Книга: Глухомань
Назад: 7
Дальше: 9

8

Лес встретил живительной прохладой. Верхушки деревьев сходились где-то высоко над головой, мешая солнечному свету проникнуть сквозь густые кроны. Ребята старались держаться друг за другом.
Вокруг, докуда хватало глаз, простирались густые дебри. Сразу было видно, что лес очень старый. То здесь, то там попадались поваленные стволы деревьев. Колючий кустарник зачастую перекрывал людям путь, и его приходилось обходить, так как шипы не позволяли продираться сквозь него. Трава доходила до пояса. Время от времени из-под ног вспархивала какая-нибудь встревоженная птица и с негодующим криком уносилась прочь. Вокруг царила дикая природа с непуганой живностью. С веток на проходящих ребят с любопытством косились, то рыжие белки, то полосатые бурундуки.
Каждый шаг в этой дикой местности давался с большим трудом. Друзья не прошли и пяти километров, а девушки уже стали спотыкаться и невольно замедлять шаг.
– Макс, – наконец, не выдержала Марина, – давай уже место для привала искать, ноги шагать отказываются.
Максим остановился и посмотрел на ребят, – я сам уже подумываю об этом, – неуверенно проговорил он, – скоро вечер.
Василий сразу же поддержал, – действительно, пусть девчонки отдохнут, пошли, пройдемся немного вперед, может, дальше какая поляна пригодная попадется, там и разобьём лагерь, а то меня эти джунгли уже порядком достали, – скинув с плеч рюкзак, он привалил его к лежавшему тут же дряхлому стволу и с удовольствием потянулся.
Девушки последовали его примеру. Освободившись от тяжелой ноши, Лена стала растирать затекшие плечи.
– Да, приключения, – протянула она, улыбнувшись, – настоящий поход.
Максим медленно стянул с себя ношу и вновь достал карту. Изучив, а затем аккуратно свернув ее и убрав в карман, он повернулся к сестрам и сказал: – Побудьте немного здесь, мы с Васькой продвинемся немного вперед и посмотрим, что там. Может, правда какая опушка найдется. Ну что, пойдем? – повернулся он к другу и первым зашагал дальше в лес. Василий двинулся за ним.
Всего через каких-нибудь двадцать-тридцать метров парни окончательно скрылись за стволами деревьев. Девушки остались на месте, и их голоса какое-то время было еще слышно, однако, чем дальше Максим с Василием углублялись в чащу, тем тише становилось вокруг.
Максим держался чуть впереди, стараясь уклоняться от навязчивых веток. Вокруг были лишь деревья и густой подлесок. Пройдя еще сотню метров, Макс остановился.
– Да-а, – протянул он недовольно, – так можно долго идти.
Вася встал рядом и медленно повел взглядом по зеленым зарослям.
– Макс, нужно по верхушкам смотреть, где просвет заметим, там и опушка может быть.
– Да ты прямо гений! – ухмыльнулся Максим, – ты в такой чаще сможешь верхушки-то увидеть? Смотри, лес-то какой густой, кроны солнце почти не пропускают, – он поднял голову и посмотрел вверх. Ветки на самом деле во многих местах смыкались между собой, образуя настоящий занавес.
– Да уж, не очень-то их видно, – согласился Вася, безуспешно стараясь увидеть желанный просвет, – тогда давай свои предложения.
– А что тут предлагать, еще сто метров идем, если ничего не увидим, возвращаемся назад и ночуем там же.
– Ну, пошли тогда, – Вася спрыгнул с пня, куда успел залезть в попытках разглядеть верхушки, и снова зашагал вперед.
Идти было действительно тяжело. Высокая трава опутывала ноги. Чтобы сделать шаг, приходилось с силой выбрасывать ногу вперед, стараясь прорвать травяные путы. Из-за этого все тело быстро уставало. Поэтому, через следующую сотню метров друзья вновь остановились.
– Слушай, Макс, – сказал Василий, – если уж и идти через лес, то не здесь. Мы так неделю будем до реки добираться, это просто ужас какой-то. Здесь не то, что идти несколько километров, здесь просто опушку для ночлега найти невозможно. Пошли назад, Макс, слышишь меня?
Максим стоял чуть впереди и не поворачивался. Его замершая фигура находилась спиной к Василию и не двигалась.
– Макс, что с тобой?
Максим тут же поднял руку кверху, призывая друга притихнуть. Василий медленно подошел.
– Вась, ты слышишь?
Василий прислушался, вокруг раздавались типичные для леса звуки: птичий щебет, шелест листвы.
– А что я должен услышать? – невольно перейдя на шепот, спросил мужчина.
– Гул, словно пчелиный рой рядом.
– Ну, здорово, еще не хватало, чтобы нас вдобавок ко всему дикие пчелы покусали, – недовольно проворчал Василий. Он еще раз прислушался и, чуть погодя, действительно услышал низкий гул, будто недалеко за деревьями стояла трансформаторная будка.
– Вась, а может медку? Улыбнулся Максим, – с чайком у костра, а?
– Да иди ты, Макс, какой медок! Нас покусают до смерти, пошли назад.
– Да подожди ты, не дрейфь, пойдем посмотрим, – он аккуратно двинулся вперед.
– Макс! – Василий стиснул от досады зубы. Он знал Макса, сразу не послушал – не послушает. Проще было идти с ним.
Друзья медленно продирались сквозь заросли. Монотонный гул становился все ближе.
– Макс, – сделал еще одну попытку отговорить друга Вася, – нас там девчонки ждут, а мы тут глупо подставляемся. Вот сейчас они махнут на нас всем роем, а мы по таким зарослям даже убежать не сможем.
В этот момент Максим резко остановился, и Вася, не ожидая такого, врезался ему в спину.
– Ты чего?
Макс не моргая смотрел на что-то, что находилось впереди. Василий не видел, что там было, зато заметил, как напряглось тело друга. Максим не шевелился и не сводил глаз с того, чего Вася не видел.
– Макс! – еще раз позвал Василий, он встал рядом с другом и посмотрел туда, куда смотрел Макса. Еще через мгновенье его скрутило пополам и вырвало остатками утреннего бутерброда. Немного успокоив внутренние спазмы, он вытер тыльной стороной ладони губы и, отплевываясь, еще раз взглянул на открывшуюся картину.
Перед ними была вытоптана и примята к земле окровавленная трава. Диаметр получившейся поляны был примерно около пяти метров, в середине на земле лежала непонятная куча, источавшая ужасный смрад. Именно от нее и шел этот непонятный гул, на который ребята и пришли.
Максим сделал несколько шагов в направлении кучи. Василий, мгновение замешкавшись, двинулся за другом. Сделав пару шагов, друзья смогли разглядеть, на что именно они наткнулись. Это было достаточно крупное мертвое животное, скорее всего олень. Трудно было определить сразу, так как у животного напрочь отсутствовала голова. На ее месте просто была окровавленная мякоть. Было видно, что тело лежит здесь, несколько часов. Вся туша разбухла, во многих местах шкура была рассечена, словно когтями, а из разрезов до сих пор сочилась черно красная жижа. Брюхо оленя было вскрыто и из него рядом на траву были вывалены все его внутренности.
И этот гул. Это были не пчелы. Это были мухи. Тысячи и тысячи мух облепили тушу, стараясь поживиться падалью. Тучи паразитов облепили труп оленя так плотно, что, казалось, на нем шевелится живое покрывало. Кишащее личинками мясо источало невообразимую вонь.
Максим закрыв ладонью нос и рот, в попытке вытерпеть запах разложения, посмотрел на Василия:
– Как ты думаешь, кто его так?
– Братан, – Василия опять начинало мутить, – давай сначала уйдем, меня сейчас снова вырвет.
Неуклюже пятясь назад, они зашагали прочь от ужасной находки.
Отойдя на приличное расстояние, друзья, наконец, смогли перевести дух.
– Мне кажется, я теперь навсегда провонял этой жутью, – Василий обнюхивал свои ладони и рукава.
Максим задумчиво стоял и продолжал смотреть в том направлении, где они оставили место недавнего пиршества.
– Думаешь, это хищник? Может медведь? – Макс взглянул на Василия.
– Места здесь дикие, может и медведь.
– А если он до сих пор где-нибудь неподалеку?
– Да откуда я знаю! – Василий нервно сплюнул на землю, – может и неподалеку.
– Странно.
– Что странно? – Василий посмотрел на друга.
– Да что-то не вяжется.
– Да что тебе не вяжется-то, Макс, пошли быстрей отсюда. Неровен час, за добавкой вернутся, а тут мы на десерт.
– Да погоди ты. Ну сам посмотри, быстрый олень, высокие заросли. Конечно, медведь бегает быстро, но вот, чтобы вот так, догнать оленя по такому бурьяну, ну не знаю.
– Макс, заканчивай, валим отсюда!
– Да идем, идем, – Максим развернулся спиной к побоищу, и парни зашагали прочь от страшного места.
Если Василий в это время ни о чем не думал, кроме, как убраться подальше от этого места, то Максима не покидала мысль, что здесь что-то не так.
– Макс, – стараясь не сбавлять шаг, проговорил Василий, – девчонкам говорить ничего не нужно. Ни к чему нам лишняя нервотрепка.
– Согласен, – Максим старался не отставать от друга.
– Вась, – снова позвал Макс, – я тут все думаю.
– Макс, не думай, шагай. Если медведь рядом, мы в большой опасности, ты понимаешь это?
– Естественно, – ответил Максим, – но, если это медведь, то почему он не съел оленя, почему просто распотрошил? – Максима не покидала мысль, что он что-то упускает. Что-то было неправильное в этой кровавой резне.
– Я не знаю, – Василий пожал плечами, – это же зверь, кто его знает, что у него в голове творится. Звери всегда кого-нибудь убивают.
– Ну не скажи, как правило, животные убивают ради пищи, из страха или при защите собственной территории. Есть конечно исключения, например, ученые установили, что, кроме людей, ради забавы убивать могут дельфины. Представляешь? Однажды было найдено огромное количество мертвых туш морских свиней. Выяснилось, что их убили дельфины. А ведь морские свиньи не то, что не охотятся на дельфинов, они даже не едят одну и ту же пищу.
Также можно привести для примера убийство своих детенышей некоторыми представителями фауны: львы, обезьяны, акулы, те же дельфины. Однако все эти явления, учитывая их исключительность, лишь подтверждают собой основное правило – животные просто так не убивают.
– Макс, тебе вот прямо сейчас охота умника из себя строить, что ты хочешь от меня услышать? – Василий резко остановился и посмотрел на друга. – Я понятия не имею, что случилось с оленем. Как по мне, так это нападение хищника. Может, медведя, рыси или росомахи. Кто его знает. Главное, так это убраться отсюда, как можно быстрей, чтобы не стать следующей добычей, – он снова развернулся и пошел дальше.
Максим молча кивнул и продолжил шагать за другом. «Странно все это» – продолжал он думать. Макс еще раз вспомнил ту кровавую картину на поляне. Что-то не давало ему покоя. Он вспомнил ужасно раздувшуюся тушу, вспомнил тучи мух, противный гул их крыльев, вспомнил огромные пятна крови на траве вокруг тела, страшные раны от когтей на боках оленя.
– Васька! – вдруг выкрикнул Максим, невольно остановившись, пораженный неожиданного догадкой. В эту секунду он понял, что не давало ему покоя:
– Рядом нигде не было головы! У оленя ведь была оторвана голова!
– Ну, съел он ее, Макс, хватит уже, скоро к девчонкам подойдем, завязывай.
– Съел? Голову? Ну, не знаю, Вась, почему только голову? И как ее можно просто съесть? Ерунда какая-то.
В это время до них донесся голос Марины: – Ребята! Это вы? Ну наконец-то! Мы уже хотели идти за вами. Почему так долго?
Василий с Максимом преодолели последние кусты и вышли к девушкам. Марина стояла перед ними, ожидая ответ на вопрос, а Лена сидела чуть сзади на поваленном дереве, к которому ребята ранее прислонили свои рюкзаки.
Вскочив со ствола, она подошла к сестре и взглянула на пришедших:
– Нашли место для лагеря?
– Нет, девочки, там сплошная чаща, даже лужайки никакой нет, сплошные кусты, – Макс устало присел на пень.
– Да уж, поэтому и долго так, – поддержал Василий, – пока по таким зарослям пройдешь, забудешь куда шел. Короче, предлагаю переиграть план и идти обратно к берегу, потом вдоль реки по широкой дуге. Да, долго, да, далеко, но у нас ведь поход, верно? – он взглянул на Максима в надежде на поддержку друга. Макс подхватил, – это верно, другой дороги нет, через такой лес нам не пройти. Сейчас продвинемся еще немного по берегу, а там и лагерь разобьем.
Девушки переглянулись. Марина, не отводя подозрительного взгляда от мужа, спросила:
– Макс, ты чего?
– Что ты имеешь в виду? – Максим взглянул на Марину.
– Да так, ничего, – произнесла Марина, – просто на вас лица нет. Как ты думаешь, Лен?
– Да тут и думать нечего. – ответила Лена, подходя к ребятам. – Вась, что случилось?
– Да с чего вы взяли? – возмутился Василий, – все нормально, мы же говорим, что там не пройти. Ни тропинки, ни опушки – сплошные заросли.
– И это все? – Лена испытующе вглядывалась в лицо Василия.
– Ну, да, а что еще? – Василий устало сел возле рюкзаков.
– То есть, – Марина раздраженное посмотрела на парней, а затем на сестру, – вы сначала уверенно направились в лес на поиски места для лагеря. Мы вас почти час ждали, затем вы выскакиваете бледные, как поганки, тараторите, что там все плохо, что нет прохода, и уговариваете нас, как можно быстрей вернуться и двинуться в обход. Я правильно понимаю ситуацию? – Марина еще раз с укором взглянула на Максима. Тот неуверенно отвел глаза. – И после этого вы заставляете нас думать, что там ничего не произошло? Перестаньте держать нас за лохушек, Макс, рассказывай! – потребовала девушка.
– Вась, действительно, расскажите, – поддержала сестру Лена, – мы с вами очень далеко от цивилизации. Вокруг ни единой души. Если что-то случится, помощи ждать не откуда, по крайней мере быстро. Мы не можем себе позволить каких-либо недомолвок.
– Ох, проницательные вы наши, – вздохнул Максим, – Там действительно ничего особо не произошло. Никакой поляны или просвета там правда нет, зато мы увидели следы хищника, возможно, медведя. А значит, нам нужно уйти отсюда, как можно быстрей. Мы с Васькой наткнулись в лесу на убитого оленя. Туша была не съедена. Уж по какой причине зверь ее не съел, я не знаю, может, его что-то вспугнуло, но из этого следует, что на данный момент он может быть до сих пор голодным. Мне не нравится перспектива столкнуться в ночном лесу нос к носу с голодным медведем. Вам, я так подозреваю, тоже. Вот мы с Васькой и просим всех нас побыстрей убраться отсюда.
Высказавшись, молодой человек взглянул на Василия.
– Мамочки, – тихо проговорила Лена.
Марина посмотрела на чащу за спинами парней. Где-то там, возможно, что и не далеко, скрывался дикий зверь. Немного подумала и произнесла:
– Макс, скоро вечер, далеко уйти мы не сможем, нужно будет останавливаться на ночлег, – Марина обвела взглядом всю компанию, – что мы будем делать, если ночью медведь придет к нам в лагерь?
– Будем костер жечь до утра, – подытожил Максим и поднялся. – Так, ладно, говорить можно и по дороге, собирайтесь. В любом случае нужно отойти, как можно дальше от сюда.
Ребята стали взваливать на свои спины тяжелые рюкзаки. Вася помог Лене закинуть ее ношу ей за спину, и компания гуськом, друг за другом, двинулась обратно к берегу.
Через некоторое время солнце задело самые высокие верхушки деревьев. На землю стали стремительно опускаться ночные сумерки.
– Давайте, ребята, давайте! – Макс обернулся к друзьям, – через пару километров выйдем к реке. До темноты нужно успеть выйти из леса и разбить лагерь.
Девушки устало взглянули на него, но постарались прибавить шаг.
Замыкающий компанию Василий тоже старался не отставать. Ему очень не нравилась роль замыкающего. Он ни за что бы никому не признался, но ему было страшно. Да, да, ему, взрослому парню, было до чертиков страшно идти по сумрачному лесу, осознавая, что за спиной никого нет. А если кто и есть, то Василию точно не хотелось, чтобы этот кто-то его догнал. Он старался не оглядываться и смотрел только вперед. Услышав крик Макса, что до реки осталось совсем немного, он облегченно вздохнул. «Наконец-то» – подумал Вася, – «Сил уже никаких нет». Ему все время казалось, что из чащи за ними кто-то или что-то наблюдает. Он будто чувствовал на себе волну лютой угрозы, исходившую из самых темных уголков леса. Тени позади него словно источали непреодолимое зло, которое липкими щупальцами тянулось к нему из-под черных кустов и между старых кривых стволов, стараясь ухватить его и утащить назад, во тьму.
Василий понимал, что этот маршрут, похоже, не задался. Что-то было неправильно и совсем не так, как бывало раньше в его жизни. Он ведь уже не раз бывал в походах, был в сложных ситуациях, был даже на волосок от смерти. Но что-то отличало этот поход от былых прогулок. Василий не мог этого объяснить, не мог сформировать это в полноценную мысль в своей голове. Казалось бы, ну увидел он с Максом останки оленя, ну и что?! Подумаешь, хищник в лесу живет, эка невидаль! Однако что-то в найденных останках ему не понравилось, и Макс добавил масла в этот огонь своей тревогой. Это было на уровне подсознания, он просто чувствовал необъяснимое беспокойство и все быстрей прибавлял шагу, стараясь, наконец, выйти из леса и добраться до реки.
Ребята уже слышали шум клокочущей реки. Там, далеко за деревьями, было свободное пространство, было место, чтобы оглядеться, а самое главное, там в кустах были спрятаны их лодки. На крайний случай, можно было воспользоваться ими и уплыть от опасного места на другой берег вниз по реке. Спустя мгновение эту мысль озвучил впереди идущий Максим: – У нас не остается времени подготовиться к ночлегу. Сейчас темнота опустится, и достаточного количества дров, чтоб хватило на всю ночь, мы собрать не успеем, – он обернулся к ребятам, – предлагаю спуститься на байдарках вниз по реке, переправиться на другой берег, а уж там, когда опасность будет позади, спокойно разбить лагерь. Как вам план? – он быстро взглянул на друзей.
– Думаешь, это не опасно, в потемках выходить на реку? – ответила вопросом на вопрос Марина.
– Родная, не опасней, чем оставаться ночевать в одном лесу с медведем, – он с усталой нежностью взглянул на жену.
Лена поправила тяжелый рюкзак, – а, может, нам просто идти вдоль берега до тех пор, пока совсем не свалимся от усталости? Может, медведь уже ушел? Мы ведь вон уже сколько отмахали и еще пройдем.
– Думаю, что не получится, – Вася подошел к девушке, – мы ведь не знаем наверняка, ушел зверь в другую сторону или идет по следу. Уйти совсем от него просто так не удастся. Он чует добычу за много километров. Убежать от него не сможем, он бегает со скоростью автомобиля. Думаю, что Макс дело говорит, река, конечно, это не китайская стена, но все-таки это препятствие для него. Такое течение он вряд ли преодолеет. Кто его знает, может это заставит его забыть про нас.
Макс нетерпеливо поправил лямки рюкзака, – девчонки, время идет, быстрее к лодкам, – он развернулся и опять зашагал по направлению к берегу. Все двинулись следом, стараясь наверстать упущенное время. Солнце уже успело спуститься за линию горизонта, и в свете уходящего заката в небо выплыла алая луна.
Вся компания давно устала, тела требовали пищи и покоя, однако, мозг не давал никому расслабиться, а чувство тревоги, подпитываемое выбросами адреналина, заставляло ребят шагать вперед.
Через пятьсот метров компания вышла из леса. Перед ними открылся простор быстрой реки. Берег, столь привычный днем, в свете луны казался футуристическим пейзажем с другой планеты. Лунные блики на мокрых камнях причудливо сияли на темной земле, навевая эльфийские образы с их загадочным блеском и серебром тайных рун.
Однако предаваться фентезийному настрою времени не было. Максим уверенно зашагал к тому месту, где днем они все вместе прятали лодки. Подойдя к знакомым кустам, он вдруг замешкался и начал растерянно оглядываться по сторонам.
– Что случилось, Макс? – Марина подошла к парню и машинально осмотрелась. Остальные так же подтянулись и озадаченно уставились на кусты еще не понимая, чем именно встревожен их друг.
Максим повернулся к остальным:
– Мы сегодня причалили к берегу, вытащили лодки, спрятали их в кустах и двинулись к лесу, правильно? – он странным взглядом посмотрел на Василия, будто ища у него поддержки и подтверждения своих слов.
– Ну, и? – Василий не понимал, куда клонит приятель, но спазм тревоги уже начал охватывать горло липкой массой, – Макс, ты чего?
Максим выглядел крайне взволнованным и растерянным одновременно.
– Если все так, – отчеканивая каждое слово выкрикнул парень неожиданно, – тогда, где лодки?! – он вновь развернулся и уставился на темные кусты.
Василий недоверчиво бросил взгляд на густой кустарник перед ними, – в смысле, «где лодки»?
– В прямом смысле, Васька, не тупи! – Макс скинул с плеч рюкзак и достал из него небольшой фонарик. Включив его и направив луч света перед собой, он полез в самые заросли, обдирая кожу колючими ветками. – Я точно помню, что мы оттащили их именно сюда, – он наклонился и подобрал большую хвойную ветку, – вот и лапник, которым мы их закладывали.
Все в недоумении смотрели на друга. Столь неожиданного поворота событий никто не ожидал.
Лена опустилась на землю и медленно обхватив голову руками, закрыла глаза.
– Господи, – тихо прошептала она, – что здесь происходит?
– Постой, Макс, успокойся. Они просто не могли исчезнуть, мы же в диких местах, здесь же нет никого, кроме нас, – Василий шагнул в заросли вслед за Максимом.
– Вась, я не тупой, я прекрасно знаю, где было место с лодками. Оно здесь, прямо здесь, но уже без лодок, – Максим продолжал осматривать местность, водя лучом фонаря по ближайшим кустам.
Марина подошла к Лене и встала с ней рядом, – спокойно, Ленок, это просто какая-то ошибка. Здесь все места похожи друг на друга, наверно все-таки мы ошиблись с кустами.
В этот момент Максим остановился за кустами и наклонился, ребята увидели, как он поднял что-то продолговатое с земли. В руках у Парня было весло.
– Ну что, ошибся? – с горечью спросил Максим, вопросительно посмотрев на ребят.
– Та-ак! – протянул Василий, задумчиво взглянув на весло, – вот это уже совсем не смешно.
В этот самый момент Максим отбросил находку и шагнул еще чуть дальше за кусты. Ребята почти потеряли его из виду в сгустившейся темноте. До них раздавались лишь его недовольные ругательства и слышался сухой треск ломающихся сучьев и странный шелест. Еще через мгновенье Максим вышел на свет фонаря, таща за собой по траве что-то темное и громоздкое.
– А вот и наши лодки, – произнес Макс, бросив на середину тяжелую ношу. Это были останки их байдарок. Сейчас это были не торпедовидные новенькие лодки, которые, словно акулы, пронзали прежде речные волны. Перед ребятами предстало жалкое зрелище. То, что лежало грудой на траве, было рваной кучей тугой ткани, которая прежде плотно обтягивала деревянные каркасы байдарок. Сами каркасы были переломаны в мелкие куски. Складывалось такое ощущение, что по лодкам прошлось стадо слонов. То здесь, то там ткань была порвана, ее ошметки, словно кожа, торчали неровными краями, а обломки каркасной рамы, словно кости, пронзали ткань во многих местах, напоминая открытые переломы. Больше всего лодки теперь походили на два рваных мешка с костями.
Компания пару минут молча смотрела на то, что осталось от лодок.
– И как это понимать? – неизвестно кого спросил Василий.
Ему никто не ответил.
– Так, – продолжил он, – успокоимся и будем думать логически. Он огляделся по сторонам, – здесь никого быть не может, – Василий развел руки, – здесь только мы и дикие звери.
При слове «звери» по спине Лены пробежала ледяная дрожь. Она поднялась с земли, потерла озябшие ладони и посмотрела на Максима с Мариной.
– Ребята, – произнесла она, – а что за контора организовала наш маршрут? Это случайно не может быть частью их программы? Ну, знаете, сейчас это модно: максимально приближенный к реальности экстрим, чтобы развлекать клиентов. Может, нас прямо сейчас снимают скрытые камеры, а аудитория, жуя попкорн, наблюдает, смеется и ставит ставки, кто из нас первый сойдет с ума от страха.
– Да, точно! – подхватил Василий Ленину мысль, – наверняка этому есть примерно вот такое простое, приземленное объяснение. Макс, признайся, ты в курсе?
– Охолонись, парень, – ответил приятелю Максим, – это полный бред. Это известная в нашем районе компания, которая не занимается подобными розыгрышами. Я же вам всем уже рассказывал, все ее участие, это доставка нашего груза в охотничий домик, куда мы должны вскоре добраться, и все.
– Я просто хочу, чтобы ты был в этом уверен, тогда мы сразу отметем этот вариант. То есть, будем действовать методом исключения, – ответил Василий.
– Я уверен, – спокойно произнес Максим, – это не контора. Тут что-то другое.
Марина скинула с плеч рюкзак:
– На первый взгляд вариантов больше нет. Я предлагаю отправиться вдоль реки прямо сейчас. Кто бы это ни сделал, он может вернуться. Я бы чувствовала себя более безопасно, если бы оказалась, как можно дальше от этого места.
Вася повернулся к девушке:
– Марина, ты предлагаешь идти прямо в ночь? – удивлено спросил он.
– Для меня это просто меньшее из двух зол.
Максим на минуту задумался:
– Если мы пойдем сейчас по темноте, то через несколько километров нам в любом случае придется остановиться на ночлег, мы не роботы и все измотаны. В итоге, мы разобьём лагерь без костра, так как за дровами сходить не будет ни сил, ни времени. Останемся лицом к лицу с непонятной опасностью в темноте.
Если останемся здесь, то силы все равно придется потратить, но с пользой: насобираем дров, чтобы на всю ночь хватило и встретим любого гостя при свете костров. Спать сможем по очереди.
– Я не думаю, что это какие-то люди. Мне кажется, это наш лохматый гость, от которого мы все время уходили, – произнес Вася.
– Медведь?! – удивилась Лена и уставилась на парня. Все посмотрели на Василия.
– Ну а кто? – продолжил Вася, – мы увидели с Максом растерзанного оленя и сразу рванули к вам, но кто сказал, что медведь остался где-то там. Его наверняка давно там не было. Я думаю, что, когда мы оставили лодки и пошли в лес, он уже тогда оставил свою добычу и был где-то неподалеку. Ну, может позже подошел. Короче, я думаю, что это дело рук медведя. Эти же, черти, любопытны от природы, а, может, пожрать чего искал, вот он и полез рвать байдарки. Больше не кому. Макс прав, если это он, то нам в любом случае нужен костер, и чем быстрее, тем лучше.
– Ребята, давайте, просто, позвоним и вызовем помощь, – сказала Лена и стала открывать свой рюкзак.
– Бесполезно, корешок, – произнес Максим, тут холмистая местность, а ближайшая вышка сотовой связи за несколько десятков километров отсюда, связь здесь не ловит.
Несмотря на это Лена все-таки достала свою старенькую раскладушку. Раскрыв ее и набрав номер, она прислонила телефон к уху и стала с нетерпением ждать, через пару мгновений она с раздражением швырнула мобильник обратно в рюкзак:
– Так и есть, сигнала нет.
– Я тебе про это и говорил, – произнес Максим.
– Макс, карта у тебя? – Марина взглянула на мужа, – посмотри, охотничий домик на нашем берегу реки?
– Я и без карты знаю, на нашем.
– Ну, хоть это радует.
Василий посмотрел на ребят: – Тогда я предлагаю не терять времени и заняться костром. Девчонки, вы сгребайте все, что найдете поблизости, а мы с Максом подойдем чуть ближе к лесу, а то вокруг, я смотрю, дров-то особенно и нет.
– Мальчики, – нервно переминаясь с ноги на ногу, взволнованно произнесла Лена, – а, может, не стоит все-таки ходить туда. Вдруг там медведь?
Максим задумчиво посмотрел на темную стену леса,
– тогда я не вижу причины, почему он до сих пор не напал на нас. Единственное объяснение, это только то, что его там нет. Пока, по крайней мере.
– Макс, – с раздражением в голосе окликнул друга Вася, – еще раз повторюсь, – не надо терять времени. Лена, ты не волнуйся, мы в чащу не полезем, соберем у границы и назад, оглянуться не успеете.
Ребята направились к лесу. Идти приходилось медленно, лучи фонарей высвечивали огромные валуны и лохматые кусты между ними. Необходимо было быть крайне осторожными, чтобы не оступиться. Приходилось тщательно следить, куда ставишь ногу. Скоро они подошли к лесу.
– Макс, у меня такое чувство, что за нами постоянно кто-то пристально наблюдает. Прямо оттуда, из темноты, – Василий робко взглянул на черную стену чащи перед ними.
– Это страх, Вася, в тебе адреналина куча, вот ты и параноишь, – Максим наклонился за первой толстой веткой.
– То есть, ты думаешь, что бояться нечего?
– Думаю, что именно сейчас, нечего.
– Почему ты так в этом уверен?
– Ну сам посуди, – Макс на минуту остановился и посмотрел на друга, – ты сам сказал: – «здесь, кроме нас, сейчас могут быть только звери», так?
– Так.
– Ты можешь себе представить, что в полусотне метрах от тебя за деревьями стоит медведь и тихо так смотрит на тебя? То есть, не шевелится, не ломает ветки, не бежит напролом прямо на нас, как можно ожидать от хищника, а просто пристально смотрит на тебя.
– Да уж, – задумался Вася, – звучит жутко, но не логично. Наверно, ты прав, это я от адреналина такой. Он запнулся за поваленное бревно и невольно выругался. Ладно, Макс, только девчонкам не говори.
– Не скажу, – Максим кинул еще одну ветку в уже образовавшуюся кучу перед собой. Некоторое время парни молча собирали дрова, пока Макс не остановился: – Мне кажется, уже хватит. Потащили все это назад, думаю, что на ночь костер обеспечен.
Парни зашагали в ту сторону, где несколько минут назад на скорую руку был разбит небольшой лагерь.
В это время из самой темной части леса за уходящими ребятами следили злобные красные глаза. Казалось, еще чуть-чуть, и можно будет почувствовать и потрогать ту ненависть, которую источал этот хищный взгляд. Добыча удалялась, но чувства голода еще не было, зато была полная уверенность, что эта еда никуда не денется.
Вокруг расставленной палатки сновали девушки, сооружая место для костра. Они обложили будущее кострище булыжниками, установили треногу и повесили на нее небольшой котелок. Марина сооружала под ним небольшую пирамидку из собранных в округе дров, а Лена вываливала в котелок тушенку из двух банок.
Услышав совсем близко треск сучьев, девушки мгновенно вскочили на ноги и направили лучи фонарей в сторону шума.
– Спокойно, девчонки, это мы.
В свет костра вошли Максим с Васей. Ребята свалили принесенные дрова недалеко от костра.
– Теперь дров на всю ночь хватит, – произнес Вася и потянул носом аромат, доносящийся из котелка. – Мм-м-м, вкуснотища, слушайте, только сейчас понял, я голодный, как волк.
– Не ты один, – ответил Максим и подбросил в костер несколько более толстых веток.
Марина помешивала импровизированную похлебку ложкой, – подождите, ребята, еще немножко осталось потерпеть, сейчас будет готово, вот только покипит еще пару минут, и будем есть.
Через пятнадцать минут компания сидела вокруг костра и с аппетитом уплетала куски тушенки из одноразовых тарелок, упаковку которых Лена нашла вместе с банками. Правда, ели в основном руками, так как ложка сохранилась лишь одна, которой до этого Марина мешала в котелке. Забирать ее у девушки, естественно, никто не стал.
Расположившись у теплого огня, ребята расслабились, все страхи отступили на второй план, острота ощущений невольно притупилась. Начались шутки, улыбки, Василий снова стал рассказывать анекдоты. И будто бы, не было тех приключений, которые заставили их покинуть лес и второпях вернуться к реке, не было опасности от близкого нахождения хищника, найденных останках его недавнего пиршества.
Человеческая природа живет одним днем, одним часом, одной минутой. Она живет настоящим мгновением. Если в данный момент все хорошо, она заставляет мозг отключиться, забыть, отдохнуть. А, может, это просто срабатывают физиологические процессы, при которых в комфортных условиях уровень адреналина и кортизола в организме возвращаются в норму.
Вокруг была темная ночь, освещаемая лишь полной луной и небольшим костром на берегу быстрой реки. Друзья сидели тесным кружком и постепенно отходили во власть Морфея. День оказался полон трудностей и эмоционального напряжения. Поев и расслабившись, ребята почувствовали себя в относительной безопасности. Разговоры постепенно сходили на нет, шутки произносились все реже, а смех был все тише. И уже через час все крепко спали. Никто не позаботился о том, чтобы выставить посты и спать по очереди, никто не оглядывался и не прислушивался, никто не всматривался в темноту недалекого леса и не старался разглядеть там малейшее движение. Все спали, мирно, дружно, крепко.
Назад: 7
Дальше: 9