Книга: Глухомань
Назад: 21
На главную: Предисловие

ЭПИЛОГ

Лену похоронили здесь же на опушке. Вася просто не мог ее оставить вот так, лежащей у дерева. Он аккуратно вытащил из нее копья, а потом поднял топор и стал рыть яму. Разрубая попадающиеся корни, он, словно робот, вонзал и вонзал лезвие топора в землю, стараясь не думать о происходящем.
Славка помогал отгребать землю. Вася встретился с ним глазами и постарался ободряюще улыбнуться пацану. Естественно, из этого ничего не вышло. Вместо улыбки он смог лишь неудачно скривиться, но от него никто ничего и не требовал.
– Ты молодец, Слава, – произнес Василий, обращаясь к мальчику, – держишься.
Славка, как всегда, молча кивнул и отбросил в сторону очередную порцию земли.
Вася покачнулся, кровотечение из плеча прекратилось, но грудь и бедро еще кровоточили. От большой кровопотери у него кружилась голова и подкашивались ноги, но он упорно поднимал и опускал топор.
Когда с ямой было покончено, они вдвоем со Славкой перенесли тело Лены к могиле и осторожно опустили ее вниз. Вася посмотрел на солнце, верхушки деревьев почти касались его. День заканчивался.
Вася стал закапывать могилу. Славка пошел куда – то к деревьям, и Василий не мог его винить за это. На его детскую долю и так выпало много горя. Он сможет похоронить Лену сам. Через полчаса на месте могилы был просто ровный холмик. Василий сидел возле него и, прихлопывая землю ладонями, старался придать ему более ровную форму. Закончив с этим, он с трудом поднялся и взглянул на результат.
В душе по-прежнему было пусто. Со смертью Лены в нем тоже что-то умерло, и теперь эта частичка лежала там, на глубине, рядом с любимой.
Из-за спины вышел Славка. В руках он держал самодельный крест. Это были обычные две палки, сложенные крестом и связанные травой. Но, увидев его, у Васи комок подкатил к горлу, а на глаза навернулись слезы.
Парнишка воткнул крест в землю и встал рядом с Василием. Так они и стояли, пока Вася еще раз не посмотрел на небо.
– Пора идти, Слава, скоро темнеть начнет, – он посмотрел на парнишку и привычным жестом взъерошил его грязный чуб.
Определив северное направление, они медленно побрели, стараясь не наступать босыми ногами на корни и колючие заросли. Вася шагал медленно, сильно хромая, он старался держать равновесие и не упасть. Была большая вероятность того, что, упав, он не сможет вновь подняться.
Славка шел рядом, стараясь подставить под ладонь Василия свое детское плечо.
– Вы крутой, дядя Вась, – неожиданно сказал он и уважительно взглянул на Василия.
Вася вздохнул и посмотрел на мальчика, – ты про рогатого? – Слава кивнул.
– Это не крутость, Слава, – ответил он, – это инстинкт самосохранения. Просто, очень выжить хотелось, больше ничего.
Через какое-то время Слава вновь посмотрел на Василия, – а почему они вас не тронули?
Этот вопрос Вася задавал себе уже на протяжении последних трех километров, которые они прошагали.
– Трудно сказать, Слав, можно только предполагать, – Василия снова качнуло, но он успел опереться на худенькое плечо ребенка и удержаться на ногах. Чуть позже, он продолжил:
– Понимаешь, это племя чтило рогатого, уважало его, боялось. Они слепо подчинялись ему и боготворили. Считали его самым сильным, всемогущим. А я убил его, – при этих словах Василий со злостью сжал зубы, – а как можно осмелиться тронуть того, кто убил твоего бога? Не знаю, зауважали, испугались или им стало просто не до нас. Освободилось место вождя, теперь каждый урод может доказать всему племени, что он доминантный самец, который достоин рогатого шлема, – Вася пожал плечами, – главное, что нас отпустили, – он взглянул слушавшего его Славку, – по-настоящему отпустили.
Вокруг опускались сумерки. Негромко переговариваясь, ребята преодолели около пяти километров, когда лес вдруг расступился, и перед ними появилась дорога. Эта была настоящая асфальтированная дорога, которая змеей пролегала сквозь лес.
Ребята вышли на середину дорожного полотна. Посмотрев в оба ее конца, скрывающихся за ближайшими поворотами, Вася не увидел ни одного автомобиля.
– Куда пойдем? – спросил он у Славы, – вправо или влево?
– Мальчик пожал плечами, – вправо, – неуверенно произнес он.
– Вправо, так вправо, – Василий повернулся и, опираясь на Славку, захромал по дороге. Его штанина была насквозь пропитана кровью. Перед глазами плавали огромные круги, но спасение было таким близким, таким реальным. Они обязательно выберутся.
Пройдя пару поворотов, они разглядели вдалеке у обочины дорожный знак.
– Сейчас и узнаем, – сказал Вася, – правильно ли идем.
Они невольно прибавили ходу, хотя, для Василия, это было настоящим испытанием. Подойдя ближе, они увидели, что это старый ржавый указатель, на котором было написано полустертыми буквами: «шахтерский город – Скальногорск. Население – 13702 человека».
Василий смотрел на указатель, и его душу переполняли чувства. С одной стороны, это было долгожданное спасение, но вот с другой… Он горько вздохнул: – «Эх Лена, Лена, совсем немного не дошли».
Вася посмотрел на Славку, – мы вышли, боец.
Мальчишка, как всегда кивнул и подставил свое плечо под Васину руку.
Оставив указатель позади, они направились дальше по дороге в сторону города. Истерзанный и изорванный мужчина и маленький ребенок, слишком рано повзрослевший. Двое выживших на просторах уральской тайги. А вокруг стояли высокие деревья, и вечерний ветер шумел густыми кронами, предвещая наступление ночи.
Тайга засыпала.
Назад: 21
На главную: Предисловие