу сторону и сражались с фашистами.
Тут еще нужно понимать, что война и плен — это не парковая прогулка, а изнуряющая многосуточная работа и денно, и нощно. Попадали в плен немцы, как и наши, измотанные боями, с ослабленным иммунитетом, с болезнями и ранениями, с психологическими надломами и дикой тоской по родине. В плену тоже не отдыхают, а работают. Так что не выдерживал организм у многих.
Поэтому у новоуренгойских школьников и их педагогов или «разруха в головах», или подтасовка в Германии. Если разруха, тогда, видно, они учились по букварям и учебникам истории СССР, подготовленным не без помощи отъявленного русофоба господина Сороса.
Недавно прочел на тему «цивилизованных и не хотевших воевать немецких солдат» воспоминания участницы Великой Отечественной войны военврача 3-го ранга Г. А. Иванченко. В своем откровении она отмечала:
«Мне довелось видеть немало зверств немецких фашистов, от которых стынет кровь в жилах. На станции С. гитлеровцы сожгли госпиталь, в местечке Рудня они разрушили бомбами детский сад. И сейчас у меня перед глазами трупы семидесяти женщин и детей, залитые кровью, обезображенные, с оторванными руками. Но то, что совершили немецкие палачи над ранеными красноармейцами нашей части, не подлежит описанию.
Бой начался в 6 часов утра… Не имея помещения для госпиталя, мы перевезли раненых на опушку леса… Неожиданно к опушке пробилась рота немцев и открыла по госпиталю огонь из винтовок и автоматов. Окружив повозки, немцы кинулись обыскивать раненых, выворачивали их карманы, вытаскивали деньги, часы, носовые платки — все, что попадалось. Когда солдаты закончили грабеж, офицер приказал раненым подняться и положить руки на головы. Раненный в руку красноармеец Шаламов, которому я всего за час до этого сделала операцию, не мог, конечно, поднять руки. Очкастый фашист в форме офицера с красным крестом на воротнике в упор выстрелил в Шаламова. Пуля пробила ему плечо, кровь залила всю гимнастерку. Тотчас я подбежала к бойцу и начала перевязывать его. Немецкий фельдшер ударил меня прикладом.
— Вы же фельдшер! — по-немецки вскричала я вне себя от негодования. — Зачем вы воюете с ранеными?
Вместо ответа он еще раз ударил меня прикладом, и я упала.
К моей славной помощнице санитарке Вале Бойко подскочили двое солдат. Они обыскали ее подвели к фельдшеру. Тот спросил: кто из раненых — командиры. Девушка отрицательно покачала головой. Тогда немец… приставил винтовку к ее груди. Девушка разжала губы и плюнула мерзавцу в лицо. Немедленно раздался выстрел. Так погибла замечательная советская патриотка, чей образ я навсегда сохраню в памяти.
Группа наших бойцов подоспела нам на выручку… Увидев, что офицер убит, немцы поспешно подняли руки. Поднял руки и фельдшер-палач. Он упал на колени и молил о пощаде. Он был жалок и мерзок в эту минуту — убийца и трус…»
И такие ведь попадали в плен.
Считаю, что воспоминания военврача Г. А. Иванченко было бы неплохо отправить в Новый Уренгой школьному коллективу.
К сожалению, наше образование превратилось сейчас в некий оторванный от жизни ритуал дрессировки школьников и студентов.
Кто-то из великих говорил, что так называемая «интеллигенция», как известно, всегда смотрит сверху вниз на каждого пришельца, который не имел счастья пройти через учебные заведения всех надлежащих степеней и «накачаться» там всеми надлежащими «знаниями». Ведь обыкновенно у нас не спрашивают, на что годится этот человек, что он умеет делать, а спрашивают, какие учебные заведения он закончил.
А «закончить» он может любые заведения путем купли дипломов, которые почти легально продавались еще недавно в переходах на станциях метро. Сегодня, правда, торгаши ушли в подполье, но не глубокое.
Открываю Интернет и нахожу там такие объявления: «Получи диплом любого ВУЗа. Дипломы о высшем образовании и аттестаты на заказ! Бесплатная доставка — мы свяжемся с вами. Официальные бланки…»
Специалисты требуют ваше имя и ваш телефон.
Пример с судьей Еленой Хахалевой, сыгравшей «золотую» свадьбу дочери за два миллиона долларов и купившей диплом на стороне, взбудоражил всю страну.
В Индустриальном районе Перми возбуждено уголовное дело в отношении 32-летней женщины, которая купила диплом юриста и устроилась работать помощником судьи. В итоге она незаконно получала зарплату, поэтому ей вменили такой состав преступления, как мошенничество.
Ничем иным, кроме взяточничества с применением коррупционных схем и мошенничества, нельзя объяснить появление крупнейшей суммы денег у бухгалтерши с купленным дипломом одной из фирм в Санкт-Петербурге. Так вот при обыске в ее квартире из дивана извлекли несколько десятков пятитысячных купюр.
На фоне России, находящейся в тяжелейшем экономическом положении с более 20 миллионами россиян, существующих на грани бедности с зарплатами в глубинке почти массово чуть более восьми тысяч у педагогов, делается неловко и стыдно за высоких чиновников, многие из которых получают по миллиону в день.
Недавно мой сосед, известный профессор, был на одном из корпоративов в системе РЖД. И он поразился, когда увидел на руках чиновников не самого высокого ранга часы фирмы Patek Philippe Grand Comlications.
— Как же вы рассмотрели знак фирмы? — настороженно спросил автор у соседа.
— Так их носит мой родственник, крупный дипломат. Видел у него их на даче…
— Дорогие?
— Очень. Шестьдесят с половиной тысяч «зеленых» их стоимость. Мода сейчас на них у чиновников государственных корпораций. Улюкаев, говорят, носил часы за 80 тысяч долларов. При обыске обнаружили еще несколько дорогих часов. У арестованных губернаторов-коррупционеров часы и большей стоимости находили при обысках. Это ли не пример наличия проблем в нашем королевстве — образовались опасные ножницы между 10 % ожиревших от доходов и остальными, живущими на небольшие зарплаты или прозябающими на мизерах и без них в поисках работы. Денежные мешки сейчас поделены на олигархов, полигархов и чиногархов. У многих высокопоставленных чиновников есть свои деньги в офшорах и своя недвижимость на Западе.
— А вообще офшорное явление давно практикуется в мире на здоровой основе. Не так ли?
— Так, так, но у нас все с новорусским привкусом. Недавно прочел статью своего коллеги из Питера Дмитрия Травкина. Найдите в Интернете — он четко расставил акценты по этому поводу.
Пришлось порыться — нашел. Действительно, он признает наличие счетов больших чиновников в офшорах. «Одно дело, — говорит он, — офшоры, которые используются для поддержания режима, другое — офшоры личные. Одно дело — официально существующие теневые деньги, как ни странно звучит, другое — существующие неофициально. Эти дважды теневые деньги, то есть скрытые как от государственного, так и полигархического контроля, представляют серьезную угрозу для стабильности системы».
Ведь получается, что под видом высочайше утвержденной коррупции, «необходимой для спасения державы», существует коррупция неутвержденная, используемая для пополнения личных кошельков. Она, во-первых, опасна для, мягко говоря, нестабильного состояния экономики, а во-вторых, аккумулирует средства «общей копилки». Если Улюкаев имел большие деньги и держал их в офшорах, то вполне понятен гнев президента.
Российский бизнес четко усвоил, если к тебе приходит человек из высшего эшелона власти и требует денег, — ему их надо дать. В противном случае — посадят или отнимут весь бизнес. Такие примеры, к сожалению, не единичные.
Есть еще одна проблема — незащищенность собственности. Предприниматели, к сожалению, не чувствуют свою собственность защищенной. Если разного рода рейдерство совсем не властных, а бандитских структур, а иногда с подключением «оборотней в погонах» в основном сломали органы ФСБ, то нашлась другая лазейка — внезапное расторжение договора аренды или банкротство. Поэтому нет уверенности в завтрашнем дне у предпринимателей малого и среднего бизнеса. Если на сытом Западе горизонт при планировании составляет десятки лет, то у нас — два-три года, а то и меньше. А еще бизнесмены понимают, что народ-богоносец нередко принимает их за жуликов и спекулянтов и поэтому защищать их не будет.
Все эти зигзаги нашего развития ни в коем случае нельзя использовать для отчаяния и сооружения в сердцах обелисков скорби. Надо идти вперед, потому что «мы управляем великой силой жизни», которая спросит с каждого из менеджеров при власти, почему за четверть века не наладили конкурентное промышленное производство, а потом люди зададут этот вопрос верховным поводырям…
Назад: Кронштадтский мятеж
Дальше: Революции и заговоры

Некой
Противопоставлять Ленина на Сталина излюбленная маньера всех врагов России.