Книга: Глухомань
Назад: 9
Дальше: 11

10

Пацаны частенько уходили в лес с самого утра, еще петухи не все проснулись, а Колька, Славка и Гришка уже выходили за околицу. Спать до обеда им никогда не нравилось, особенно летом, когда каникулы бесповоротно заканчивались, когда дней до школы можно было пересчитать на пальцах рук. Летом мальчишки мечтали лишь о двух вещах, чтобы вовсе не спать, и чтобы в сутках при этом было часов по пятьдесят. По мнению Славки, этого должно было хватить, чтобы отвести душу и после спокойно идти в школу.
Из всей компании он был самым необузданным. Он придумывал куда пойти сегодня, чем заняться, как поинтересней провести день. Это он неделю назад придумал украсть у тетки Натальи ее любимую белую курицу и раскрасить ее в ярко красный цвет, а потом издали наблюдать, как тетка в отчаянном волнении носится со своей любимицей по двору, думая, что ту покусал какой-нибудь лис, и что ее курочка с минуту на минуту потеряет последнюю каплю крови.
Это Славка подговорил три недели назад Гришку и Кольку прокрасться в огород к деду Ефиму, где тот коптил в специальной коптилке рыбу, и подкинуть туда коровью лепешку. Рыба тогда, конечно, не удалась, собственно, как и вечер для самих ребят, когда соседка Ефима, Галина, рассказала тому, что видела их в его огороде. Помнится, тогда Ефим пришел домой к родителям каждого из хулиганской троицы и пожаловался на испорченную рыбу. В тот вечер каждый из бунтарей отхватил ремня от своего отца.
Славка, между прочим, получил тогда еще и от матери, хоть не так сильно, как от отчима, однако, было весьма ощутимо и куда более обидно.
Но ничто не могло омрачить солнечных дней каникул. До первого сентября оставалось меньше месяца. Это потом им придется забыть о прогулках и ежедневно ездить на автобусе около пятнадцати километров до Скальногорска в замызганную старенькую школу. Это потом они будут пропадать по вечерам дома, делая домашнее задание, помогая по дому родителям, а в свободную минуту играя в компьютерные игры. Это осенью они смогут встречаться вне школы лишь по выходным, чтобы поиграть до ранних сумерек, а сейчас жизнь в их полном распоряжении, сейчас еще только август, их пора, их свобода.
Небольшая деревенька находилась юго-восточней Скальногорска, так же, как и город, она располагалась на краю большого заповедника. Между двумя населенными пунктами пролегала узкая «высоковольтка», так местные называли дорогу, проложенную вдоль столбов линии электропередач. Именно эта транспортная жилка соединяла Скальногорск с умирающей деревушкой. Несколько раз в день по ней проезжал разбитый автобус, который доставлял на работу в город деревенских жителей и на учебу школьников. В самой деревне давно не было ни работы, ни подработки, чего уж тут можно говорить о школе. Ее в Малиновке отродясь не было.
Основную массу населения Малиновки составляли старики. Немногочисленная молодежь, как правило, при первой же возможности старалась перебраться в город. Те, кто оставались, рисковали, либо спиться, либо прозябать в нищете. Старики мало рассчитывали на свои пенсии, традиционно держали огороды, с них и жили. Что же касается молодых, то нормально в деревне жили лишь немногие. Как правило, это были зажиточные семьи, в которых алкоголь не приветствовался, ровно, как и лень. В таких семьях жена занималась хозяйством, детьми, а мужья были настоящими добытчиками: ловили рыбу, ходили на охоту, по грибы, за ягодой. Естественно, держали большие огороды. В общем, что касается питания, вели натуральный образ жизни. Но было трудно, Малиновка была не из тех деревень, которые переживали второе рождение. В ее окрестностях не строились дорогие коттеджи. Областные чиновники и зажиточные предприниматели не выбрали ее для своего отдыха в качестве отечественного курорта. Следовательно, она не обрастала инфраструктурой и никакими перспективами развития похвастаться не могла. Малиновка умирала. Медленно, нехотя, но умирала. И когда-нибудь она перестанет существовать, когда-нибудь в ней не останется ни одного жителя, и она превратиться в очередной призрак, которыми полна Россия. Но не сегодня. Сегодня утром Колька, Славка и Гришка шли за околицу в заповедник за грибами, и на душе у пацанов было хорошо и весело.
Впереди всех шел Славка, его рыжая шевелюра спадала на глаза, и он то и дело откидывал ее назад взмахом головы. В руках он нес большую корзину и перочинный ножик. За ним торопливым шагом шли Гришка и Коля. Если Гришка был тощим долговязым пятиклассником, то Николай, в свои тринадцать, был на голову выше своих друзей. Парнишка был склонен к полноте, поэтому шел сосредоточенно глядя под ноги, пыхтя, как паровоз.
– Я это место давно приметил, – произнес Славка, – полянка размером с «сотку», а груздей на ней видимо не видимо.
– Если их там так много, может, нужно было взять что-нибудь побольше? – Колька с сомнением посмотрел на свой пакет.
– Славка взглянул на свою корзину, на пакет Николая, на ведро Гришки и проговорил: – Давайте будем считать это выходом на разведку, если их там действительно так много, как я надеюсь, то мы вернемся с огромными мешками, – он перехватил корзину в другую руку и в очередной раз откинул непослушную челку наверх.
Гришка шел, уставившись на свои сапоги, он был не разговорчив. Еще толком не проснувшись, он вяло слушал товарищей и без особого оптимизма представлял, как совсем скоро они будут лазить по сырой от росы траве и собирать грибы, которые он не очень-то и любил.
– Грузди, что с ними делать-то хоть можно, жарить можно? – он вопросительно взглянул на Славку.
– Вот ты темнота! – улыбнулся друг, – солить их надо. Ты знаешь, как они прикольно хрустят, когда ты зимой достаешь их, да со сметанкой, да с картошечкой, – он мечтательно закатил глаза и на секунду замер. Затем резко открыл их и зашагал дальше.
Гришка только вздохнул и постарался не отставать.
Ребята шли друг за другом, постепенно углубляясь в заповедник. Они выросли в этих местах, поэтому, совсем не плохо ориентировались в лесу. Однако сам лес, как и многие другие жители Малиновки, не любили. Было в нем что-то не приятное. Может, слишком близко стоящие деревья, что закрывали тебя своими кронами слишком плотно, может, непонятно с чего возникающие моменты оглушительной тишины. Трудно сказать, однако, местные ходили в заповедник лишь по необходимости. Тем более, что бывало и люди в нем пропадали. Места-то здесь были дикие, леса бескрайние.
– А далеко идти? – спросил уже порядком промокший от усилий Коля.
Славка оглянулся на товарища, – ну, довольно прилично, я там был с отчимом, мы тогда на охоту ходили.
– Ты уверен, что место найдешь? Не хотелось бы заплутать, – Гриша обвел взглядом окружающие их заросли.
– Не боись, доведу, – Славка откинул упрямую челку назад и устремился вперед. Через несколько метров он резко остановился на краю чернеющей в земле ямы.
– Ничего себе! – произнес Колька, выглядывающий из-за плеча друга, – так и провалиться можно.
– Странно, это уже вторая, что мне попадается, – задумчиво проговорил Славка.
– А чего тут странного? – спросил товарища Гришка. – Мы в заповеднике, а ты удивляешься, что тебе встречаются звериные норы?
– И кто, по-твоему, вырыл эти норы, кроты-мутанты? – Слава отступил от осыпающегося края отверстия. Нора уходила вертикально вниз. Ширина дыры была примерно восемьдесят сантиметров, может, семьдесят. Солнце не проникало в разверзшийся зев, поэтому, разглядеть, что внутри норы было невозможно.
– Ладно, потопали уже, – Славка перехватил корзину другой рукой, обошел дыру и зашагал дальше.
Через два часа ходьбы Николай начал заметно сдавать.
– Скоро придем? Если бы ты сразу сказал, что это так далеко, я бы и не пошел вовсе. – Рубашка была насквозь мокрая, пот заливал глаза, разъедая их едким раствором. Он то и дело вытирал лицо мокрым грязным рукавом, отчего его лицо стало таким же мокрым и грязным, как и его рукав.
– Почти на месте, – Славка остановился, чтобы перевести дух. Он и сам уже порядком устал, но нужной просеки пока не было видно. Еще тогда, на охоте, случайно наткнувшись на небольшую полянку с огромным количеством грибов, он успел заметить несколько ориентиров. Отчим тогда торопился вернуться домой до темна, поэтому, шли в тот раз быстро и почти без отдыха. Однако чуть заметную просеку он успел приметить. А еще он помнил огромное дерево на краю поляны. Верхушка его была раздвоена, что делало его отличным ориентиром.
Теперь он шел по памяти, но был уверен, что скоро увидит и просеку, и дерево на краю нужной поляны.
– Мне кажется, еще полкилометра и будем на месте, – добавил он и ободряюще улыбнулся Николаю.
Грибы стали появляться неожиданно, то есть, сначала Славка наступил на груздь, а потом только увидел то самое дерево.
– Пришли, облегченно проговорил он, обернувшись к друзьям.
– Наконец-то! – Колька сразу же сел прямо на траву и стал вытирать потное лицо.
– Если ты порожняком еле дошел, – усмехнувшись, сказал ему Гришка, – ты как с грибами-то погребешь? – он с удовольствие потянулся и стал медленно осматриваться.
– Своя ноша карман не тянет, – насупившись, ответил Николай.
– Ну, ну, – Григорий опустился на корточки перед другом, одновременно засовывая руку в карман своей штормовки. Немного покопавшись, он вытащил ее, с зажатой в пальцах потрепанной пачкой сигарет и китайской зажигалкой.
– Закурим, пацаны, перед началом, – он протянул пачку Кольке.
– Ого! – удивился Николай, – ты где их достал? – он взял пачку и достал из нее слегка помятую сигарету. Чиркнув зажигалкой и прикурив, он сделал большую затяжку, поднял голову, прикрыл глаза и с наслаждением выдохнул вверх облако табачного дыма. – Чуть уши не завяли, как курить хотелось, – проговорил он после этого и сразу затянулся опять.
– Ну, а где я их по-твоему мог взять, у бати стащил, где же еще, – Гришка тоже вытащил из пачки сигарету и быстро ее прикурил.
– А день задался! – весело произнес Славка, затем подошел к Гришке и взял протянутую ему пачку. Прикурив, он посмотрел на Николая. – А ты не боишься, что мать тебя унюхает?
– Не, не боюсь, – ответил Колька, – выветриться успеет. – Он в очередной раз сильно затянулся и выпустил в воздух густую порцию дыма.
Через несколько минут друзья взялись за поиски грибов. Славка не обманул, их здесь действительно было очень много. Стоило нагнуться за одним, так на глаза попадались еще два. Подойдешь к ним, так там еще четыре.
Довольно быстро пакеты пацанов, как и корзина, стали наполняться черными крепкими груздями.
Через полчаса троица решила высыпать собранные грибы в одну кучу.
– Глупо идти домой с одним пакетом грибов, – рассудил Гришка, – сейчас насобираем ведер десять, а там придумаем, как их до дома доставить, может, в рубашках, да в ветровках получится. В общем, там видно будет, – на том и порешили.
Друзья бродили вокруг деревьев и кустов, то и дело склоняясь над очередной находкой. Совсем скоро Николай совсем обессилел. Склонность к полноте не позволяла парнишке двигаться так же активно, как и его друзья. В итоге, Колька приноровился собирать грибы, ползая по траве прямо на коленках, благо, грузди росли густыми стайками.
Дело шло споро и весело. Иногда пацаны теряли друг друга из виду, находясь друг от друга по близости, они продолжали переговариваться, травя анекдоты или рассказывая какие-нибудь истории.
– Колян, – подшучивал над Колькой Славка, если тебе от мамки не попадет за курево, то за стертые джинсы точно влетит. Ты посмотри, у тебя все коленки уже зеленые от травы.
– Ничего, – пыхтел Николай, отстираю потом. Вот принесу кучу грибов, она не станет сильно ругать.
– Ага! – засмеялся Гришка откуда-то из-за кустов, – победителей не судят.
Еще через час Славка подошел к общей куче и вывалил на нее наполненную корзину. Полюбовавшись на полученный результат, он оглянулся вокруг. Друзей в поле видимости не было. Постепенно они разбрелись в разные стороны, полностью сконцентрировавшись на сборе грибов. Юноша посмотрел на солнце, начиналась вторая половина дня.
– Еще немного и надо отчаливать, – крикнул Славка в пустоту. Он присел рядом с кучей и стал думать, как им донести все до дома. Через пару минут за его спиной в кустах затрещали сучья. От неожиданности Славка вскочил на ноги и не моргая уставился на ближайшие заросли. Через мгновение из них показалась взъерошенная голова Кольки. Он выползал из густой травы, волоча за собой полный пакет груздей.
– Да ты их так, наверно, переломал все, – произнес Славка, подходя к другу и помогая тому подняться на ноги.
– Нормально, нормально, – стараясь отдышаться, ответил Николай. Лицо его было красным, глаза заливал пот, но он был доволен.
Отлично поработали, – увидев размер общей кучи, он улыбнулся еще шире.
Мальчишки продолжали стоять возле кучи, поджидая третьего товарища.
– Гриня! Ну где ты там? – крикнул Славка, – хорош уже, а то не упрем все, – он с нетерпением посмотрел на окружающие их кусты.
Где-то далеко с правой стороны донёсся голос Гришки: – Да иду уже.
Коля опять сел на землю. Ноги его не держали. Уж очень много сил он затратил на сбор грибов. Удобно усевшись, он удовлетворенно прикрыл глаза, стараясь восстановить сбившееся дыхание. Славка продолжал нетерпеливо топтаться рядом, то и дело осматривая лесные заросли в ожидании друга.
– Гриня! – крикнул Славка, раздраженно играя желваками, – иди уже сюда, курить охота, сейчас уши в трубочку свернутся.
Вместо ответа тишину леса пронзил отчаянный крик боли. Кричал Гришка.
Славка замер от неожиданности, но уже спустя мгновение, парень рванулся сквозь кусты в ту сторону, откуда доносился душераздирающий вопль друга.
Гришка продолжал кричать, переходя на неистовый визг. Славка слышал звуки непонятного движения за кустами чуть справа.
Сзади Николай насколько мог быстро вскочил на ноги и застыл в нерешительности, боясь броситься вслед за Славкой. Однако уже через секунду он ломанулся туда же, прямо к кустам, за которыми был Гришка. Успев сделать лишь пару шагов, он запутался ногами в высокой траве и со всего маха грохнулся на землю.
В это время Славка был уже возле самых кустов. Его сердце колотилось так сильно, что вот-вот готово было выпрыгнуть из груди. И в ту же секунду вопль резко стих. Вот только что за этими кустами была непонятная возня или борьба. Только что лесные окрестности оглашал мальчишеский крик, в котором слышались нечеловеческие страдания. И все резко оборвалось. Наступила не менее пугающая и оглушающая тишина.
Славка прибавил шагу. Еще немного и он прорвался за эти чертовы кусты. Друга нигде не было. Парень был уверен, что Гришка кричал отсюда, но сейчас здесь было пусто. Вокруг было все, как и везде: высокая трава, густые кусты, частые деревья. Славка шёпотом позвал друга: – Гриня! – голос его был тихим и скрипучим. Почему – то совсем не хотелось звать громко. Он быстро оглядывался и судорожно скользил взглядом по кустам, по траве. Вокруг не было никаких следов присутствия Гришки.
В этот момент парень запнулся за выступавший из земли корень и упал на колени, выставив перед собой руки. Через секунду все его тело сковал ледяной ужас. Прямо перед ним в высокой траве чернело отверстие норы. Такой же странной норы, которые они видели по дороге сюда. Если бы он не споткнулся и не упал, то, может, и вовсе не заметил бы ее, так как высокая трава полностью скрывала неровную дыру в земле. Однако сейчас, стоя на четвереньках, он просто в упор смотрел в эту яму и не моргал. Неровные края отверстия, как и трава, росшая на самом его краю, а также земля внутри норы, до куда доставал свет, были обильно залиты кровью. Инстинктивно подавшись назад и отползая от края, Славка почувствовал, как его ладони проваливаются и скользят в пропитанной липкой жижей земле.
– Гриня – еще раз, скорее всего машинально, позвал друга Славка. В этот самый момент, он не столько увидел или услышал, сколько почувствовал, как внутри норы что-то шевельнулось и полезло к выходу.
В ту же секунду оцепенение прошло. Парень резко вскочил и кинулся назад, где возле кучи грибов поднимался на ноги неуклюжий Колька.
– Коля! Беги! – Славка напролом летел сквозь колючие кусты в сторону друга. Почему-то, он был уверен, что бы там ни было, оно еще не закончило.
В это время Николай, наконец, поднялся на ноги, высвободившись от травянистых пут, и непонимающе глазел на приближающегося друга.
– Беги! Дурак! – Славка добежал до Николая, схватил его за рукав и с силой потащил за собой. Сзади раздался треск ломающихся веток. Что-то из норы преследовало их.
Ребята помчались, как только могли. Не разбирая дороги, они бежали сквозь колючие заросли, запинались о корни, пни, поваленные деревья. Падали, вскакивали вновь и опять бежали. Не было и речи, чтобы на минутку остановиться и перевести дух. Сейчас это было подобно смерти.
Метров через триста Николай стал слабеть, он не выдерживал подобного темпа. Еще несколько минут назад он выползал из-под кустов с полным пакетом грибов не в состоянии даже подняться, а теперь он несся во весь дух, неуклюже перебирая своими толстыми ногами и обливаясь горьким потом. Только необъятный страх гнал его вперед, только адреналин не давал ему сдастся. От одной мысли, что нечто вот-вот догонит их, у Коли прибывали силы. Он видел перед собой маячившую спину Славки, старался не упустить ее из виду и ни в коем случае не отстать от друга.
Славка летел вперед. Он даже не думал, в каком направлении они бежали. Паника и ужас не давали времени задуматься. Он знал, что Николай бежит сразу за ним. И он понимал, что они оба сейчас в смертельной опасности. У него то и дело вставала перед глазами картина кровавой дыры в земле, его измазанные липкие пальцы и нечто ужасное в земле. Он раз за разом вспоминал, как там в глубине ямы, за границей света, куда не проникал луч солнца, где темнота скрывала свои секреты, он увидел хищный взгляд красных глаз, смотрящих на него с неистовой злобой.
Славка в очередной раз оглянулся на друга. Слава богу, Колька бежал сразу за ним. Непроизвольно глянув за спину Кольки, Славка весь похолодел. Он увидел, как метрах в пятидесяти позади Николая шевелятся кусты, как шуршит высокая трава, как трясутся кроны тонких молодых деревьев и осыпаются вниз сорвавшиеся листья.
– Колян, оно прямо за нами! Беги! – не сбавляя скорости, Славка протянул другу, – хватайся, толстяк!
Николай вытянул навстречу пухлую ладонь. Он успел заметить, как расширились глаза Славки, когда тот посмотрел назад за его спину. Николай почувствовал приступ тошноты. Организм не выдерживал стресса. Так страшно Коле не было еще ни разу в жизни. Стараясь поднажать, он пытался дотянуться до протянутой руки товарища, но до нее было очень далеко. Да, может метра два или три, но с таким же успехом протянутая ладонь могла находиться где-нибудь на луне. До нее было не дотянуться. В этот момент земля ушла из-под ног Николая.
Славка видел, как его друг провалился. Еще секунду назад он пытался дотянуться до него рукой, схватить его ладонь, рукав – неважно. И вот, Колька уходит по грудь в землю. Он не заметил скрытой в траве ямы и провалился в такую же проклятую нору, в какую совсем недавно провалился Гриня.
Резко остановившись, Славка бросился назад к другу. Николай истошно вопил и размахивал руками.
– Вытащи меня, вытащи! – он дурным взглядом смотрел на друга и заходился в крике.
Что было позади Коли Славка не знал, он старался не смотреть туда. Упав перед другом на колени, он изо всех сил потянул его за руки. Эти усилия не возымели никакого результата. Колька засел в дыре плотно, как пробка в бутылке шампанского. Славка продолжал тянуть, он понимал, что что-то или кто-то мог добраться до его друга снизу. Как добралось до Гришки. В ближайших кустах слева раздался хруст сломанной ветки.
– Давай! Толстый! Двигай ногами, карабкайся! – закричал ему в лицо Славка. Он изо всех сил уперся ногами в край ямы и потянул Николая за руки. Колька закричал еще громче.
– Слава! А-а-а! Там что-то есть! Тяни меня, пожалуйста, только не бросай! – Николай старался вертеться всем телом, пытаясь выбраться из сковавшей его западни, но только проваливался все глубже.
Славка собрал остатки последних сил и с криком потянул вверх, но шансов не было. Засевший в земле Колька был килограмм на пятнадцать тяжелее своего друга, к тому же он крепко застрял в узком лазе.
Тут Николай на секунду замер, словно прислушиваясь к своим ощущениям, а потом дико закричал от невероятной боли, пронзившей все его тело. Славка не понимал, что случилось с другом. Все еще держа его за руки, он видел, как трясется его тело.
– А-а-а! Тяни-и, ма-ма! – Николай переходил на визг. Славка видел, какую невыносимую боль испытывал его друг, но ничего не мог поделать. Слезы текли по его щекам, он скользил пятками по земле, стараясь лучше упереться, но сил больше не было.
Колька уже затихал. Его тело еще билось, но изо рта уже хлынула кровь, а взгляд затуманился. Слава подозревал, как кто-то или что-то там, в норе, рвало его друга, вгрызаясь в его плоть. Еще несколько мгновений, и тело Николая рывком исчезло под землей. Это произошло настолько неожиданно, что Славка по инерции чуть не нырнул вслед за другом. Успев выпустить руки, он резко вскочил и побежал. Оглядываться не было ни сил, ни желания. Да это было и не к чему. Он слышал, что его догоняли. Через сто метров деревья резко расступились. Славка одновременно услышал шум воды и увидел впереди край обрыва. Сейчас бежать ему будет не куда. Он уже отчетливо слышал преследователей. Хриплое рычание и треск сломанных сучьев позади раздавались совсем близко. «Ну вот и все» – пролетело в голове у парнишки.
Край обрыва неуклонно приближался. Там, внизу, шумел поток бурной реки, несущей свои холодные воды по твердым камням. Славка не стал останавливаться, в тот самый момент, когда до него почти дотянулось нечто злое, он добежал до самого края обрыва, закрыл глаза, оттолкнулся ногами как можно сильней и прыгнул. И уже летя в пустоту, он услышал досадное рычание хищника. Затем наступила темнота.
Назад: 9
Дальше: 11