Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 19
Дальше: ГЛАВА 21

ГЛАВА 20

Последний учебный день недели ознаменовался грандиозным происшествием: группа четверокурсников на практике каким–то образом замкнули блок защиты от телепортации КТМУ так, что из строя вышла вся система. Всех студентов, кроме провинившихся, отпустили с занятий, ведь восстановить круг было делом государственной важности. Как поведала Тильда, по чистой случайности не попавшая в наломавшую дров группу, в подвале нашей библиотеки располагался корантский архив с чертежами. Именно потому только там постоянно находилась охрана, а попасть внутрь можно было лишь по пропуску. Зато среди учудивших студентов оказались Кей и Атарен, и полуэльфийка со смешком сказала, что не удивится, если их вины в случившемся больше всего.
  Мне предстояло опять провести выходные у Хенрима, так что я решила не дожидаться вечера. К тому же сам мозгоправ по счастливой случайности был уже свободен. Потому я предупредила Мию, что уйду пораньше и с чистой совестью принялась собираться.
  Честно говоря, мне даже не верилось, что я наконец–то избавлюсь от этого уродливого клейма на своей спине.
  Хенрим приехал так быстро, что мне пришлось просить его подождать. Мне великодушно разрешили собираться так тщательно, как я сочту нужным. Мол, ждать — то, что он прекрасно умеет. Я сделала вид, что намёка не поняла, но про себя усмехнулась. Мне нравилась наша своеобразная игра в «подвинь границы», так что торопить события я не собиралась. А была намерена наслаждаться каждым мгновением.
  Почти сразу после того, как завершился вызов от Хенрима, на артик поступил ещё один.
— Хм, кто это? — пробормотала я, нахмурившись, и натянула очки обратно. — Неужели Хенрим что–то забыл сказать?..
  Но оказалось, что это был вовсе не мозгоправ.
  Когда картинка прояснилась, я увидела незнакомого эльфа в классическом наряде техномага.
— Здравствуйте, леди Ловердейл, — церемонно поклонился он.
— Добрый день, — учтиво отозвалась я. — Мы знакомы?
— Можно и так сказать, — тихо рассмеялся он. — Правда, думаю, вы лучше видели мою душу, чем лицо.
— Оу, — я широко распахнула глаза и напрягла память, чтобы вспомнить имя: — Мастер Форетри, надо полагать?
— Он самый, — опять поклонился эльф.
  Теперь я заметила, что выглядит мужчина не очень хорошо. Светлая кожа отдаёт землистым оттенком, глаза глубоко запали и под ними залегли тени. Впрочем, учитывая то, что он почти умер, остальное сущие мелочи.
— Рада, что вы выздоровели, — искренне улыбнулась я.
— Я бы хотел поблагодарить вас…
— Не стоит, — я качнула головой. — Это моя обязанность, как некроманта.
— И все же я настаиваю, — твёрдо заявил мастер.
  Отказывать было бы очень невежливо. К тому же все разные, многие разумные к таким вопросам относятся очень щепетильно.
  Потом эльф немного посетовал, что адекватно расплатиться за жизнь никогда не сумеет. После — уверял, что, если мне что–то понадобиться по техномагической части — помощь или детали — всегда могу к нему обращаться.
  В конце концов, когда Хенрим, устав ждать, поднялся наверх, увидел ошарашенную меня.
— Представляешь, я только что стала владельцем дома, — выдохнула, поднимая очки обратно на макушку. — Причём мне сказали, что он находится в часе езды от Коранта, в лесу рядом с озером.
— Вот как? — вскинул бровь он. — И кто же тебе делает такие подарки?
— Мастер Форетри, — усмехнулась я.
— Твой спасённый, — понимающе кивнул полуэльф и, подойдя вплотную, непринуждённо взял меня за руку и переплёл наши пальцы. — Я же говорил, что он обязательно захочет отблагодарить. Кстати, если я правильно понимаю, где этот дом находится, стоит он немаленьких денег. Но в том районе и правда очень красиво. И воздух чистый и свежий.
— Надо будет как–то поехать посмотреть.
— Съездим, — отозвался он. — Только сначала закончим с твоей спиной.
  Мы вышли из дома и сели в ждущий нас автомобиль. Я поёрзала на сидении, устраиваясь поудобнее, а затем повернулась к Хенриму:
— Начнём сегодня?
— Да, не будем затягивать.
  Меня это устраивало полностью. Так что, когда мы приехали, я целенаправленно пошла к лаборатории.
  Хенрим отпер мне дверь, а сам остался снаружи, позволяя мне приготовиться. Честно говоря, на этом этапе мной овладело лёгкое волнение. Страха не было, скорее… странное чувство нереальности. Я настолько привыкла, что эти шрамы останутся со мной на всю жизнь… Казалось, что ничего не выйдет, или вообще закончится плохо…
  Тряхнув головой, я торопливо вымела вредные мысли из головы. Затем улеглась на кушетку и позвала полуэльфа.
— Так, — тот склонился над моей изуродованной спиной, тщательно изучая поле деятельности. — Сегодня проведём первый этап. Я попробую убрать глубину шрамов. Если выйдет за один приём, значит, на этих выходных закончим, не будем затягивать. Только так, если боль станет нетерпимой, сразу говори, хорошо? — он строго посмотрел на меня.
— Хорошо, — усмехнулась я.
— Отлично. Теперь, пожалуйста, отверни голову к окну, и не поворачивайся.
— Зачем? — удивилась я, но послушно сделала, что просили.
— Тебе лучше не видеть работу «Райзола». Ничего приятного.
— Вот как… Хорошо, я не буду смотреть.
  Я поёрзала, устраиваясь поудобнее, и замерла. А после подавилась вдохом — пришла боль. Словно тысячи иголок вонзились одновременно в кожу. Кто знает… может, так и было?..
  Я крепко стиснула зубы и, с силой сжав плоскую подушку пальцами, уткнулась в неё лицом.
  Лёгкий миг облегчения и снова боль. И так по кругу.
— Ты как? — тихо спросил Хенрим спустя некоторое время.
— Терпимо, — процедила я глухо.
— Ты помнишь, что геройствовать не нужно? Тем более, если вдруг начнут всплывать реалистичные воспоминания о том дне.
— Помню, — выдохнула я, смаргивая слезы.
  Не знаю, сколько я так пролежала… Но в какой–то момент с удивлением осознала, что переношу процедуру куда проще. Ощущение, будто в меня через равный промежуток времени вонзаются острые кончики, не прошло, но так больно уже не было. Первый раз было куда хуже, а по сравнению с тем, что я пережила пять лет назад, и вовсе терпимо.
— Как там? — решилась спросить я.
— Лучше, чем я ожидал, — тихо отозвался Хенрим. — Полчаса ещё потерпишь? Раз сегодня так хорошо пошло, хочу сделать как можно больше.
— Потерплю. Могу и не полчаса, мне вдруг стало легче…
  Меня озарила догадка. Я шумно вдохнула и резко повернула голову, надеясь, что ошибаюсь. И сразу увидела: нет, я все поняла правильно. Склонившийся надо мной полуэльф выглядел откровенно плохо: бледный, по вискам катятся капли пота, губы мучительно кривятся.
  Этот… герой! Он же забирает мою боль! То–то мне так хорошо стало! А ему ведь ещё и прибором управлять!
— Хенрим, прекрати! — рыкнула я, стараясь не двигаться, чтобы не испортить ничего.
  Он вскинул голову и сурово свёл брови:
— Я же просил не поворачиваться!
— Теперь я понимаю для чего, — злобно выдохнула я. — Прекрати забирать мою боль, не расклеюсь я! Лучше следи за прибором!
— Кто из нас целитель? — огрызнулся он и опять склонился над моей спиной. — Отвернись и лежит смирно! Я все равно не смогу забрать больше, чем способен выдержать.
  Ну что за упрямец?! Просто зла не хватает!
  Мне так хотелось вскочить и затрясти его за плечи. Но я не могла, ведь тонкие иглы по–прежнему вонзались в мою кожу. Оставалось лишь бессильно скрежетать зубами и говорить.
— А вдруг с прибором не управишься? — зашла я с другой стороны.
— Управлюсь, — мрачно отозвался мозгоправ. — А вот ты со стремительно начавшим расти пятном — нет. Как только я забрать часть боли, рост уменьшился почти в пять раз. Слишком сильно у тебя боль, спина и тот ублюдок увязаны в кучу.
  Я заткнулась, прекрасно понимая… что здесь спорить с ним просто не имею права. Не моя сфера. Ему виднее. Лишь подозрительно уточнила:
— А ты не сгущаешь краски, чтобы я не возмущалась?
— Если это и так, ты все равно об этом не узнаешь, не так ли? — раздражённо фыркнул Хенрим. — Я не лезу к тебе, когда ты делаешь свою работу. Будь добра не лезть в мою! — довольно–таки резко закончил он.
  Словно таз ледяной воды на голову вылил.
  Честное слово, у меня даже мелькнула мысль обидеться. Я же беспокоюсь о нем! Я- то к боли привычна, на тех же занятиях по боевке магистр Даверлин бывало так увлекался, что потом приходилось в лазарете отлёживаться. К тому же то, что он не лезет, когда я работаю, не совсем правда! Когда я рванула спасать мастера Форетри, он же кричал мне… С другой стороны, кричать кричал, но не усыпил же… А ведь мог. Сама разрешила ему слишком многое, как личному мозгоправу.
  Ощущаю себя настоящей женщиной. Когда хочется обидеться, хотя повода особого нет.
— Не знаю, о чем ты так напряжённо думаешь, — вырвал меня из мыслей голос полуэльфа, — но ты мне сэкономила кучу нервов. Ты так увлеклась, что болевой порог существенно повысился, и я смог закончить быстрее. Спасибо.
  Я моргнула, осознавая, что больше не ощущаю жгучей боли. Только её отголоски и пощипывание.
— Что, все?! — поразилась я, повернув голову.
  Хенрим сидел, откинувшись на спинку стула и обессиленно опустив руки.
— Да, — выдохнул он и, достав из нагрудного кармана жилета платок, тщательно вытер мокрый лоб.
— Ты как? — осторожно спросила я, обеспокоенно осмотрев выглядевшего откровенно измочаленным полуэльфа.
— Бывало и похуже, — бледно усмехнулся он, а затем с отчётливой гордостью посмотрел на мою спину. — Но оно того стоило. Сейчас я обработаю кожу и покажу. Тебе понравится. Жаль, нельзя магией это все привести в порядок…
— Хорошо, но давай завтра ты не будешь так много забирать? — мягко попросила я. — Ты сейчас такой измотанный… Мне больно смотреть.
— Вот и не смотри, — покачал пальцем Хенрим. — Я же просил не поворачиваться.
  И выглядел при этом настолько довольным, что я едва сдержалась, чтобы хихикнуть. Упирается, ругается, а то, что я беспокоюсь, ему очень нравится.
— Отдохнул и хватит, — решительно сказал он, поднимаясь.
  Сначала взял мягкое полотенце и, смочив, принялся вытирать мою спину. Я отстраненно смотрела на стремительно краснеющую ткань и думала, что для такой процедуры крови ещё мало. Я была уверена, что весь пол заляпает…
  Наконец Хенрим взял баночку с какой–то жёлтой мазью с рабочего стола и принялся аккуратно наносить на очищенную кожу. Жгучее ощущение быстро сменилось приятной прохладой, а вскоре и остаточная лёгкая боль прошла полностью. И стало так чудесно, что я не смогла сдержать стон облегчения.
— Настолько хорошо? — насмешливо спросил выглядящий уже куда лучше мозгоправ.
— О, да, — я с наслаждением потянулась.
— Сейчас будет ещё лучше, — пообещал он и положил рядом со мной простыню. — Встань и прикройся. Я схожу за зеркалом и вернусь.
  Я кое–как сползла с кушетки и повела затёкшими плечами. Не знаю, что за мазь использовал Хенрим, но боль вообще не ощущалась. Учитывая, что магии там точно не было… Так и хочется выпросить баночку себе, на всякий случай. Полезная вещица.
  Сложив простыню пополам, я прикрыла грудь. И сразу после этого услышала деликатный стук.
— Входи! — крикнула, а про себя усмехнулась.
  Не могу сказать, что стеснялась. Все же быть боевым магом, пусть и не практикующим… Всю стеснительность отбивает очень быстро. К тому же глупо прикрываться от целителя. Что он там не видел, верно? Но я принимала правила игры и своеобразную заботу о моем личном пространстве. Мне даже нравилось, что удивительно.
  Воистину этот мужчина открывает во мне столько нового, только и остаётся удивляться самой себе.
— Вот, — он поставил зеркало на пол прямо передо мной. — Поворачивайся.
  Я послушно развернулась, а затем бросила взгляд через плечо. И замерла, зачарованно рассматривая порозовевшие, но явно не такие глубокие и заметные шрамы. Проклятые крылья больше не имели объёма, казались выцветшими и эфемерными.
— Ничего себе, — выдохнула я потрясённо, не в силах оторваться от отражения. — За пять лет они не изменились ни капли. А тут… один сеанс и я словно вижу, как они тают. Это… чудо, — посмотрела на едва заметно улыбающегося целителя блестящими от восторга глазами.
— Это достижения современной техномагии и моё ослиное упрямство, — гордо заявили мне. — И будет только лучше. Сегодня я зацепил лишь внешний слой, завтра пойду в глубину. В воскресенье мне придётся попросить ассистировать наставника, чтобы от последнего, самого болезненного этапа, было как можно меньше вреда. Так что, думаю…
  Меня переполняло чувство благодарности и… любовь.
  Никто не делал для меня столько. Никто не относился так бережно. Ни с кем я не хотела быть так сильно и не ощущала настолько защищённой. И это притом, что это я у нас грозная некромантка, а Хенрим физический вред причинить не способен в принципе!
  Мне казалось, что меня сейчас разорвёт от нахлынувших эмоций. И я, не думая, сделала то, чего хотелось сейчас больше всего.
  Стремительно шагнула вперёд и, привстав на носочки, обвила шею растерянно замолчавшего мужчины руками и нежно коснулась его губ своими.
  Простыня ненужной тряпкой упала под ноги.
— Я люблю тебя, — сказала я тихо, проникновенно заглядывая в нечеловеческие синие глаза. — Спасибо, что ты появился в моей жизни.
— Тебе спасибо, — мягко отозвался Хенрим, осторожно обнимая меня за талию. — Иногда мне кажется, что я ждал тебя не четыре года, а всю свою жизнь.
  Тёплые слова согрели меня, и я расцвела счастливой улыбкой. И, прильнув ещё ближе, с удовольствием прикрыла глаза, когда Хенрим поцеловал меня сам, нежно, но с тщательно сдерживаемой страстью.
  Когда объятия стали крепче, дыхания почти не хватало, а я едва держалась на ногах от головокружительных ощущений, полуэльф отстранился. Шумно вдохнул и промурлыкал мне на ухо:
— Я могу считать, что мы наконец–то перешли от подростковых свиданий к нормальным отношениям?
— Только если ты согласишься, чтобы пока об этом никто не знал, — с трудом собрав мысли в кучу, сказала.
  Мозгоправ на миг замер, а затем понимающе произнёс:
— Боишься, что вампир узнает?
— Боюсь, — даже не думала скрывать я и, спрятав лицо на его груди, пробормотала: — Меня накрывает паникой, как только представлю, что он может сделать…
— Хорошо, я понимаю, — вздохнул Хенрим, бережно обнимая за плечи. — Подождём.
— Спасибо…
  Конечно, полуэльфу вряд ли нравилась идея скрытых отношений. Я была искренне признательна ему за то, что он действительно осознавал ситуацию и не пытался продавить свою позицию.
  Всю романтику момента нарушил мой живот, возмущённо напомнивший о том, что с утра еды не видел.
— Скажи, что ты ещё и не обедала, — насмешливо фыркнул Хенрим и отстранился.
— Скажу, — я покаянно развела руками. — Мне хотелось начать сведение шрамов как можно быстрее. О еде я даже не подумала.
— Значит, пойдём тебя кормить, — буднично заключил он и отошёл на шаг.
  А потом сделал ошибку. Посмотрел на меня.
  Хенрим замер, а его взгляд закономерно поехал вниз. Я усмехнулась, позволяя ему рассматривать себя. То, что он выглядел все более напряжённым, приятно тешило моё женское самолюбие. Оказывается, оно у меня всё–таки имеется.
  Наконец полуэльф помотал головой и, со свистом выдохнув, наклонился, чтобы поднять простыню.
— Тебя нужно прикрыть, — хрипло пробормотал он, тщательно избегая смотреть на меня опять.
— Я не стесняюсь, — ухмыльнулась я и, распрямив плечи, сложила руки на обнажённой груди.
— Зато я стесняюсь, — проворчал целитель, тщательно укутывая меня в простыню. — Имей совесть, искусительница, я все же живой мужчина. Как я должен реагировать на полуголую девушку, в которую к тому же влюблён? Должен сказать, что в одних брюках ты выглядишь слишком провокационно.
  Мне хотелось сказать, что я совсем не против, если он на эту провокацию поддастся. Но я прикусила язык, подумав, что в этом направлении первый шаг точно делать не буду.
— Я пойду, распоряжусь про обед, — протараторил мозгоправ, стремительно отступая к выходу. — Жду тебя в гостиной.
  Когда за ним закрылась дверь, я закатила глаза и проворчала:
— Он бы уже определился, чего именно и в каком порядке хочет от наших новоиспечённых «нормальных отношений».
  И тихонько хихикнула своим мыслям о том, что Хенрим все равно пытается удержать развитие этих самых отношений в сравнительно медленном темпе.
  Ладно, я не против. Как уже говорила, собираюсь наслаждаться каждой минутой.
  Быстро натянув одежду, я тщательно застегнула рубашку на все пуговицы, поправила воротник–стойку и подмигнула своему отражению в забытом зеркале:
— Ну что же… кормить, так кормить.
*  *  *
Утро началось с того, что меня бесцеремонно потрясли за плечи. Рефлексы проснулись раньше меня, и уже через несколько секунд, я, продрав наконец глаза, осознала, что прижимаю к полу Кей. У той — заломлены руки и паника в глазах.
— Больше так не делай, — хрипло проговорила я, поднимаясь на ноги, и подала подруге руку. — Вообще запомни: будить боевого мага нужно издалека. А то первыми просыпаются привычки, вдолблённые учителями.
— А на Мию ты так не бросаешься, — обижено заявила эльфийка, схватившись за мою ладонь. — Она рассказывала, что постоянно тебя будила в Ульгрейме, да и здесь!
— Я живу с ней полтора года, — я помогла ей подняться и пожала плечами. — И первые полгода она меня будила метким бросанием мелких предметов с порога.
— Серьёзно? — искренне удивилась она.
— Расспроси у неё сама, — я зевнула и от души потянулась, и только после этого, бросив взгляд на настенные часы, удивлённо поинтересовалась: — А ты чего не спишь в такое раннее утро? Ты же говорила, что в выходные стараешься спать подольше.
— Меня порвёт, если не поделюсь, — мрачно отозвалась та и, плюхнувшись на разобранную постель, закрыла лицо руками: — Яся, я так встряла.
— Это не новости, — хмыкнула я, осторожно присаживаясь рядом. — Я слышала о том, что случилось вчера…
— Я не об этом! — воскликнула она и недовольно на меня посмотрела. Затем стушевалась и промямлила: — Ну… не совсем об этом.
— Так, — я нахмурилась и тихо спросила: — Хоть ничего непоправимого?
— Я не знаю… — как–то беспомощно пробормотала Кей.
  Что же могло случиться, раз всегда энергичная и боевая эльфийка выглядит сейчас потерянным котёнком?!
  Мне стало страшно.
— Выкладывай, — сурово приказала я. — Или лучше позвать остальных? Все вместе мы…
— Не надо остальных! — взвилась на ноги она. — Они меня со свету сживут своими шуточками!
— Они не… Стоять, — я моргнула и подозрительно уточнила: — Шуточками?
— Ну да… — смутилась подруга.
— Та–а–ак, — зловеще протянула я и, поднявшись, упёрла руки в бока: — Говори.
— Я… влюбилась? — пискнула перепуганная эльфийка. — Кажется…
— И все? — несколько разочарованно уточнила я.
— А тебе мало?! — рявкнула она, гневно сверкая синими глазами. — Это же надо было так вляпаться!
— Это ведь Атарен, да? — на всякий случай спросила я и, получив утвердительный кивок, махнула рукой. — В чем проблема? Медленно переведёшь липовые отношения в настоящие. И все.
— Думаешь, это так просто? — язвительно спросила Кей. — Да он меня терпеть не может. И на все это согласился, только бы мне досадить!
  А после её прорвало словами.
  Оказывается, они с парнем конфликтовали ещё до поступления в КТМУ, так как учились вместе в школе. Атарен считал Кей легкомысленной вертихвосткой, у которой в голове только проказы и гулянки. Та, в свою очередь, бесилась от вечных попыток поставить её на место. Потом они поступили на один курс университета, и Атарен стал старостой. Их противостояние вышло на новый уровень.
  И достигло, по моему скромному мнению, своей логической кульминации.
  Когда идёт длительное и постоянное столкновение характеров и ни одна сторона не собирается уступать, все это в результате приводит либо к любви, либо к ненависти. А зачастую сначала ко второму, а после к первому.
— Кей, стой, — остановила я подругу, когда та ударилась в сетования по поводу своей печальной судьбы, — давай разберёмся. С чего тебя вдруг сегодня осенило, что ты влюбилась? Что–то случилось?
— Ну… да, — неохотно сказала она. — Вчера.
— И?
— Это я замкнула защиту университета, — повинилась эльфийка. — Случайно… Я хотела уже было сознаться, как Атарен заявил, что это он.
— Вот как… — задумчиво протянула я.
— Да… А когда куратор сказал, что в наказание ему придётся поехать в недельный поход с группой, которая проверяет исправность приборов на границе, радостно заявил, что это отличный отдых! — возмущённо воскликнула она. — И так на меня посмотрел, что даже гадать не нужно, от кого он там собрался отдыхать. Он меня явно по–прежнему терпеть не может!
  Я искренне и от души рассмеялась.
— Что смешного?! — надулась подруга. — Я с ней сердечной драмой делюсь, а она…
— Кей, прости, конечно, — я приобняла её за плечи, — но ты такая глупенькая.
— Почему это? — ожидаемо оскорбилась она.
— А ты не думала, что если бы Атарен хотел от тебя отдохнуть, не стал бы брать вину на себя? Тогда тебя бы отправили на границу, на ту же неделю.
— Может, он собрался потом манипулировать этим? — неуверенно промямлила Кей.
— Если он скажет, что взял чужую вину, ему влетит в двойном размере, — качнула я головой. — Тем более он староста.
— Ты… думаешь, он целенаправленно меня спасал? — с надеждой спросила она.
— Уверена, — твёрдо сказала я.
  Эльфийка на миг замерла, а затем бросилась мне на шею и завопила:
— Спасибо, Яся. Ты лучше всех!
  После бросила взгляд на часы и засуетилась:
— Ох, я ещё успеваю!
— Куда? — крикнула я вдогонку почти умчавшейся эльфийке.
— Их группа уезжает через час, — замерла та в дверях. — Я успею поговорить с Атареном. Скажу, что у него есть неделя, чтобы решить: переводим мы отношения в нормальные или заканчиваем этот фарс, — сурово заявила подруга, после чего все же убежала.
  Я лишь изумлённо покачала головой.
  В какой–то степени я ей даже завидовала. Вот уж кто не мучился лишними сомнениями и не тянул с принятием решений.
  Мысленнно пожелав эльфийке удачи, я отправилась приводить себя в порядок.
  После, посвежевшая и готовая к новому дню, решила позавтракать. И отправилась к кабинету Хенрима, намереваясь предложить ему составить мне компанию. Но к моему разочарованию, полуэльфа там не оказалось. И в лаборатории тоже.
  Я замерла посреди коридора и задумчиво прикусила губу.
  Есть смысл пытаться связаться с ним? А вдруг занят, и я вызовом помешаю? Правда, не помню, чтобы Хенрим вчера что–то говорил о занятости…
— Меня ищешь? — промурлыкали мне на ухо, обнимая со спины.
  Я даже не вздрогнула. И не попыталась провести серию приёмов. Ничего.
  Хорошо, что Кей этого не видела.
  Интересно, почему мои боевые рефлексы не срабатывают на действия Хенрима?
— Потому что твой разум ощущал моё присутствие столько раз, что считает чуть ли не частью себя, — рассмеялся тот, поворачивая меня лицом к себе.
— Я сказала это вслух? — со вздохом спросила я и, получив утвердительный кивок, недовольно произнесла: — Что–то я рядом с тобой непозволительно сильно расслабляюсь.
— Не могу сказать, что мне это не нравится, — и бровью не повёл полуэльф и, оставив на моих губах невесомый поцелуй, прошептал: — Доброе утро. Как спалось?
— Прекрасно, пока Кей меня не разбудила, — усмехнулась я, но на вопросительное выражение лица лишь покачала головой: — Захочет — сама расскажет.
— Ох уж эти любовные переживания, — разумеется, сразу же понял Хенрим, но развивать тему не стал. Вместо этого буднично проговорил: — Раньше полудня за второй этап браться нет смысла, так что начнём после обеда. Чем займёмся до того момента?
— Вообще я искала тебя, чтобы вместе позавтракать, — невозмутимо отозвалась я. — А потом мне нужно часа два на медитацию. Я и так вчера пропустила.
— Хорошо, я распоряжусь, чтобы в твою комнату до обеда никто не заходил, — он отстранился и, взяв меня за ладонь, переплёл наши пальцы. — Позавтракать — отличная идея. Я замотался с утра и не успел.
  Удивительно, но ещё никогда в моей жизни медитация не проходила так спокойно и продуктивно, как в тот день. Словно расставив определённые точки, я обрела долгожданное душевное равновесие. Постаравшись погрузиться в состояние умиротворения и зафиксировать его, я отправилась в лабораторию. Возможно, моё состояние повлияло, но я бы не сказала, что в этот раз боль была сильнее.
— У тебя повысился болевой порог, — подтвердил мои подозрения Хенрим, пока я с видимым удовольствием рассматривала ещё больше истончившиеся шрамы. — Я бы даже сказал, что сегодняшний этап прошёл проще, чем вчерашний. Это так медитация повлияла?
— Не думаю, — качнула головой, глядя на его отражение в зеркале. — Вернее… Возможно она тоже, но подозреваю, что её влияние не было ключевым.
— Хм… А какое же было таковым по твоему мнению? — заинтересованно протянул полуэльф.
— Сегодня я нахожусь в балансе. Ощущаю, что в моей жизни происходят правильные вещи, — скупо отозвалась я.
  Хенрим замер, а затем медленно кивнул:
— Я понимаю, о чем ты говоришь. Могу сказать… Что это замечательно, — искренне улыбнулся он. — Ты излечиваешься. Пятно уменьшается, твои действия и мысли только подстёгивают процесс. Такими темпами, скоро я тебе не буду нужен, — закончил со смешком.
— Поверь, я буду просто счастлива, если ты мне больше не понадобишься, как мозгоправ, — сощурившись, проговорила я, по–прежнему глядя на его отражение. — Но только в этом качестве. На остальное не распространяется.
— А я остальное и не имел в виду, — хищно ухмыльнулся полуэльф и, подойдя вплотную, повеpнул меня к себе: — Я тебя не отпущу, — прошептал в губы.
— Не отпускай, — легко согласилась я и ехидно добавила: — Я бы тебя обняла, но тогда простыня опять упадёт. А, как я помню, ты у нас мальчик стеснительный, — не упустила случая вставить шпильку по поводу вчерашнего.
  Хенрим замер, а затем гулко расхохотался, запрокинув голову.
— Зараза, — ласково припечатал, отсмеявшись. — Вредная, маленькая… некромантка.
— К вашим услугам, — иронично отсалютовала двумя пальцами.
  Ощущение счастья переполняло меня и заставляло делать вещи, которые я давным–давно перестала считать свойственными себе.
  В лабораторию нетерпеливо постучали, и мы с Хенримом отпрянули друг от друга.
— Кто бы это мог быть? — нахмурился он. — Я просил нам не мешать…
— Посмотри, — пожала я плечами.
  Полуэльф выглянул за двери и негромко спросил:
— Кейтри, я же просил нам не мешать.
— Я честно ждала до пяти! — раздался возмущённый голос подруги. — Ты сам сказал, что до этого времени точно будете заняты!
— Мы ещё заняты, — отрезал он и властно приказал: — Если тебе нужна Яся, иди в гостиную и жди. Как только действительно закончим, она к тебе придёт.
— Раскомандовался, — фыркнула эльфийка, но я знала, что она послушается.
  В конце концов, пусть она и старалась заботиться о родственнике, его главенство признавала всегда.
— Вы ведь голодны, да? — спросила она. — Я распоряжусь насчёт ужина.
— Спасибо, буду тебе признателен.
— Лучше отпусти Ясю побыстрее, — проворчала та.
— Её просто разрывает от новостей, — насмешливо сказал Хенрим, прикрыв дверь в лабораторию. — И это так заметно. На твоём месте я бы поспешил, иначе, глядишь, и правда разорвёт, — и вышел, предупредив: — Я пойду в кабинет. Позовёте, когда закончите секретничать.
  Я бросила последний взгляд в зеркало на свою спину и направилась к стулу со своей рубашкой. Мне не терпелось узнать, как прошёл разговор с Атареном. Впрочем, судя по тому, что голос эльфийки не показался мне ни расстроенным, ни злым… Новости должны быть хорошими.
  Так и вышло.
  Сияющая подруга поведала, что Атарен, услышав её решительное признание, просиял сумасшедшей улыбкой. После чего обнял и так поцеловал, что от одного воспоминания об этом Кей залилась краской по самые острые ушки. Толком поговорить, конечно, они не смогли — времени оставалось мало. Но главное эльфийка выяснила: парень влюблён в неё больше года, но был свято уверен, что у него просто нет шансов.
  Я с улыбкой слушала захлёбывающуюся от восторга Кей и думала о том, что ещё Мие бы разобраться с близнецами, и с сердечными метаниями моих подруг будет покончено. Благо ни Тильда, ни Ханна подобным не страдали.
Назад: ГЛАВА 19
Дальше: ГЛАВА 21

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег