Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 1
Дальше: ГЛАВА 3

ГЛАВА 2

Мы провели в библиотеке несколько весьма плодотворных часов. Я даже успела успокоиться и уже не дёргалась, когда Хенрим ко мне обращался. В конце концов, он больше не пытался применить ко мне свои мозгоправские штучки. По крайней мере, пока. Но я не сомневалась, что если ему представится случай, он его не упустит. Поэтому намеревалась держать ухо востро. Полуэльф обмолвился, что остаётся в Ульгрейме на месяц, и у меня не было ни малейшего сомнения, что он все равно попытается заняться моей головой. Избегать его не получится: у нас и правда слишком много общих знакомых. Но я намеревалась держать дистанцию изо всех сил.
  Книг, в которых упоминались вампиры, нашлось чересчур много, так что мы с Глорией поделили кучу на две части и договорились встретиться через три дня, чтобы обсудить прочитанное и наметить план работы.
  Хенрим любезно предложил нам помочь дотащить приличные стопки в общежитие Ульгрейма, которое среди студентов носило любовное прозвище Скворечник. Я попыталась от высокой чести отказаться, памятуя, что Глория живёт на этаж ниже, а значит, в какой–то момент я останусь наедине с мозгоправом. Но кто же меня слушал?
  Всю дорогу наверх я ждала подвоха, нервно косясь на невозмутимого полуэльфа. А потому даже не удивилась, когда он непрошенным гостем прошёл в нашу с Мией гостиную, небрежно скинул книги на стол и, прищурившись, уставился на меня:
— Так почему ты настолько боишься вампиров, Яся?
  Удивительно, но в этот раз ничто во мне не дрогнуло. Вероятно, потому что я чего–то такого и ждала. Так что спокойно прошла в гостиную, педантично поправила стопку книг и только потом бесстрастно проговорила:
— Было бы очень глупо с моей стороны не бояться нежити высшего порядка.
— Есть разница между бояться и БОЯТЬСЯ, — качнул головой мозгоправ, и мне показалось, что его нереально синие глаза видят меня насквозь. — У тебя реакция, схожая с той, которую я наблюдал у Глории первое время после нашей встречи с вампиром.
— И что? — я устало вздохнула и сложила руки на груди.
  Наверное, я успела приспособиться к давлению, потому что сейчас вполне хорошо держала себя в руках. Учитывая, что Хенрим, не стесняясь, заваливал меня неудобными вопросами, а спасительницы-Глории, которая его осадила бы, не наблюдалось рядом, это было очень кстати. Чем большую нервозность я показываю, тем ему интереснее. Значит, я должна быть спокойной. Максимально спокойной.
— А то, что это реакция, во–первых, человека, который с вампиром сталкивался, а во–вторых, не некроманта.
— Во–первых, — веско начала я, — если бы мне довелось встретиться с вампиром, очень сомневаюсь, что мы бы с вами, господин Керриви, — подчеркнула формальное обращение, — сейчас разговаривали. Во–вторых, именно как некромант я знаю о вампирах достаточно, чтобы их бояться. А учитывая, что некромант я бракованный… Мой брат Марк тоже вампиров опасается. Но встреться он с подобной тварью — сможет дать отпор. Хотя бы для того, чтобы сбежать. Я же не смогу ничего. Надеюсь, я удовлетворила ваше любопытство?
— Нет, — усмехнулся он.
— Увы, мне больше нечего вам сказать, — равнодушно отозвалась я. — И я попросила бы вас покинуть мою комнату. Ваше присутствие создаёт некое неудобство, учитывая, что мы с вами даже не представлены официально. К тому же у меня много работы и совершенно нет времени вести бесполезные разговоры.
  Если у меня и была небольшая надежда на то, что беспардонный мозгоправ устыдится и выполнит моё пожелание, то она быстро растаяла, когда я увидела, какая предвкушающая ухмылка расползается на тонких губах. Я с безнадёжностью осознала, что попытки не разжигать интерес провалились по всем статьям. Чувствую, следующий месяц будет для меня самым тяжёлым за последние пять лет.
— Для бракованной некромантки у тебя слишком уж эталонный характер, Яся, — с непонятной мне нежностью произнёс Хенрим.
  Я решила, что разумнее всего будет просто молчать и максимально игнорировать его. Потому лишь неопределённо дёрнула плечами и, подняв первую в стопке книгу, принялась вчитываться в оглавление.
— Ну что же ты такая негостеприимная, — промурлыкал полуэльф, подходя вплотную. — Нам предстоит часто видеться в ближайшие недели.
  Прозвучало как самая настоящая угроза. Я прикусила губу, сдерживая вертевшуюся на языке язвительную ремарку.
  Игнорирование, Ясмира, только игнорирование. Ты ему и так дала слишком много крючков, не усугубляй.
— Ну же, Яся, не будь букой, — насмешливо пропел мозгоправ, останавливаясь за моей спиной, и неожиданно мягко коснулся моей макушки чуткими пальцами. — Я хороший, честное слово.
  Лёгкая головная боль, которая не отпускала ещё с библиотеки, растворилась, словно её никогда не было. Я слегка отвела голову, уходя от поглаживающих движений чужой руки, и искоса взглянула на мужчину:
— Господин Керриви, будьте так добры уйти из моего личного пространства. Мне некомфортно.
  А ещё лучше, если ты свалишь из комнаты… В идеале — из Ульгрейма, и чтобы я тебя больше никогда не видела.
— Я всего лишь немного помог, — полуэльф сделал шаг назад и развёл руками. — Ничего такого.
— Благодарю, не стоило, — чопорно отозвалась я и опять сосредоточилась на книге.
  Не сказать, чтобы я могла сфокусироваться, но смотреть на чёрные буковки было безопаснее.
  Некоторое время в гостиной стояла напряжённая тишина. Я делала вид, что увлечена чтением и меня совсем не волнует тяжёлый сканирующий взгляд. Судя по всему, уходить просто так Хенрим был не намерен.
  Несколько более раздражённо, чем намеревалась, я захлопнула книгу и устало посмотрела на легко улыбающегося мозгоправа:
— Какими словами мне донести до вас, что вы мне мешаете, господин целитель? У меня действительно слишком много работы и нет никакого желания удовлетворять ваше неуёмное любопытство.
— Я уже ухожу, можешь не волноваться, — улыбка так и не сошла с его губ, словно все это жутко забавляло. — В любом случае, это не последняя наша встреча.
— Всего доброго, господи Керриви, — сдержанно проговорила я, с нетерпением ожидая, когда же он уберётся из моей комнаты.
  Хенрим коротко хмыкнул и действительно пошёл на выход. Я едва сдержала облегчённый вздох.
  Как оказалось рано.
  На пороге полуэльф обернулся и его улыбка стала до того хищной, что я вздрогнула и внутренне подобралась, ожидая гадости.
— Некоторым людям, Яся, нужно помогать, даже если они этого не хотят, — веско проговорил он. — То, что сидит в тебе, мешает нормально жить, и я это вижу чётко. А я целитель и моя задача — спасать таких медленно разрушающих себя людей, как ты. До встречи, Яся. До очень, очень скорой встречи.
  И, не дожидаясь ответа, вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  Щелчок замка словно стал спусковым крючком. Я выронила книгу из рук, а потом мешком осела на пол, будто разом утратив все силы.
  Меня начало трясти, к горлу подступила тошнота, а перед глазами все расплывалось. Воздуха не хватало, я просто не могла нормально вдохнуть. Сердце стучало, как бешеное, словно предчувствовало что–то страшное, что сломает мою жизнь окончательно. Я была на грани обморока и, честное слово, очень жаль, что не могла отключиться.
  Больно. Плохо. Страшно.
  Я не знаю, сколько провалялась на полу, скрючившись и хватая воздух широко открытым ртом. Мне казалось, что это длится вечность.
  В какой–то момент до меня донеслись какие–то звуки, но издалека, словно до источника сотня метров. А потом я ощутила тёплые руки на плечах и услышала взволнованный голос:
— О, Плододающая, Яся, да у тебя паническая атака!
  Минута — и меня словно искупало в целительном источнике. Я физически ощущала, как по мне прокатываются волны магии, смывая тревожное состояние, успокаивая сердце и прочищая разум.
  Я шумно выдохнула и кое–как разлепила веки. И увидела взволнованное круглое лицо с россыпью мелких веснушек вокруг вздёрнутого носа, а так же большие серые глаза, взиравшие на меня с откровенным испугом.
— Ми… я, — просипела я, неосознанно хватая соседку за ладонь, стиснувшую моё плечо. — Спа… сибо.
— Что с тобой стряслось?! — воскликнула она, помогая мне подняться. — Идём, тебе стоит лечь!
— В комнату ты меня не дотащишь, — я грузно опустилась на продавленный поколениями ульгреймовцев диван. — Минутку посижу и буду в порядке…
— Какое там в порядке?! — гневно выпрямилась невысокая соседка и грозно подбоченилась. — Ясмира Ловердейл, ты немедленно ляжешь в кровать и проведёшь там не менее часа! А так же выпьешь все, что я тебе дам!
  Я криво усмехнулась, рассматривая целительницу, которая за год с копейками, что мы живём вместе, умудрилась пройти длинный путь от моей явной неприязни до такого же явного расположения. Больше всего меня, конечно, удивляло то, насколько упорно Мия старалась улучшить наши отношения, особенно если учесть моё категорическое нежелание сближаться. Я бы наверняка плюнула ещё в конце первой недели. Но… Я благодарна. Искреннее. Мия… Пусть я не могла ей открыться, но она была человеком из тех, кого называют частью личного круга некроманта. И за неё я была готова даже сражаться.
  Впрочем, пока обычно получалось наоборот.
— Как скажешь, — криво усмехнулась я, безвольно откинувшись на спинку дивана. — Но минутку все же посижу. Ты меня реально не дотащишь, Мия.
— Обещаешь лечь? — сурово спросила она, насуплено сводя тонкие брови.
— Слово некроманта, — невесело хохотнула я.
  Соседка неодобрительно покачала головой и, заведя за уши выбившиеся пружинки русых волос, проговорила:
— Я сейчас гляну, что у меня осталось из зелий. А потом ты мне расскажешь, что стряслось!
  Я же в ответ лишь тяжело вздохнула и, запрокинув голову к потолку, устало прикрыла глаза.
  Говорят, что от судьбы не уйдёшь. Я долгие пять лет как могла скрывалась, отказывалась от работы с мозгоправами, сократила до минимума взаимодействие с некогда любимой некромантией. Но подсознательно всегда знала, что однажды моему балансированию на лезвии ножа придёт конец.
  Вот только это не значило, что я не буду бороться. В конце концов, я ни в чем не виновата!!!
  Мия вернулась довольно быстро и потрясла меня за плечо:
— Эй, не спи. Давай переместимся в твою спальню. Я нашла несколько хороших средств, они тебе помогут.
— Надеюсь, они не на спирту? — отшутилась я, тяжело поднимаясь на ноги.
— Я ещё не настолько обезумела, чтобы давать некроманту спиртовые настои, — она раздражённо закатила глаза. — Даже если этот некромант внезапно из техномагов, которых перепить могут разве что портальщики, и то в исключительных случаях, — и подмигнула мне.
— Да уж, — хмыкнула я, вспоминая, как в прошлом году портальщики–пятикурсники праздновали выпуск.
  Их потом едва отыскали в лесах Шэотаканского оазиса. И как только пробили маячки, не позволяющие телепортироваться через границу без разрешения? Впрочем, по пьяни и не такие чудеса случаются. Назад вон так и не сумели. Хорошо ещё, что маячки фиксируют все перемещения и маги–портальщики быстро отыскали точку приземления незадачливых выпускников.
  Мия звонко расхохоталась и подхватила меня под руку:
— Опирайся на меня.
  Я отрицательно качнула головой, не желая взваливать на хрупкую соседку, что и так была на добрую голову ниже меня, своё тренированное, а оттого довольно–таки тяжёлое тело.
  Когда я упала на кровать, осознала, насколько измотанной себя ощущаю. Потому не сопротивлялась хлопотанию Мии и послушно выпила все, что она мне дала. Удивительно, потому что в самом начале нашего знакомства я даже воду из её рук отказывалась брать, опасаясь, что туда может быть что–то подмешано.
— А теперь рассказывай, — сурово проговорила соседка, аккуратно присаживаясь рядом со мной. — Я, конечно, не мозгоправ, но выслушать могу.
  Услышав название ненавистной профессии, я вздрогнула и прикусила верхнюю губу. Да так сильно, что прокусила, и по подбородку побежала струйка крови.
  Мия вскинула брови и лёгким касанием залечила повреждение.
— Мозгоправы, — вычленила она главное.
  Я тяжело вздохнула и отвела взгляд.
  О моей нелюбви к этой специализации целительства соседка знала. Она, если подумать, вообще знала обо мне многое. Гораздо больше того, что я обычно показываю. Но с этим ничего не поделать. Мия наблюдательна и очень внимательна к собеседникам.
— Та–а–ак, — протянула она. — А скажи–ка мне, дорогая моя Яся, не связана ли твоя паническая атака с неким Хенримом Керриви, целителем–мозгоправом высшей категории, которого я встретила на выходе из Скворечника?
  Я неосознанно втянула голову в плечи, и только потом поняла, что сдала себя по всем фронтам.
  Что–то у меня сегодня все очень плохо с самоконтролем…
— И что же он сказал такого, раз тебя панической атакой накрыло? — продолжала допытываться Мия.
  Отпираться смысла не было.
— Что некоторым людям надо помогать, даже если они этого не хотят, — глухо процитировала я, прикрыв глаза.
  Соседка молчала, не спеша высказывать своё мнение по этому поводу.
  Она знала о том, что случилось в моем прошлом. Ну как знала… То, что при должном старании и желании можно было найти в архивах. Случай пять лет назад был резонансным, делать из него секрет не было смысла. Другое дело, что, разумеется, общепризнанная версия не отражала и десяти процентов того, что случилось на самом деле.
— Я не буду тебе говорить свою позицию по этому поводу, — наконец тихо заговорила Мия. — Ты её и так знаешь. Но, пожалуй, мастер Керриви — не тот мозгоправ, что тебе нужен. Я нахожу его методы слишком… жёсткими. Спору нет, они действенны, научные работы мастера просто шедевральны и открывают многое о разуме и душе, неизвестное ранее… Но ты мой друг. И я не хочу, чтобы тебя чинили предварительной основательной поломкой.
— Спасибо, — прошептала я, а затем неловко пошутила: — Ты говоришь, как заправский мозгоправ.
— Я… — она на миг опустила голову. — Хочу выбрать это своей специализацией.
— Ч… Что? — едва вытолкнула я, ощущая, как тяжёлый комок тревоги опять скапливается где–то в желудке.
  О нет, пожалуйста. Только не Мия. Я не хочу рушить то тёплое, что между нами создалось за этот год!
— Эй, прекрати! — прикрикнула она, торопливо обхватывая мои виски своими маленькими ладошками. — Ты сейчас ещё одну паническую атаку заработаешь! Плододающая, как знала, что не стоит тебе пока говорить…
  Давление на виски и ком в желудке медленно рассосались под действием целительной магии, и я хрипло выдохнула:
— Мия, я…
— Ничего не говори, — сурово заткнула она меня. — Я знаю твоё отношение к людям этой профессии. Но мне это и правда интересно. К тому же у меня есть способность видеть тёмные пятна на мозге и влиять на них, глупо не развивать её, ограничившись лишь стандартным целительством. Вот только терять тебя тоже не намерена. Если хочешь, я клятву дам в храме Святой Пары, что без твоего разрешения не буду применять к тебе свои знания. Надеюсь, за этот год ты поняла, что я всегда буду на твоей стороне.
  Я молча прикрыла глаза, пытаясь совладать с собой.
  Не будешь, Мия. Никто не будет. И в этом самая большая проблема. Моё прошлое висит надо мной грязным вонючим комом. И стоит оступиться — рухнет мне же на голову.
  Соседка, как всегда, почувствовала моё настроение, а потому взяла за руку и мягко сказала:
— В любом случае, до четвёртого курса это неактуально. Я же не Хенрим Керриви, который умудрялся изучать и классическое целительство, и специализацию мозгоправа одновременно. Кстати… — как–то нехорошо проговорила она.
  Я тут же распахнула глаза, не понимая смены тона разговора.
— Посиди здесь, я, кажется, знаю, кто может помочь, — произнесла Мия, поднявшись.
  И торопливо вышла из комнаты. Я же расслабленно откинулась на подушку, безрадостно размышляя над тем, как же мне строить отношения с соседкой, если та и правда вплотную займётся изучением разума.
  Впрочем, ни до чего конкретного додуматься я так и не успела, потому что Мия вернулась очень быстро. И не одна.
— Привет, сестрёнка, — бодро поприветствовал меня красивый темноволосый мужчина, проходя в комнату.
— Привет, Марк, — бледно улыбнулась троюродному брату.
— Мия сказала, что тебе не повезло столкнуться с Хеном, — он подтащил кресло ближе к кровати и расслабленно уселся, заложив ногу на ногу. — Что тебе наговорила эта ушастая полуэльфийская задница?
— Что некоторым людям нужно помогать, даже если они этого не хотят, — второй раз за сегодня повторила я испугавшую меня фразу.
— В своём репертуаре, — неодобрительно покачал головой брат. — Я попытаюсь с ним поговорить. Но сразу предупреждаю, что ничего обещать не могу. Хен… становится невменяемым, когда видит интересную цель. А ты для него именно такова… Вот же тухлый зомби, — Марк невесело рассмеялся и растрепал пятернёй и так прилично встрёпанные волосы. — Я ведь специально толком ничего о тебе не рассказывал. Знал, что этот клещ вцепится… И все равно не уберёг.
— Ты в этом не виноват, — вяло пробормотала я и, решив, что хватит с меня на сегодня мозгоправов в общем и талантливого полуэльфа в частности, попыталась сменить тему разговора: — Марк, ты мне не поможешь? Мы тут с Глорией над прибором хотим поработать, по некромантскому профилю.
— А, что за тема? — немедленно загорелся брат.
  Мия, пpосекшая мой манёвр моментально, недовольно цокнула языком, но ничего говорить не стала.
  И я была ей бесконечно благодарна.
*  *  *
После всего пережитого я боялась, что ночь опять закончится кошмаром. Учитывая, как скрупулёзно и настойчиво я отсекала все воспоминания, заставляя их отступать и сгущаться на периферии сознания лёгкой тёмной дымкой, для моего прошлого сны были единственным шансом швырнуть все пережитое прямо в лицо. И я была уверена, что повлекшее паническую атаку знакомство с полуэльфом обязательно призовёт прошлое в мои сны. Но мне не снилось ничего. Возможно из–за зелий Мии или из–за плодотворного вечера, когда мы с Марком успели перелопатить большую часть книг. Потому проснулась я отдохнувшей с ровным настроением и замечательной идеей.
  Именно из–за этого после второй пары я внепланово отправилась в некромантский корпус, чтобы найти того, кто мне поможет. И очень удивилась, встретив его у входа в обитель некромагов.
— Ясмира, доброе утро, — тонко улыбнулся отдалённо похожий на магистра Кайндорфа мужчина. — Прости, не могу тебя впустить.
  Возможно, эта схожесть заключалась в одинаковом цвете волос и глаз или в том, что они являлись родственниками. Но она была настолько неуловимой, что, чтобы её поймать, обычно нужно было хорошо присмотреться. Я же почему–то отмечала её всегда.
— Магистр, — слегка поклонилась я. — А я вас, собственно говоря, и искала.
  Майкл О’Райнен, представитель древнего феолвартского рода некромантов и магов иллюзии, вопросительно вскинул брови, поощряя меня продолжать.
— Вы не могли бы поделиться со мной фактами реального контакта с вампирами и способами борьбы с ними? — просительно уставилась я на него.
— Хм… Неожиданно, — признался преподаватель и сощурился. — А зачем тебе? Ты же не практикуешь некромантию.
— Мы с Глорией хотим поработать над прибором, который будет отличать фон вампира от фона обычного некроманта, — обстоятельно пояснила я. — А на нашем материке нет такой истории борьбы с этой нежитью из–за древнего закона о смертной казни за их поднятие. Я читала в книгах, что до падения тёмной богини на Феолварте не было аналогичной меры, и некромант сам решал, есть ли смысл поднимать того, кто не только не будет подчиняться, но ещё и жизнь подпортить способен. Вот я и подумала, что вы, как уроженец этого материка, сможете мне помочь практическими знаниями.
— Разумно, — склонил голову он. — Да, у меня было несколько не самых приятных моментов, связанных с этими тварями. Я с удовольствием расскажу тебе, каково это было, и что мы предпринимали. Только давай уже после пар? У нас чрезвычайная ситуация… корпус затопило.
— Опять кто–то Улли обидел? — понимающе спросила я.
— Да, — невесело ухмыльнулся О'Райнен. — Наши первокурсники переоценили свою силу и забыли, что Улли не просто разумный дух, а, по большому счёту, и есть сам Ульгрейм. Сейчас вся надежда на Глорию и Марка, они уже несколько часов с ним сидят.
  Я тяжело вздохнула.
  Дух–хранитель Ульгрейма выглядел, как десятилетний мальчик, и вёл себя примерно так же. Капризный и ранимый ребёнок, навечно запертый в этих каменных стенах. У меня не было с ним такого близкого и доверительного контакта, как у Глории, Марка или того же Ника Кайндорфа, но я испытывала к вечно юному Улли самые тёплые чувства. Хотя бы из–за того, что здесь была в полной безопасности, а этого дорогого стоило.
  Условившись с преподавателем встретиться после пар в библиотеке, я, свободно выдохнув, отправилась обратно в теперь уже родной корпус техномагов. Сейчас у нас по расписанию стояла лекция у декана, магистра Ровентир, по прикладной техномагии. Она обещала рассказать, как можно перенести магические плетения из артефакта в прибор, потому опоздать я просто не имела права.
  В лекционный зал я влетела на последних минутах перемены и, облегчённо выдохнув, торопливо направилась на своё место за первой партой. Мой поток привычно встретил меня насторожённой тишиной.
  Я знала, что они считают меня чокнутой, но честное слово, мне не было до этого никакого дела. Когда я поступала в Ульгрейм, дружба со сверстниками волновала меня в последнюю очередь. А вернее, не волновала вообще.
  Едва я успела достать письменные принадлежности, как дверь приоткрылась и в аудиторию заглянула Глория Кайндорф.
— Ясмира! — громко позвала она и поманила меня пальцем.
  Я, недоумевая, что ей могло понадобиться, быстро подошла и тихо сказала:
— У нас пара у декана.
— Да я на минутку, — отмахнулась старшекурсница. — У меня тут появилась кое–какая идея… Нужно обсудить, так что после пар жду тебя в мастерских.
— Я после пар в библиотеке встречаюсь с Майклом О’Райненом, — качнула я головой. — Хочу порасспрашивать его о вампирах Феолварта.
— Отличная идея! — хлопнула она меня по плечу. — И как это я до такого не додумалась?.. В общем, я в мастерских планирую застрять до позднего вечера, так что как закончишь с Майклом — забегай.
— Хорошо, — кивнула я и, попрощавшись, вернулась на своё место.
  Декана все ещё не было, и поток тихо шумел, переговариваясь в ожидании. Я же безучастно пялилась на доску и невольно прислушивалась к шепоткам за спиной. Не самым дружелюбным.
  Я была чужой им. Некромантка, которой вздумалось учиться на техномагическом факультете. Изначально они меня боялись. Слава у нас ещё та, как ни крути. Но потом, как только по Ульгрейму пошли слухи о моих проблемах с даром, однокурсники осмелели. Бракованный некромаг — слишком удобная мишень для злобных высказываний, чтобы меня просто оставили в покое. Меня их поползновения скорее смешили, чем напрягали, но в самом начале пришлось физически напомнить, что некромантов к боевым магам относят не только из–за опасного и разрушительного дара. Несколько разной величины гематом и одна сломанная рука помогла мне установить с потоком приемлемое расстояние. Так что сейчас они не трогали меня, я не трогала их. А слухи и злобные шепотки… Мне было плевать. Главное, чтобы не лезли.
  Впрочем, иногда некоторые просто не могли сдержать себя. Вот и сейчас кому–то особенно горячему захотелось выделиться:
— Эй, Ясмира!
  Я лениво обернулась, находя взглядом вихрастого темноволосого парня, который сидел через три ряда от меня. Имени его я не помнила, как впрочем и большей половины потока.
— И каково это, быть бесполезным некромантом? — очень смело заявил он.
  Мне на миг даже стало смешно, но на лице это не отразилось. Бесстрастная маска для посторонних — как закон. Поток притих, прислушиваясь к вероятной ссоре. Я же лишь окинула нахала пренебрежительным взором и спокойно отбила:
— Гораздо лучше, чем безмозглым техномагом, вроде тебя.
  И повернулась обратно, с тёмным удовольствием прислушиваясь к ругани за спиной. Кажется, глупый смельчак рвался поскандалить со мной предметнее, но его более разумные друзья не пускали.
  Прошло примерно пятнадцать минут с начала пары, когда к нам заглянул один из аспирантов и уведомил, что декан умчалась по важным делам в Совет Содружества, так что мы можем быть свободны. Поток одобрительно загудел, а я, как обычно, была не в ногу со всеми и тяжело вздохнула. Я ведь так ждала этой лекции… Надеюсь, магистр Ровентир не уберёт тему о переносе плетений из–за выпавшей пары.
  Я вышла из аудитории задумчиво замерла. Чем бы полезным заняться? На встречу с феолвартцем мне только после пары… Посидеть в библиотеке поработать? Да, наверное, есть смысл…
  Внезапная идея настигла меня, когда я уже огибала фонтан в центральном зале Ульгрейма.
  А почему бы не помедитировать? Все равно на этой неделе у меня три обязательные медитации. Какая разница сяду я после пар или вместо одной из них? К тому же после вчерашнего стресса и срыва просто необходимо прочистить голову и вернуть полную трезвость уму. Хотя бы потому, что никогда не знаешь, за каким поворотом тебе встретится один слишком увлекающийся полуэльф. Очень не хотелось бы позволить ему добраться до мягкого нутра и вывернуть наружу все настоящие эмоции.
  Так что я развернулась и направилась налево, в корпус стихийников и некромантов, в дебрях которого располагалась кафедра боевого применения магии. Комендант кафедры, внимательно просмотрев расписание, выдал мне ключ от небольшой светлой комнатки, которую я ещё на первом курсе определила, как свою. В ней мне было как–то особенно уютно медитировать, и я приходила в равновесие гораздо быстрее.
  Войдя, я плотно прикрыла двери. Запираться было строго запрещено, а жаль, я бы с удовольствием отгородилась от всего мира окончательно.
  Торопливо бросив сумку в углу маленького помещения, полностью устланного мягкими матами, я разулась и, осторожно ступая по пружинящей поверхности, прошла на середину комнаты. Потопталась немного, выбирая место, где осеннее солнце, заглядывающее в большое, на всю стену, окно, не слепило глаза. Затем села и, приняв нужную позу, смежила веки, расслабляясь. И задышала, следуя привычной дыхательной гимнастике.
  Проверенный способ сработал и на этот раз, постепенно из меня вымывалась напряжённость и ощущение безнадёжности собственной жизни. Ещё немного и я смогу…
  Ощущение тёплого касания к расслабленной кисти руки заставило все обретённое равновесие треснуть, подобно стеклу, и осыпаться мелкими осколками. Я вздрогнула и открыла глаза. Чтобы тут же перехватило дыхание от насмешливых синих глаз напротив.
— Для некpоманта, пусть и не практикующего, ты слишком отключаешься от действительности, Яся, — с улыбкой произнёс мой худший кошмар последних суток.
  У себя в голове я кричала, материлась и жаждала оттолкнуть настырного полуэльфа, которому мало было вчера меня достать. Как он вообще меня нашёл?! Но я не имела права показать настоящие эмоции. Потому все эти нервозность и злость никак не проявились ни на лице, ни в голосе, когда я бесстрастно произнесла:
— Вы прервали мою медитацию, господин Керриви.
— Не похоже, чтобы она тебе помогала, — тонкий палец опять упёрся прямо в центр моего лба. — Здесь все по–прежнему очень плохо.
— Вас это не касается, — я старалась говорить размеренно и холодно. — Будьте добры, покиньте зал, мне нужно завершить обязательную медитацию.
— Ты так боишься меня или вообще всех мозгоправов? — был мне неожиданный вопрос.
  Я, не удержав маску, всего на миг показала растерянность и прикусила губу, но ему этого хватило.
— Значит, всех. Заня–я–ятно, — протянул полуэльф, рассматривая меня до того пронзительно, что я поёжилась.
— Почему бы вам просто не оставить меня в покое? — с безнадёжностью спросила я, заранее предполагая что это было зря.
— Тебе нужна помощь, — само собой разумеющимся тоном пояснили мне. — И очень нужна. Область тьмы растёт, — подушечка указательного пальца мазнула по моему лбу. — Незаметно и медленно, но растёт. Сегодня она немного больше, чем вчера, чуть–чуть, но можно увидеть, если иметь представление, куда смотреть. Я не знаю видел ли кто ещё и говорили ли тебе… Но такими темпами в течение трёх лет она заполнит все пространство и ты сойдёшь с ума.
  Меня словно пыльным мешком из–за угла оглушили. Я смотрела на спокойного мозгоправа и отказывалась верить. Но одновременно с этим понимала: он прав. То, что я пережила, от чего бежала… Не ушло, не закончилось, а лишь затаилось. И однажды поднимет уродливую голову, чтобы подчинить себе. На радость тому ублюдку, из–за которого я вынуждена так страдать!
— Не мне тебе говорить, что безумный некромант с таким высоким потенциалом — не самая полезная для здоровья окружающих штука, — Хенрим замолчал, ожидая моей реакции.
  Я же опустила голову и молилась, чтобы он ушёл. Мне нужно было переварить новость и тщательно обдумать все. В висках кольнуло от едкой мысли, что если бы я позволила хоть одному мозгоправу приблизиться, давно бы уже знала об опасности. Хотя, что бы это поменяло? И так, и эдак в финале меня ждёт лишь плохой конец. Просто теперь я знаю это точно.
— Тебя гложет вина, — вдруг сказал он тихо.
— Прекратите меня сканировать, — обожгла я его ненавидящим взглядом.
— И не думал, — качнул головой мужчина. — Поверь, и без этого заметно. Вчера, в библиотеке… Я видел, как ты держишь стену между собой и Глорией. Слушаешь, слушаешься, ценишь, гордишься общением, но держишь вытянутые руки, не позволяя приблизиться. Словно дружба с тобой запятнает её.
  Болезненная правда ударила будто наотмашь. Все так и было, но… Я не собиралась этого признавать.
— Вы сказали, что у меня эталонный некромантский характер, — стиснув кулаки, произнесла я. — Странно, что вы при этом упустили то, что девушки–некроманты далеко не так общительны, как мужчины, и их личный круг всегда довольно–таки узкий. И из моей сдержанности сделали странный вывод, не учитывая, что я просто не желаю набиваться в друзья…
— Вот! — перебил он меня и, подавшись вперёд, прищурился: — Ты сама все подтвердила. Другой человек на твоём месте сказал что–то вроде: «Не дружит с каждым встречным» или как–то так. Но ты сказала: «Не желаю набиваться в друзья», — закончил многозначительно.
  Я прикрыла глаза, признавая поражение.
  Нашла с кем играть. Хенрим — мозгоправ. Каждая моя фраза для него имеет сотни оттенков и передаёт моих внутренних демонов лучше любой откровенности.
— Я не знаю, за что ты себя разрушаешь, — опять заговорил он, не дождавшись от меня ответа. — Но, повторюсь, долго ты так не протянешь. Я могу помочь. И я хочу тебе помочь. Просто позволь мне.
  Но я продолжала молчать с закрытыми глазами. В голове была гулкая пустота. Силы покинули меня, навалилась бесконечная усталость.
  Кто бы знал, насколько мне надоело… Может, смерть и правда была бы лучшим выходом… Определённо была бы. Но я все ещё хотела жить. И пока я жива… не сдамся. Ни за что.
— Если ты так боишься, что твою тайну узнают, — опять предпринял попытку меня расшевелить, — я дам тебе любую клятву, что никто не узнает…
— Узнает, — выдохнула я, и, испугавшись собственных слов, распахнула глаза.
— Что? — нахмурился Хенрим. — Почему ты…
  Все, с меня достаточно.
  Я потянулась вперёд, закрывая ладонью его рот, не позволяя больше произнести ни слова. И, глядя прямо в чуждые человеку глаза, тихо сказала, впервые отбросив все формальности:
— Как только ты узнаешь, расскажешь сразу же. Любой расскажет. Потому… Умоляю. Оставь меня в покое. Раз уж мне осталось так мало, пусть эти три года пройдут спокойно.
  И, торопливо поднявшись, склонила голову в уважительном поклоне и перешла на формальную речь:
— Всего доброго, господин Керриви. Искренне надеюсь, что вы учтёте моё пожелание.
  А после торопливо вышла из зала, ощущая, как у меня подрагивают пальцы. И как спину сверлят тяжёлым взглядом.
Назад: ГЛАВА 1
Дальше: ГЛАВА 3

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег