Книга: Механизмы некромантии
Назад: ГЛАВА 17
Дальше: ГЛАВА 19

ГЛАВА 18

Я проснулась от мерного гудения. Распахнула глаза и некоторое время непонимающе пялилась на нависшую надо мной махину, из которой ко мне хищно устремлялись тонкие проводки.
  А, это же прибор Хенрима, «Райзол». Он же хотел, чтобы я под ним переночевала… Постойте, выходит я так крепко уснула, что совершенно проспала то, как меня перетаскивали из автомобиля? Кошмар какой…
  Я потянулась к одному из проводков и, проследив его путь, с удивлением осознала, что на моей голове находится тонкий почти невесомый обруч. К нему и тянулась основная масса этих проводков.
  Трогать что–либо без Хенрима я не решилась. А вдруг поломаю ещё что–то… Так что, вместо этого, я принялась осматриваться.
  Первое и весьма смущающее открытие — меня переодели в длинную сорочку. Оставалось надеяться, что этим занимался не сам полуэльф. Второе, которое шокировало меня больше, — в окно, находящееся слева, светило явно полуденное солнце. А значит, я умудрилась прогулять пары.
— Ох, вы уже проснулись! — услышала я тихий возглас.
  Повернув голову на звук, я увидела среднего возраста эльфийку, поспешно поднимающуюся со стула.
— Я сейчас позову господина, — коротко поклонилась она и вышла.
  Ну, хотя бы не придётся ждать непонятно сколько. Я вытянулась на кушетке и уставилась на прибор.
  Грохнула дверь, и я, повернув голову, увидела взъерошенного Хенрима.
— Добрый день, — сухо поприветствовала я его. — Спасибо, что дали мне выспаться. Надеюсь, деканат предупредили, что меня не будет?
  Он замер на полушаге, а затем облегчённо рассмеялся, запуская пятерню в и так растрёпанные волосы.
— Ершишься — значит, в порядке, — улыбнулся, подходя вплотную. — Не беспокойся, героине Коранта, о которой все газеты трубят, дали внеплановый выходной на восстановления.
  И принялся торопливо отцеплять проводки от обруча.
— Героине? Газеты? — сипло переспросила я, ощущая, как начало нервно подёргиваться веко.
  Прекрасно. Мало мне было внимания от эльфов, потому что я человек, теперь на меня экскурсии начнут водить не только техномаги. Предел мечтаний просто.
— Я предупреждал, — пожал плечами полуэльф и осторожно стащил с моей головы ободок. — Вот так. Давай помогу.
  Я ухватилась за протянутую руку и села. Голова сразу же закружилась, да и в целом я ощущала себя слабой.
— Эта машина что, всю ночь моими силами питалась? — выдохнула я, упираясь ладонями в кушетку.
— Учитывая, что ты вчера совершила, удивительно, что тебя не унесло в беспамятство на несколько дней, как после лича.
— А, ну да… — смутилась я.
— Кстати, как я и говорил — Ник в восторге, — подмигнул он мне. — Завтра прибудет в Корант, так что жди.
— Спасибо, именно то, что мне нужно, — тщательный экзамен от наставника, — поморщилась я.
— Я его предупредил, чтобы не усердствовал.
— Как будто он послушает… — проворчала я себе под нос.
  Хенрим хмыкнул и скомандовал:
— А теперь не шевелись, я проверю твоё состояние.
  Я послушно замерла.
— Ну, не так плохо, — наконец отошёл на шаг мозгоправ. — Пятно от вчерашнего размера немного уменьшилось. Конечно, весь прогресс лечения за последние недели уничтожен, но главное, что не растёт. Эмоциональное состояние тоже выровнялось.
— Тогда можно мне домой? — я склонила голову набок.
— Да, я сейчас отвезу тебя. Но сначала… можно просьбу?
  Он искоса на меня посмотрел, и я почувствовала, что просьба мне не понравится. Но ответить отказом, не выслушав, не могла, так что, тяжело вздохнув, обронила:
— Слушаю.
— Я знаю, что обещал с этим не давить, но… После вчерашнего есть один момент, на котором я все же хочу настоять.
  Как и ожидалось, я оказалась права, мне не нравится. Даже если ещё не озвучили.
— Пожалуйста, Яся, — Хенрим нагнулся, чтобы наши глаза были на одном уровне, — давай ты будешь обращаться ко мне неформально не только в критических ситуациях. Я не прошу больше ни о чем. Пока что, — многозначительно добавил после паузы.
  Я смежила веки и сделала несколько глубоких вдохов.
— Простите, вынуждена ответить отказом, — твёрдо заявила я, смело выдерживая недовольный взгляд нечеловеческих синих глаз.
  Тишина.
  Полуэльф, прищурившись, пытался высмотреть что–то на дне моих зрачков. А я торопливо напоминала себе, что даже наличие предсказания, о котором нужно бы ещё у Марка уточнить, не меняет ровным счётом ничего. Вхождение в мой личный круг для Хенрима опасно, как ни для кого другого. Я желаю ему прожить долгую и спокойную жизнь, а не пасть случайной жертвой одного потерявшего человеческий облик мага.
— Так, — Хенрим вслепую подтянул к себе стоящий неподалёку стул и, сев на него, закинул ногу на ногу. — Давай разберёмся.
— А давайте не будем? — без особой надежды попросила я.
— Назови мне объективную причину, почему ты так сопротивляешься моему вхождению в твой личный круг? — конечно же, проигнорировали мою пpосьбу. — Особенно если учесть, что группу малознакомых эльфов, ты приняла довольно–таки легко.
  Молчу. Пялюсь в потолок, окно, на машину, на солнечные блики на стенках.
— Ладно, я отвечу за тебя. Учитывая угрозы со стороны твоего похитителя личному кругу, закономерно, что ты боишься за тех, кого считаешь частью этого самого круга. Если добавить к этому, твои чувства ко мне… Разумеется, тому мерзавцу не понравится, что у тебя появился кто–то настолько близкий. Ты переживаешь, что это подставит меня под смертельную угрозу?
  Я прикусила язык, не позволяя сорваться очевидному ответу.
— Но почему? — продолжил диалог с самим собой Хенрим. — Я понимаю беспокойство за тех, кто остался в Орвисе. Но я- то не там. И бываю очень редко, в основном в Ульгрейме.
  Продолжаю молчать, не желая давать проницательному мужчине ни единой лишней подсказки. Он и так знает слишком много.
— За Мию, Кейтри и компанию ты явно настолько не переживаешь, — кажется, моё молчание нисколько его не напрягало. — Значит, считаешь, что ради них враг пыжиться не станет. А вот ради меня… Может прорваться и сюда.
  Я крепко стиснула зубы и опустила взгляд:
— Прекрати.
  Он близко. Слишком близко.
  Но полуэльфа было уже не остановить.
— И ты уверена, что при желании у него это получится, — медленно проговорил он. — Кто же это настолько сильный, в чьём превосходстве ты уверена?
  Все. Хватит.
— С меня достаточно, — я спрыгнула с кушетки и решительно направилась на выход из лаборатории. — Будьте добры, господин мозгоправ, вернуть мне мою одежду и…
— Это ведь вампир, да? — прилетело мне в спину тихое, но острое.
  Словно тысяча иголок впилась в мою кожу.
  Я вздрогнула и запнулась. С трудом удержала равновесие и не встретилась носом с дверью.
  Сердце словно подскочило и бешено забилось где–то в горле.
  И каждое слово Хенрима словно загоняло иголки глубже под кожу.
— Потому ты добровольно приносила себя в жертву все это время, опасаясь, что тварь начнёт уничтожать твоё окружение. Потому ты так упорно молчала, ведь выследить и одолеть вампира слишком сложно. Потому почти не выходила из Ульгрейма, ведь Улли сразу бы учуял такую могущественную нежить на своей территории. И отсюда твоя реакция на темы о вампирах и желание создать прибор, их выявляющий. Я ведь прав, Ясмира?
  Я знала, что однажды это случится. Недаром я опасалась мозгоправов. Этот, получив кучу зацепок и мелких деталей, сумел сложить из них общую картинку.
  Судорожно выдохнув, я сжала руки в кулаки и с непримиримым выражением лица повернулась:
— Да, ты во всем прав. Это был вампир. Могущественная тварь с исследовательским интересом. И что теперь? Вот узнал ты правду. Что дальше?
— Нужно сказать Нику.
  Ответ был настолько ожидаемым, что я горько рассмеялась.
— Нику? Нику?! — переспросила ядовито. — А что может сделать он с умным и очень древним некромантом, который ещё и умеет маскироваться в человеческом городе?! Как он будет его искать?! Да даже если начнёт… Ты хоть представляешь, что может сделать вампир, если учует охоту?!
— А что можешь сделать ты?! — рявкнул взбешённый целитель, больно впиваясь пальцами в мои плечи. — Приносить себя в жертву до конца жизни?! Сидеть и ждать, пока он придёт за тобой?!
  Я скрипнула зубами и аккуратно отодвинула чужие ладони.
— Что делать, я решу сама, — процедила с холодной злостью. — Из нас двоих именно я некромант, пусть и бракованный. Я ищу способ и найду его, чего бы это мне не стоило. И да… Предупреждаю сразу… Если ты расскажешь Нику или кому–либо другому, можешь считать, что предсказание Марка сбылось до конца. Потому что я не прощу. Ни за что.
  И, развернувшись, направилась к двери.
  Прочь из этого дома!
  На мои плечи опять легли ладони, но на этот раз мягко, успокаивающе:
— В тебе говорит страх. Я понимаю.
— Нет, ты не понимаешь, — сухо отозвалась я, все же остановившись. — Никто, не побывав в моей шкуре, не способен понять. Пожалуйста, оставь меня в покое. Хотя бы на день.
  Я ощутила, как тёплое касание пропало.
— Хорошо, здесь я уступаю, — тяжело проговорил полуэльф. — Нику, так и быть, я пока ничего не скажу. Но мы с тобой ещё поговорим об этом. Потом.
  Я ничего не ответила. Уверена, что мозгоправ не отстанет. Но в этот раз я буду жёстко сопротивляться. Он и так накопал слишком много.
— Подожди минутку, я принесу твою одежду и вызову автомобиль.
  Хенрим вышел и, когда хлопнула дверь, я сгорбилась и закрыла лицо руками. Слез не было, лишь поганое ощущение, что это только начало неприятностей.
  Впрочем, винить мужчину я не имела права. Он делал свою работу и следовал искреннему желанию помочь. Если бы я так хотела сохранить все, как есть, нашла бы способ отвадить его. А я… Сама виновата. Во всем.
  Все время до отъезда я ощущала, что между нами пробежал холодок. Полуэльф пусть и молчал, явно был недоволен и, возможно, обижен. Но лучше так, чем потом разгребать последствия.
  И лишь в машине меня осенило: сегодня первый раз, когда Хенрим не пытался успокоить меня своими мозгоправскими штучками. Раньше малейшее моё эмоциональное колебание тут же гасилось, а сегодня… Словно он признавал за мной право злиться, обижаться, кричать, обвинять и угрожать — все, что я делала. И осознание этого вдруг согрело мою душу.
  В нашу с Мией квартирку я вошла в смешанных чувствах. Так что саму подругу заметила не сразу.
— Яся, ну наконец–то! — закричала она, бросаясь мне на шею. — Плододающая, ну и заставила же ты поволноваться!
— Прости, — неловко улыбнулась я, ощущая, как мне сразу же становится легче.
— Ой, да не извиняйся, — отмахнулась подруга и потянула меня на кухню. — Ты наверняка голодна.
  И только в этот момент я осознала: да, голодна. Ведь я со вчерашнего дня ничего не ела.
— Ты у нас теперь героиня, — продолжала болтать Мия, усадив меня на стул. — Вся школа целителей сегодня только и обсуждала, как некромантка спасла эльфу жизнь. Уверена, в КТМУ все ещё масштабнее, — хихикнула и принялась наливать суп в тарелку. — Где–то скоро придут наши, расспросим…
— Ох, — я встрепенулась. — Мия… А ты не могла бы связаться с ними… И попросить сегодня не приходить?
  Она замерла, а затем, смерив меня тяжёлым взглядом, медленно спросила:
— Что–то стряслось?
— Много всего, — со вздохом созналась я и виновато добавила: — Но сейчас я не могу и не хочу об этом говорить.
— Ладно, подождём, — философски пожала плечами подруга и, поставив передо мной тарелку, строго приказала: — Чтобы съела все. А я пока пойду, объясню все эльфам. Они у нас вроде бы понимающие…
  Остаток дня прошёл… ровно. Мы с соседкой занимались учёбой. Для меня это оказалось просто даром небес, ведь помогло вытряхнуть из головы все лишние мысли. Я так закопалась в чертежи, что опомнилась лишь, когда Мия потрясла меня за плечо и с ворчанием погнала спать.
  И вот в этот момент, когда свет погашен, а сон ещё не пришёл… Все то, что я старательно отгоняла от себя на протяжении дня, навалилось скопом.
  Мне стало страшно. Тревожно.
  К горлу подкатила тошнота от одной мысли, что Хенрим, большой любитель делать все по–своему, всё–таки втихаря расскажет Нику. И… последствия этого. Катастрофические, с какой стороны не посмотри.
  Все плохо.
  Все очень плохо.
  Крайне плохо.
  Я заварила кашу, которую не в силах расхлебать.
  Что же мне теперь делать?! Плододающая, спаси и наставь на путь истинный…
— Ты спишь? — вдруг раздался шёпот.
— Нет, — со вздохом ответила я, пытаясь отрешиться от панических мыслей.
  Получалось откровенно плохо.
— Слушай… Я знаю, что уже достала всех… — как–то жалобно проговорила Мия. — Но я и правда не знаю, что мне делать. Конни и Нейри начали соперничать друг с другом за моё внимание, значит, мне пора как–то это все прекращать. Но я до сих пор не определилась! — несчастно воскликнула она. — Они мне оба нравятся, правда, очень. Вот только кого из них выбрать, я не понимаю. Я…
  И меня вдруг обуяла такая злость.
  Ух ты, какая же у неё серьёзная проблема. Прямо–таки вопрос жизни и смерти! Не то, что у меня, сущие мелочи. Подумаешь, под ударом и я сама, и все мои близкие, ерунда какая!
— Ты и правда достала, — прошипела я злобно. — Не знаешь, кого выбрать? Значит, плевать тебе на обоих! Отшей их и прекрати выедать окружающим мозг!
  Меня колотило. Хотелось подскочить с кровати и… наделать каких–то глупостей. Так что я, стиснув зубы, принялась старательно дышать, чтобы не соpваться окончательно.
  А Мия молчала.
  Долго.
— Ладно, — наконец сказала она. — Я тебя поняла.
  И больше не произнесла ни слова.
  Я повернулась к стенке и в приступе ярости сильно приложилась об неё головой. Перед глазами заплясали тёмные круги, но мысли не прояснились. Я продолжала вариться в собственных страхах, а потом провалилась в тревожный сон.
  Конечно же, проснулась я совершенно разбитая и не выспавшаяся. И обнаружила, что Мия уже успела куда–то уйти. За два часа до начала занятий.
  Осознание того, что я вчера сказала и как обидела лучшую подругу, было сродни ушату ледяной воды на голову.
— Вот же идиотка, — простонала я и с трудом сдержала желание несколько раз приложиться головой об стенку. Исключительно потому, что помнила: вчера это не помогло.
  Вместо этого торопливо поискала артик и дрожащим голосом назвала имя подруги. Нужно было извиниться, и чем поскорее!
  Но с той стороны выразительно молчали.
— А–а–а! — провыла я, откидываясь на подушку. — Я теперь у неё в ногах должна ползать… Плододающая, Мия столько мне прощала и помогала, а чем я ей ответила?!
  Я ещё несколько раз попыталась связаться с ней до выхода из дома, и потом, на переменах. Но её артик не отвечал, красноречиво намекая, что разговаривать со мной не желают. И это вгоняло меня в крайнее отчаяние.
  А что если это было последней каплей и Мия просто вычеркнет меня из своей жизни?!
  Я так зациклилась, что весь учебный материал этого дня прошёл мимо меня. К тому же я не реагировала ни на тех, кто заглядывал поглазеть на новоиспечённую героиню газетных хроник, ни на попытки заговорить со мной. Даже друзья, пришедшие после первой пары, не смогли разговорить меня: я отвечала невпопад и не особо понимала, что от меня хотят.
  Когда в конце последней пары раздался сигнал артика, я так обрадовалась, что выкрикнув слова извинений, умчалась из аудитории под удивлёнными взглядами преподавателя и однокурсников, даже не посмотрев имя вызывающего.
  Но к моему огорчению это оказалась не Мия.
— Привет, героиня, — насмешливо поприветствовал меня магистр Кайндорф.
— О, добрый день, наставник, — пробормотала я.
— Вижу, ждала кого–то другого? — приподнял он брови.
— Ну… да, — смутилась я.
— Прости, но все твои планы я на сегодня отменяю, — заявил он. — Жду тебя у ворот КТМУ.
— Хорошо, сейчас буду, — тяжело вздохнула я.
  Когда магистр отключился, я ещё раз попробовала вызвать Мию, но та по–прежнему меня игнорировала. Тоскливо сгорбившись, я поплелась на встречу с наставником.
  В этот раз он был бодрым, несмотря на разницу во времени.
— Я задержусь в Коранте на несколько дней, так что поработаем плотно, — лениво заявил мужчина, когда мы сели в автомобиль. — Чтобы не терять времени даром, рассказывай, как именно ты сумела удержать душу. Вспоминай каждую деталь, включая собственные мысли и эмоции.
  Я глубоко вдохнула и попыталась собрать мысли в кучу. Получилось не сразу, но в конце концов я осилила эту задачку. И принялась негромко рассказывать события того дня. Магистр не перебивал меня, лишь изредка задавал уточняющие вопросы. Это помогло мне не только детально вспомнить все, но и отстраниться от ноющих мыслей по поводу Мии. Стало немного легче дышать. А подруга… Я сделаю все, чтобы вымолить её прощение.
  Мы приехали под посольство Содружества в Коранте. Трехэтажное здание было окружено высоким забором и тонким кольцом деревьев. Выглядело красиво, но чуждо Коранту. Наверное, строили люди, а не эльфы.
— Здесь мой кабинет, — пояснил наставник, когда мы выбрались на улицу. — Не такой обустроенный, как в Ульгрейме, конечно, но тоже неплох. По крайней мере, проверить, как у тебя с феолвартским разделом некромантии можно и здесь.
  Если ещё несколько недель назад я бы обрадовалась, что проверка наконец–то наступила, то сейчас… Мне было как–то все равно. Другие проблемы в приоритете.
  Мы поднялись на второй этаж, в конце коридора которого и располагался кабинет наставника.
— Заходи, — небрежно проговорил магистр Кайндорф, скидывая куртку на кресло у двери. — Кстати, я взял на себя смелость забрать твою почту. Она на столе. Так что можешь посмотреть, пока я подберу что–то несложное для проверки.
— Спасибо, — пробормотала я, осторожно пристраивая плащ на вешалку.
  Я прошла мимо книжных стеллажей к большому столу, на котором царил идеальный порядок. Ну, если не считать кучку писем, небрежно брошенных в центре.
  От родителей.
  Отдельно от сестры и от брата.
  От Глории.
  От Альберты. Ох, я совсем о ней забыла… Нужно будет ответить…
  Из Ульгрейма, целых три штуки.
  От директора школы некромантов, которую я посещала до того случая… Стоп. А он–то зачем мне пишет?
  Нахмурившись, я торопливо разорвала конверт, предчувствуя что–то… недоброе.
  И первый же взгляд на уже знакомый каллиграфический почерк заставил моё сердце сжаться. А потом… из горла вылетел сдавленный возглас, а руки затряслись.
— Ясмира, что такое? — резко повернулся наставник.
  Но я молчала. Мелко тряслась, прижимая к груди кулак со смятым листком, и смотрела на старшего некроманта большими глазами, полными непролитых слез.
  А мыслей не было. Ни одной.
— Ясмира, это опять он? — сощурился магистр и, подойдя ко мне, попытался забрать письмо: — Давай его сюда.
  Но я замотала головой и сжала лист ещё сильнее.
  Наставник замер на миг, а затем ласково заговорил, одновременно с этим старательно разгибая мои пальцы:
— Ну что же ты так испугалась? Он опять угрожает? Не переживай, мы не позволим ему подобраться близко. Я обещаю. Но чтобы помочь, я должен знать, чем он угрожает на этот раз. Ну же, Ясмира, будь хорошей девочкой, разожми кулак.
  У меня не осталось сил.
  Все произошедшее за последние дни висело на мне, как пудовые камни. Я устала. Я хочу, чтобы это закончилось. Так что разжала пальцы и, когда старший некромант подхватил падающий лист, сползла на пол. Ноги меня не держали.
  Магистр пробежался взглядом по строкам. Нахмурился. Явно прочитал ещё раз. Потом присел напротив, посмотрел на меня и медленно проговорил:
— Почему он угрожает Хенриму достать его даже здесь? И что это за «жаль, что я не убил его в прошлый раз»?
  Я закрыла лицо руками и всхлипнула.
— Скажи мне, Ясмира… Ты ведь знаешь, кто он, да? — спросил наставник.
— Не совсем, — тихо отозвалась я.
— Но точно знаешь, что он мёртв уже некоторое время, не так ли?
  Я шумно выдохнула, ощущая, как бешено заколотилось моё сердце.
  Глупо было думать, что наставник не поймёт. Не догадается.
  Ведь все так очевидно, особенно если учесть приписку про прошлый раз.
  Скрывать больше не имело смысла.
— Да, — я твёрдо посмотрела на хмурого мужчину.
— Вампир, — он крепко стиснул челюсти. — Портальщик. На которого ты наткнулась, будучи ещё в Кортине. Ты видела его лицо? Чёрные волосы, узкое, хищное лицо, глубоко запавшие глаза, тонкие губы, высокий рост?
— Да, это тот самый вампир, на которого вы с друзьями наткнулись на старом кладбище пять лет назад, — сипло проговорила я.
  И тишина.
  Вязкая. Тяжёлая.
  А после тихое:
— Почему ты не сказала?
  Я молчала. Упрямо изучала ровные квадраты пола, до боли сжимая пальцы.
  То, что я хранила столько лет… Делала все, чтобы никто не узнал… Молчать больше не имеет смысла. Все сломалось окончательно. Я так устала нести этот груз вины… Но, кардан им всем в форсунку, разве моя вина так сильна?!
— Яся, — мягко позвал меня магистр, впервые обратившись по имени для близкого круга, — что случилось? Я не буду тебя ругать, просто расскажи.
  Так говорят провинившемуся ребёнку любящие родители. Поделись, скажи, мы поможем. Да, накажем, но не сильно. И обязательно решим проблему.
  И, наверное, это меня сломало.
— Потому что его подняла я! — резко вскинув голову, я посмотрела наставнику в глаза, и увидела, как те шокировано расширяются.
  И меня прорвало. Слезами. И криком.
— Но разве я виновата в том, что была такой сильной и необученной?! — кричала я, захлёбываясь слезами. — Мне было двенадцать, у меня часто случались всплески! Мне никто не сказал, что я могу случайно поднять вампира!
  Я закрыла лицо ладонями и разрешила себе плакать столько, сколько смогу.
  За все эти годы.
  А потом почувствовала, как меня крепко обнимают. И я, вцепившись пальцами в камзол наставника, завыла в голос, выплёскивая все страхи и переживания.
— Искрударующий, бедный ребёнок, — пробормотал мужчина. — И ты все время несла это в себе…
  Облегчение, которое я почувствовала благодаря искренней поддержке, расклеило меня окончательно. Меня трясло, я просто не могла успокоиться и прекратить поток рыданий. Магистр Кайндорф пытался меня угомонить, но ничего не помогало, никакие слова не действовали.
— Что же, пойдём на крайние меры, — услышала я перед тем, как резко отключиться.
  А потом так же резко пришла в себя и увидела склонившегося надо мной Хенрима. Кажется, прошло некоторое время, ведь я сейчас явно находилась не в кабинете наставника и лежала на чем–то очень мягком.
— Не двигайся, — сурово предупредил полуэльф, продолжая пристально меня рассматривать. — Что с тобой произошло за сутки, что мы не виделись?! — вдруг воскликнул он. — Пятно опять выросло, эмоциональный фон в полном хаосе.
  Я безрадостно рассмеялась:
— Что произошло? Все рухнуло.
— Ничего не рухнуло, не выдумывай, — послышался голос наставника, а потом надо мной склонился и он. — Наоборот, теперь точно все наладится.
— Я нарушила закон, — напомнила я ему.
— Кто тебе такое сказал? — был мне ироничный ответ.
  Я открыла было рот… А потом поняла, что не знаю как реагировать на такую фразу, потому крепко стиснула губы.
— А мне рассказать? — недовольно прошипел Хенрим, толкнув друга в бок кулаком. — Почему Яся уверена, что нарушила закон?
  Тот не ответил, лишь выразительно глянул на меня.
  Кажется, мне дают шанс сознаться самой.
— Я подняла вампира, — безэмоционально проговоpила я. — Того самого, с которым вы сцепились пять лет назад.
  И мысленно сжалась, ожидая любой реакции.
  Но мозгоправ, как обычно, оправдывать эти ожидания не спешил.
— Серьёзно? — вскинул он брови. — И зачем ты это сделала?
— Я случайно…
— Эм, я конечно не некромант… — полуэльф повеpнулся к другу. — Но разве можно поднять вампира СЛУЧАЙНО?
— Нет, конечно, — фыркнул тот. — Требуется длительная подготовка и большое количество ингредиентов.
  У меня появилось стойкое ощущение, что надо мной издеваются.
— Но я правда его подняла! — негодующе воскликнула я и рывком села — мужчины едва успели отодвинуться. — И ничего не готовила!
— Ты видела на нем метку своей силы? — спросил магистр Кайндорф.
— Да, — хрипло выдохнула я.
— Хорошо.
  Непонимающе воззрилась на него. Что тут может быть хорошего?!
— Хен, постой, подстрахуй, если что, — небрежно проговорил некромант и сел в кресло, стоящее неподалёку.
— Сильно её не прессуй, — предупредил полуэльф и встал у него за спиной.
— Не беспокойся, — хищно улыбнулся наставник.
  И мне стало страшно. Ведь как ни крути, я преступница. Наказание за поднятие вампира одно — смерть. А они так спокойны, словно не решают сейчас мою судьбу…
— Прежде чем ты там не надумала какой–то ерунды, сразу скажу — вины твоей нет никакой, потому выдохни, — посоветовал магистр Кайндорф.
— Но я же… — жалко начала я, но он меня перебил.
— Яся, скажи, ты описание ритуала по поднятию вампира видела?
— Нет, конечно, — ошарашено отозвалась я. — Он же запрещён…
— Во–о–от, — поднял указательный палец наставник. — А я видел. И должен тебе сказать… Что ты даже если бы захотела, ни пять, ни уже тем более девять лет назад не смогла бы его поднять. Скорее сама бы умерла.
— Почему? — выдохнула я, окончательно перестав что–либо понимать.
— Потому что ритуал этот тяжёлый, изматывающий и без последствий для себя лично его может провести всего несколько человек на всю Ойру, включая меня. И, конечно же, одним из ключевых условий ритуала является стабильность некроманта. Напомни мне, о, лучший студент–теоретик Ульгрейма, во сколько у некромантов окончательно стабилизируется сила?
— От двадцати до двадцати трёх, — сипло выдохнула я и ощутила, как стальные тиски, сжимавшие моё сердце уже много лет, разжимаются.
— Так что, конечно, некоторые члены Совета Содружества, особо не желающие лишний раз двигаться, с удовольствием проголосовали бы за твою казнь, чтобы решить проблему с вампиром самым простым способом. Да вот только кто им позволит? — недобро оскалился наставник. — К тому же не думаю, что они посмеют сказать слово против внучки самой герцогини Айверхел.
— Но я же ей…
— Кровное родство здесь играет роль десятую, моя дорогая ученица, — поучительным тоном заявил он. — Главное, как сама герцогиня тебя называет. А она, точно знаю, искренне любит тебя, как родную.
— То, что Ясе не грозит смерть, конечно, очень радует, — подал голос Хенрим. — Да что там, это замечательно, что хотя бы об этом беспокоиться не придётся. Но как тогда она подняла этого вампира, без ритуала?
  Отличный вопрос. Мне тоже было невероятно любопытно.
— Прежде, чем мы перейдём к этой неприятной части… Ясмира, расскажи, что там произошло на самом деле. Не скрывая мельчайших деталей.
  И я, выдохнув, заговорила.
— Где именно я умудрилась поднять вампира, могу только догадываться, — созналась я сокрушённо. — Ведь до шестнадцати я об этом даже не знала. Когда мне было двенадцать, моя сила бушевала слишком сильно. Совладать с ней было сложно, хотя я очень старалась. Как назло меня ещё и тянуло на кладбища, я все время сбегала туда от домашнего прессинга. С родителями в те времена у меня были ужасные отношения… Сами понимаете: некромант с нестабильным даром на кладбище — равно проблемы. После одного такого случая, когда я всплеском подняла нескольких зомби, пришлось искать компромисс. Мы с наставниками тогда определили закономерность: после сильных всплесков, сила вела себя послушно ещё два–три дня. Так что я старалась выбираться на окрестные кладбища именно в период затишья. Благо их вокруг было много, старых, некоторые из которых сохранились ещё со времён Последней войны (13).
— Я так понимаю, несколько раз ваша схема дала сбой? — уточнил наставник.
— Два раза. И оба — на древних кладбищах.
— Прекрасно, просто слов нет, — пробормотал Хенрим, нахмурившись.
— То есть, вероятнее всего, мы имеем дело с сильным некромантом прошлого… — медленно проговорил магистр Кайндорф. — Впрочем, учитывая то, что он знал родовую фамилию моей матери и то, что представители нашей ветви не покидают Феолварт… Все сходится. Что было дальше? — он испытующе посмотрел на меня.
— Ну… — я нервно скомкала покрывало. — До шестнадцати — ничего. Тогда, в двенадцать, я была уверена, что мне повезло не зацепить никого своими всплесками.
— Как он нашёл тебя?
— Он меня не искал, — покачала я головой, — А точно знал, где я нахожусь. Моё похищение было спланировано. Как и то, что меня потом якобы спасли, — скривила губы.
— Тогда почему вампир ждал целых четыре года? — непонимающе посмотрел на друга Хенрим.
— Неправильный вопрос, — сощурившись, сказал тот. — А правильный: что ему вообще от тебя было нужно? Зачем он тебя мучил? Зачем отпустил? Он сказал тебе?
— Сказал, — я нервно облизала губы, стараясь не сильно углубляться в прошлое. — Он хочет сделать из меня вампира. Чтобы круг замкнулся.
— Ник, — выдохнул полуэльф, — разве такое возможно?
— Я о таком точно не слышал, — обескуражено отозвался тот. — Уточню… Он хочет сделать из тебя вампира, минуя смерть, так?
— Да.
  Тяжёлое молчание повисло в комнате.
  Наставник глубоко ушёл в свои мысли, я скукожилась на мягком диванчике, а Хенрим… тот смотрел на меня с глубокой тревогой во взгляде.
— Нет, точно не знаю, — наконец признался некромант. — И в хрониках ничего такого не читал. Но, судя по всему, эта тварь точно знает, что делает. Хен, тебе есть что добавить? — оглянулся на друга.
— Похоже, то, что задумал вампир, напрямую зависит от психического состояния Яси, — отозвался тот, становясь рядом с креслом. — Я не говорил по просьбе Яси… Но до встречи со мной она постепенно сходила с ума. По изначальным прогнозам я давал ей три года, не больше.
— Вот о чем вы там шептались, — понимающе кивнул магистр Кайндорф. — И сейчас, когда Ясмира пошла на поправку, вампир понял, что жертва ускользает и активизировался. Кстати, — вдруг встрепенулся он и посмотрел на мозгоправа, — Хен, тебе сейчас вообще нежелательно покидать Лиррвирен. Сиди в Коранте и не высовывайся.
— Я так понимаю, тварь поняла, кому должна сказать «спасибо»? — проницательно спросил он.
— Именно. Кстати, он тебя помнит, — криво усмехнулся наставник. — Написал, что очень жалеет, что не убил тебя в прошлый раз.
— Ну, он грозился тогда, что в следующую нашу встречу я так легко не отделаюсь, — пожал плечами Хенрим. — Но я тебя понял. Встречаться с ним ещё раз лицом к лицу я не горю желанием.
— Вот и молодец. Ясмира, — магистр Кайндорф посмотрел на меня сочувствующе, — на самом деле тебе просто не повезло. На твоём месте мог быть любой достаточно сильный и нестабильный некромант.
— Почему? — прошептала я.
  Переживаний за последние дни было с излишком. Я ощущала моральную усталость. Хотелось только спать и больше ничего. Но я головой понимала, что узнать детали в моих интересах, потому слушала внимательно.
— Потому что ты оказалась не в то время, не в том месте. Твоя сила столкнулась с телом некроманта, который при жизни провёл один весьма отвратительный ритуал. Именно благодаря этому ритуалу хватило лишь достаточно сильного всплеска силы непосредственно рядом с могилой, чтобы получился вампир.
— А что, так можно?! — выдохнула я потрясённо. — В смысле, как это — при жизни провёл ритуал и… Так же любой некромант может захотеть стать вампиром!
— Любой на такое точно не пойдёт, — качнул головой он. — Для того чтобы провести подобный ритуал, некромант должен быть полным психопатом. Другой просто не сможет.
— Почему? — заинтересованно спросил Хенрим.
— Потому что ключевой момент этого ритуала состоит в том, что некромант должен собственноручно убить весь свой личный круг.
— Мерзость какая, — содрогнулся от отвращения полуэльф.
  А я ощутила, как мой рот непроизвольно открывается, а глаза округляются от шока.
  Как… вообще… можно… убить… да хоть кого–то из личного круга?! Я себе лучше руку отрежу!!!
— Судя по перекошенному лицу Ясмиры, она на миг поставила себя на место проводящего этот ритуал, — хмыкнул наставник. — И вот это — совершенно адекватная реакция. Любой нормальный человек просто не способен задумать и воплотить убийство по–настоящему близкого. Но у некромантов все ещё глубже и сильнее. Потому что личный круг для нас — все. Мы ради него живём. Он удерживает нас в балансе, позволяет не скатываться в тёмное безумие. Убить хоть кого–то из него сродни для некроманта самоубийству. Никто из тех, кто, пребывая за критическим уровнем, в приступе ненависти ко всему живому погубил дорогого человека, не способен с этим жить. У всех случаев самоубийства среди некромантов только одна причина. Эта.
— Но у вас все равно есть ритуал, при котором требуется собственноручно вырезать весь личный круг, — иронично проговорил Хенрим.
— Некромантия — не самая добрая и светлая сторона магии, — философски произнёс магистр Кайндорф. — В ней есть всякая дрянь.
— В таком случае подытожим, — целитель сложил руки на груди и смерил меня задумчивым взглядом. — У нас имеется тварь, которая ради возможности, если повезёт, встать вампиром, уничтожила всех близких людей. Веками этот старый некромант ждал подходящего момента, и дождался, когда у двенадцатилетней Яси случился всплеск силы рядом с его могилой. Через четыре года он опять нашёл свою, так сказать, создательницу и принялся измываться, чтобы достичь своих целей — сделать из неё вампира, не убивая. Кстати, почему ждал четыре года, очень даже понятно.
— Почему? — спросила я.
— Пик эмоциональной нестабильности и восприимчивости подростка, — охотно пояснил он. — Я так понимаю, он тебе ещё внушал что–то? Что это было?
  Я прикрыла глаза, ощущая… гнев. Да, говорил. Да, внушал. А я, идиотка, верила безоговорочно. Хотя бы в чем–то усомнилась!!!
— Что я никуда не денусь, — тихо проговорила я. — Что мне никто не поможет. Что никто не станет слушать. Что меня ждёт казнь, без вариантов. Что никому не будет интересно, случайно я подняла его или нет. Потому что для окружающих я навсегда останусь тварью, посмевшей подвергнуть опасности обычных людей.
— Мерзавец, — скривился мозгоправ, а после подошёл вплотную и, присев напротив, обхватил мои запястья длинными пальцами. — Теперь ты понимаешь, что это все враньё до последнего слова?
— Да, — застенчиво пробормотала я, ощущая, как по предплечью ползут ручейки исцеляющего тепла.
— Умница, — ободряюще улыбнулся он и, слегка повернув голову, спросил у друга: — Ну и какой план? Вампира нужно уничтожить как можно быстрее.
— Совершенно согласен, — кивнул тот. — Сейчас, когда он ощущает, как Ясмира ускользает, он способен на все. Нам нужно успеть нейтрализовать его до того, как он начнёт действовать.
— И?
  Хенрим встал и, обхватив ладонями мои виски, принялся их массировать. Мне сразу же стало так хорошо. Все проблемы и печали отошли на второй план. Я прикрыла глаза от удовольствия и едва сдерживалась, чтобы не тянуться за ласкающими подушечками.
— Так не скажу. К подобному я, увы, не был готов. Мне нужно вернуться в Орвис и посоветоваться с наставниками. Потому я вас покидаю, — старший некромант поднялся и ободряюще мне улыбнулся: — Не беспокойся, Ясмира. Теперь этот ублюдок общая проблема. Мы найдём способ его уничтожить.
— Спасибо.
— Хен, позаботься о ней.
— Обязательно, — серьёзно ответил тот.
  Магистр Кайндорф кивнул и телепортировался.
— Яся, — целитель внимательно посмотрел на меня, — я настаиваю, чтобы ты несколько дней провела в моем доме. Тебе сейчас очень важна непрерывная и обстоятельная реабилитация.
— Хорошо, — вздохнула я и, не сдержавшись, пробормотала: — Я устала все это тащить на себе…
— И не нужно больше. Пойдём.
  Он помог мне подняться и, взяв под руку, решительно повёл на выход.
Назад: ГЛАВА 17
Дальше: ГЛАВА 19

courniEi
Совершенно верно! Мне нравится Ваша идея. Предлагаю вынести на общее обсуждение. --- Бывает же такое..... fifa 15 cracks 3dm v5 торрент, fifa 15 скачать торрент pc 7 а также фифа 16 официальный сайт скачать fifa 15 на андроид много денег