Книга: Глухомань
Назад: ПРОЛОГ
Дальше: 2

1

– Максим, тебе надо было гораздо раньше сказать, что Женька не сможет вырваться на эти выходные. Что я теперь Ленке скажу? – эти упреки Максим слушал уже третий час, причем темп и громкость продолжали медленно, но верно нарастать. Марина никак не хотела успокаиваться и с завидным упорством действовала ему на нервы «перемывая все косточки» и обвиняя в самых тяжких грехах, главным из которых являлась его забывчивость. Именно из-за нее, он не смог передать своей любимой, что в эти выходные их давний друг Евгений не сможет к ним присоединиться из-за перелома голени. Поэтому, в поход выдвинутся не две пары, любящие экстрим, а несуразная тройка, состоящая из его с Мариной пары и ее родной сестры – Лены.
– Как я теперь буду ей в глаза смотреть? – не успокаивалась Марина. – Сама предложила ей познакомиться с парнем, столько дней уговаривала взять на работе недельный отпуск без содержания, бросить свой Питер и прилететь к нам на Урал. А теперь что? Она летит в самолете, а ты мне только сейчас говоришь, что Евгений не приедет! Что он себе позволяет! – она с укором взглянула на Максима.
– Марина, ну я же уже тысячу раз попросил прощения, ну что теперь сделаешь, ничего же не изменить. Со сломанной ногой в походы не ходят. Мы же не сможем попросить ее выйти из самолета и отправить обратно домой, извинившись за причиненные неудобства. Она уже летит к нам. Нам остается встретить ее и сделать наш общий отдых максимально интересным.
Максим уже из сил выбился в желании вымолить прощение у своей жены, и, кажется, она начинала поддаваться.
Он вспомнил, как познакомился с ней примерно год назад в «экстрим – парке». Тогда ему было тридцать пять. Еще бы, где же им было суждено познакомиться, как не в адреналиновом парке риска. В целой округе, наверно, не было настолько ярых фанатов экстрима, как их парочка. В тот день, преодолевая крутую, но подготовленную для скалолазов скалу, Максим увидел ее, взбирающуюся вверх, немного выше него слева. Вид снизу был то, что надо: темная короткая стрижка, упругая грудь, стройное тело, крепкая попка, кстати, последняя часть тела была ему особенно хорошо видна. Она довольно профессионально управлялась с альпинистским снаряжением, поднимаясь все выше к вершине. Ему вдруг очень сильно захотелось привлечь ее внимание к своей персоне, произвести на нее, так сказать, неизгладимое впечатление. Он отстегнул страховку и прижался к стене всем телом, стараясь одновременно с этим залезть рукой в мешочек с мелом. Мел придавал рукам цепкости, сушил ладони и исключал малейшую возможность скольжения. Закончив с мелом, он, будучи опытным скалолазом, а также завсегдатаем этого места, рванул вверх со всей возможной скоростью, на которую был способен, пытаясь догнать поднимающуюся красавицу. Девушка тем временем не обращала на окружающее пространство никакого внимания, полностью сконцентрировавшись на подъеме. Проявляя годами отточенные навыки, Максим сравнялся с ней, но задерживаться надолго не стал, вершина была уже близко и залезть на нее первым, конечно, должен был он. Боковым зрением он пытался увидеть удивленно-восхищенный взгляд девушки, но такового не было. «Она, должно быть, просто в шоке, – подумал он. – Скорее всего, первый раз видит такой риск и умение. Сейчас подожду ее на вершине, подам руку, выслушаю комплимент в свой адрес, так и познакомлюсь. Нет, ну какая красавица!» – немного мальчишеские мысли его нисколько не смущали.
Девушка добралась до вершины примерно через десять минут. Максим участливо поспешил предложить свою помощь, протянув ей руку, но в ответ был удостоен таким равнодушно-презрительным взглядом, что невольно растерялся. Помощь красавица не приняла.
– Вы всегда настолько неучтивы к незнакомым мужчинам, которые пытаются вам помочь? – спросил Максим, пытаясь скрыть уколовшую его обиду.
– Пижон! – бросила она ему одно единственное слово и, нисколько не обращая более на него своего внимания, стала готовиться к спуску.
– Почему пижон? – остолбенел Максим, никак не ожидая такого поворота событий.
– Можно подумать, что ты такое каждый раз вытворяешь, даже когда на горизонте никакой девушки нет.
– Да я, ну… – Максим понял, что разоблачен вдоль и поперек. Девушка отвернулась и была готова повиснуть на канате, отправляясь вниз.
– Постой, прости меня, сглупил, остановись, понимаю, как, наверно, это нелепо смотрелось, – смущенно затараторил Максим, не ожидая от себя такой сумбурной откровенности. Однако терять уже было нечего, нужно было идти ва-банк:
– Просто я увидел тебя над собой и решил познакомиться, а другого способа придумать не успел, могла бы и похвалить, хотя бы за находчивость, кстати, я Максим, – он протянул девушке ладонь для рукопожатия. Она не оглядываясь скрылась за выступом скалы. «Черт! Не везет, так не везет» – подумал он, оставшись один.
Вечером того же дня он все в том же гордом одиночестве сидел у барной стойки в местном баре и цедил мартини с водкой. Да, денек выдался на славу, все тело приятно ныло от пережитых нагрузок, что всегда радовало Максима. Он любил держать себя в хорошей спортивной форме. Блуждающий взгляд бесцельно бродил по присутствующим, ни на ком особо не задерживаясь. Вдруг он увидел, как в зал вошла та самая девушка, которая не так давно, будто ушатом холодной воды, окатила его своей гордостью и неприступностью. С одной стороны, ему это даже понравилось, значит девчонка не вертихвостка, как многие остальные, которые прибывают в этот элитный центр экстрима, покорить своей доступностью местных толстосумов. У многих это прекрасно получалось, хотя почему бы и нет, каждый выживает, как может.
На вид ей было примерно двадцать восемь-тридцать лет. Теперь на ней были узкие джинсы и джинсовая куртка с поднятым вверх воротником. Максим еще раз убедился, какая точеная у девушки фигура. Тем временем красавица прошла к стойке и стала изучать предложенную ей карту вин. Максим решил попробовать еще разок. Она не обращала на него внимания, но он был абсолютно уверен, что замечен и узнан.
– Вы позволите вас угостить? – решился он заговорить с ней, аккуратно подсаживаясь рядом.
– А вы не любите отступать, да? – спросила она, не поворачивая головы.
– Точно, сдаваться не в моих правилах, – ответил Максим, отпивая из своего бокала.
– Что ж, иногда такие правила могут оказаться неуместными, – она продолжала, не спеша выбирать напиток, – особенно, когда начало, прямо скажем, не ахти какое выдалось.
– Зато мы с вами разговариваем, а значит, кое-чего я уже сумел добиться, признайте.
Девушка оторвалась от меню и посмотрела на него с любопытством.
– Мм-м-м, еще и самонадеян, – красавица слегка прищурилась, не отводя от него глаз. – Хорошо, – немного подумав, проговорила она, – я буду «Маргариту», а зовут меня Марина.
– Отлично, – подытожил Максим, жестом подзывая бармена, – очень рад нашему знакомству.
– Пока взаимно, – согласилась девушка, акцентируя ударение на первом слове. Бармен подал высокий бокал с «Маргаритой».
– За знакомство, – поднял свой мартини Максим.
– Хорошо, за знакомство. – Они выпили. – Ну, и часто ты так беспечно ведешь себя на подъеме? – спросила Марина, сразу переходя на «ты».
– Да нет, конечно, давай мы просто забудем этот инцидент и больше о нем вспоминать не будем. Я просто хотел с тобой познакомиться, а как это сделать, не знал. Не кричать же тебе снизу: девушка, подождите меня, а пока ждете, скажите свое имя.
– Да уж, – засмеялась Марина – было бы довольно забавно. Ладно, проехали.
– Ты здесь одна или с компанией? – осторожно поинтересовался Максим.
– С младшей сестрой, она осталась в номере, сегодня вечером по телевизору показывают очередной сериал, так что ее теперь никакими пирогами не выманишь оттуда. Вот и приходится гулять одной.
– А муж?
– Муж объелся груш.
– В смысле? – не понял Максим.
– А ты не только самонадеян, но и любопытен, – ухмыльнулась Марина.
– Ты забыла добавить: – «И красив».
– И нагл, – закончила она составлять его психологический портрет.
– Прости, не хотел тебя обидеть.
– Да ладно, чего уж теперь, я развелась с этим козлом год назад, когда устала терпеть его бесконечную ложь и командировки, с которых он возвращался в засосах и губной помаде на воротнике. Все так банально, что не хочется лишний раз и вспоминать. Слава богу, что детьми не успели обзавестись. – Марина отпила из бокала. – Теперь времени море, после работы не знаешь, куда себя деть, вот и пристрастилась к активным развлечениям, да еще и сестренку приучила. Пусть будет боевой и подкованной. А ты чем занимаешься?
– Ну, у меня небольшой бизнес, так скажем, держу охранное предприятие. В принципе, всем доволен, планирую расширяться. Это все интересно, но тебе будет скучно, поверь мне, это специфические заморочки, не для приятной беседы с девушкой, – Максим отпил еще глоток из своего бокала.
– А на личном фронте как успехи? – Марина взглянула на него с улыбкой и достала из сумочки пачку сигарет. Выудив из нее длинную тонкую сигаретку, она зажала ее губами и подождала, пока Максим чиркнет перед ней своей зажигалкой.
Парень немного смущенно смотрел на свой бокал.
– На личном с переменным успехом. Был женат, через полгода оба поняли, что поторопились. Развелись мирно, спокойно. Теперь уж лет пять, как холостой, так сказать, в поиске. – Максим жестом показал бармену, чтобы тот повторил заказ.
В тот вечер они вели между собой неспешную беседу, будто давно знали друг друга: легко, искренне, непринужденно. Максим проводил ее до дома. Уже прощаясь у подъезда, он стоял перед ней и все не мог наглядеться на нее.
– Мы с тобой еще увидимся? – спросил он почти шепотом, боясь услышать ответ, который ему может не понравиться.
– Максим, мне было приятно провести с тобой вечер, – ответила Марина, – ты хороший, добрый человек, но я еще не готова к новым отношениям. Пойми меня, пожалуйста, и не злись. Но у меня еще все раны кровоточат, а ты, словно щепотка соли над ними возник. Просто боюсь. – Она приподнялась на цыпочках и нежно поцеловала его в губы. – Ты хороший, прощай, – произнесла она и заспешила к двери. А на утро он уже ждал ее у подъезда с букетом белых роз и с признанием в вечной любви.
Назад: ПРОЛОГ
Дальше: 2