Книга: Брошенная колония
Назад: Глава пятая Принимаю бой
Дальше: Глава седьмая Дикие земли

Глава шестая
Бежать

– Магесса Ариана, – вежливо склонив голову, произнесла инквесса Рена, – похоже, все члены экспедиции в сборе.
– А не многовато нас? – поинтересовалась глава магической гильдии, глядя на пять инквизиторш, четырех волшебниц, двух следователей кулака и одинокого егеря.
Игнат перехватил ее взгляд, направленный на Светану и стоящих у нее за спиной мордоворотов тайной службы княжества Дар. Светана полоснула начальницу в ответ злым взглядом, похоже, у них были очень натянутые отношения.
– Если преступление ведьмы Веревеи было совершено против подданных княжества, – ледяным голосом произнесла та, – то значит, мои следователи обязаны установить степень ее вины.
Ариана словно лимон проглотила, но ничего не ответила. Вместо этого она достала руну ключ и, установив ее посреди портальной каменной плиты, начала читать заклинание.
Игнат любил порталы, быстро и относительно безопасно, правда, побочный эффект в виде рвотного позыва не давал ощутить всю прелесть данного способа перемещения. Малые транспортные – для мелких грузов, типа того, что открыла Саманта, подручная ведьмы, для таких нужна четвертая ступень. С транспортными большими порталами могли работать только магички первых трех ступеней. Те недалекие с четвертой, кто пытались создавать порталы перехода самостоятельно, умирали очень болезненно, сил закончить заклинание им не хватало, а скопленная для него энергия требовала выхода, и как результат – выговоривший изнутри труп очередной горе-экспериментаторши. Правда, на памяти Демидова подобного не происходило. Магички – дамочки амбициозные, но без потребностей к самоубийству. Магесс третьей ступени не так уж и мало, и цены на порталы они держат твердо, как гильдия, так и вольные, разве что для себя тащат.
И тут Игнат вспомнил слова Деда, что Веревея была магом-середнячком. А это пятая и четвертая ступень, но для открытия полноценного портала нужна третья, значит, она стала сильнее. Такое, конечно, бывает, волшебницы развиваются, но не так резко, а она открыла портал если не мгновенно, то очень быстро. Игнат порылся в памяти, да, секунд пятнадцать, не больше, примерно, как и Ариана.
Именно сейчас полностью сформировалось голубое сияние, через которое был виден разрушенный замок. Игнат прикинул, маггеса второй ступени справилась за десять секунд. Получается, что они равны с Веревеей? Не бывает, что ведьма четвертой, а то и пятой ступени, за два года умудрилась дорасти до второй или границы третьей. Для этого нужны десятки лет, а тут такой скачок. Похоже, ее одержимость существенно увеличила ее силы.
Игнат наблюдал, как в портале одна за другой исчезают магички и инквизиторши. Потом последовали Светана и ее сопровождающие. Он шел предпоследним, за ним только Ариана, поддерживающая портал.
Как всегда крутануло, желудок рванулся вверх, хорошо, что там только отвар, которым поил Дед. Не всегда Демидову удавалось сдержать рвоту, хотя человек, стоящий на коленях возле портала и извергающий из себя содержимое, явление не редкое. Пожалуй, лучше всего к этому адаптированы магички.
Прошла минута среди голубого сияния, и вот он буквально выпал на зеленую траву той самой поляны, где они останавливались вместе со Свеном. Интересно, кто убил циркача? Альберт, стремящийся обезопасить себя от доказательств, или та, что подчистила всех?
Игнат окинул взглядом собравшихся. Один из подручных Светаны блевал в паре метров правее, второй выглядел зеленым, но держался, инквизиторши и магички были вполне себе бодрыми и румяными. Инквессы сжимали в руках свои боевые жезлы, магессы обвешавшись щитами, крутили головой, выискивая опасность. Но ничего не происходило, если не считать звуков рвоты. Ариана вышла из портала, и он погас. «Сильна волшебница, – подумал Игнат, – держать транспортный портал, провести через него столько народу и пройти самой». Хотя для главы Сторожской гильдии это, наверняка, далеко не предел, она такие порталы может сутками открывать, еще и огнешары в небо запускать, и все равно ее хватит надолго, все же вторая ступень. Конечно, первая гораздо сильнее, волшебница, обладающая подобной силой, способна в одиночку превратить Сторожье в пепел за несколько часов, или сделать из него озеро. Но если Видоку память не изменяла, сейчас во всех княжествах есть всего семь магесс первой ступени. Четыре из них живут в Белогорском княжестве. Еще одна правит Златоградом, о двух других он давно ничего не слышал. Но сами магички считали, что есть, как минимум, еще столько же волшебниц высшего ранга, которые не зарегистрированы и не проявили своей полной силы.
Игнат тоже не забыл о том, что теперь он фактически на границе диких земель – винтовка уже была в руках егеря. Не сказать, что он что-то опасался, находясь в такой компании, пожалуй, его больше беспокоила сама компания, особенно Светана и ее «кулаки», этим он не верил ни на грош. У них ночью советника грохнули, второго человека в городе, а она прется с двумя мордоворотами к черту на рога, расследовать преступление ведьмы, которая уже сбежала, оставив после себя кучу трупов.
– Егерь, веди, – приказала Ариана.
Сегодня она была одета в простой костюм, чем-то напоминающий тот, что был на Струне накануне, никаких платьев, высокие ботфорты, штаны в обтяжку, разве что блузку заменил комбинированный корсет, выглядевший очень эффектно в купе с красивой пышной грудью. Никакого оружия или вещей. Ее магички были одеты примерно также, разве что вместо корсета на них красные камзолы. Все они четвертой ступени, явно боевые чародейки, оплот армии любого княжества. Инквизиторши одеты идентично, только вот цвета у них серебристые, захочешь, в лесу не спрячешься. Еще они тащили за спиной довольно вместительные сумки и непонятные чехлы. Пожалуй, из магичек ярче всех выделилась работница «плаща и кинжала», полусапожки, на небольшом каблучке, бриджи в полоску, черный корсет с красным лифом, два пистолета. Калибр посолидней чем то, что у него, патронташ на поясе, половина пуль чистое железо, половина обычные. А за плечами развивается черный короткий до середины бедра плащ, и это летом. Ее мордовороты тоже во всем черном, черные плотные куртки, пистолеты, как у начальницы, каменные рожи. «Мда, ну и компания», – подумал Игнат и медленно пошел в сторону руин.
Руины, как и при прошлом посещении, были тихими и пустыми. Магички что-то поколдовали, но, видимо, это не принесло результата.
Игнат приоткрыл кокон, и джинн принялся за осмотр, правда, Светане, которая почуяла сущность духа, это очень не понравилось, она зло зыркнула на егеря, но ничего не сказала. Картинка, которую передал Фарат, была закономерной, мертвые тела в пустом подземелье, разве что комната магичек выгорела дотла.
– Сначала мы, – безапелляционно заявила Рена. – Это дело полностью наше, вы только свидетели и добровольные помощники.
Ариана пожала плечами.
– Как вам будет угодно, инквесса, – вполне равнодушно произнесла она, похоже, магичка не искала ссоры с инквизицией.
Светана, как обычно, промолчала, но вот на лице у нее было явное недовольство, оно и понятно, вечная нелюбовь. Лет триста назад вообще были гонения, очень много магичек погибло от рук инквизиции. Именно тогда возник Златоград – вольный город магесс, с академией, считавшейся самой престижной. В княжествах было еще несколько независимых магических школ, но до золотого ковена им, как отсюда и до старой Земли. Кстати, именно в одной из них обучалась наемница Арина.
Все это Игнат обдумывал, пока Инквизиторши лазили по опустевшему подвалу. Сам же он устроился на каменных ступенях, покрытых мхом, изредка посылая Фарата посмотреть результат. Инквессы установили какие-то странные сборные штанги и теперь питали их от небольших магических кристаллов, вроде как батарея в его винтовке. Подобное Демидов видел впервые, и назначение ему было совершенно непонятно. Лезть в дела инквизиции или спрашивать у магичек, он не собирался, игра шла крупная, и в ней один особо борзый егерь мог остаться без башки.
Снизу плеснуло магией, да так, что Ариана прекратила левитировать и, спустившись на землю, уставилась на спуск в подвал. При этом в ее руке полыхал боевой пульсар впечатляющего размера, такой способен развалить все, что осталось от башни, а ее подручные тут же выставили магические щиты, которые прикрывали как от энергетической атаки, так и физической. Вообще магичка четвертой ступени, пусть и середнячок, это вполне самостоятельная боевая единица, равная по мощи пехотной роте.
А вот Светана была спокойна. Она лениво бросила взгляд на вскочивших держиморд, и те, словно псы, снова замерли, охраняя свою командиршу.
Так прошло несколько часов. Из подвала шли всплески магии, правда, непонятно откуда, поскольку инквизиторши магией не владели, только артефактами пользовались, при этом были полностью невосприимчивы к энергетическим атакам. Например, если Ариана вздумает швырнуть в Рену боевой пульсар, то тот просто растечется по ее груди и рассеется, а если инквесса решит, что хватит магичке колдовать, то достаточно просто самый малый телесный контакт, и все, больше никаких заклинаний. А может, и осушить. Один, минус все же есть, брошенный камень, не важно, рукой его запустили или левитацией, разбивает голову одинаково, правда, магией это больше напоминает пулю размером с голову.
Игнат иногда приоткрывал кокон, и Фарат сканировал местность, давая картинку подвала. Из сумок инквизиторш появились еще какие-то приборы, которые изредка поворачивали. Больше всего это было похоже на проектор, с которого Дед транслировал запись, сделанную Игнатом.
Наконец, наверху показалась одна из инквизиторш и, слегка поклонившись Ариане, произнесла:
– Магесса, инквесса Рена просила передать, что мы закончили и рады уступить вам место преступления.
– Позволено ли мне будет узнать результаты? – спросила Светана.
Ее голос звучал ровно и даже немного равнодушно, но Игнат уловил фальшь, командирша «кулака» просто изнывала от любопытства, магичка явно нервничала. Все это время, что инквизиторши вели свои исследования, Демидов ощущал чьё-то беспокойство. Теперь ясно, чьи чувства он считывал. Что могли узнать Рена и девочки, что заставляет Светану так напрягаться?
Инквесса покачала головой. Ариана сделала знак своим сопровождающим, и они исчезли в проеме. Светана поднялась и пошла следом, сопровождаемая своими подручными.
Видок пока не спешил, что-то было не так, он достал из рюкзака тавро и выжег на правом предплечье руну воина, почему-то сейчас ему казалось это правильным. Чувства мгновенно обострились. Фарат заворочался в своем коконе. Демидову все меньше нравилась эта экспедиция. Он проверил пистолет и сменил магазин винтовки на обычные пули, чистое железо сейчас без надобности. Джинн «унюхал» тварь, но очень далеко. Игнат только почувствовал направление. Причем тварь знала, что они тут, и старалась держаться подальше. Что-то было странное в ней, она не боялась, скорее, скрывалась и чего-то ждала.
Игнат начал спускаться по винтовой лестнице, внизу раздавались тихие голоса, похоже, Ариана обсуждала что-то с Реной, магесса и инквесса были очень озабочены и поглядывали на Светану, которая изучала трупы людей. Глава специального отдела инквизиции заметила Игната и повернулась к нему.
– Вы очень сильно усложнили мою задачу, – произнесла она с холодком в голосе. – Если бы вы не уничтожили тело Саманты, мы узнали бы гораздо больше. Кроме того, после вашего поджога пострадал воспринимающий слой, и мы не смогли снять данных с той комнаты. Все предметы, которые несли на себе слепки, уничтожил огонь.
– Я ничего не понял, – пожал плечами Демидов, до расстройства инквизиторши ему не было дела. – Хотите, могу извиниться?
Рена в ответ фыркнула, ясно давая понять, куда егерь может засунуть свои извинения.
– Игнат, посмотрите, пожалуйста, вокруг ничего не изменилось с того момента, как вы тут были? – попросила Арина.
– Кроме того, что вонять мертвечиной стало еще сильнее? – натягивая на лицо зачарованную маску, ехидно заметил Видок.
– Ну да, может, еще что-то, кроме этого? – усмехнулась в ответ магесса.
Игнат медленно пошел по залу, обходя по дуге смердящие трупы и Светану с ее боевиками, которые наблюди за ним, не отводя взгляда. Их беспокоило его присутствие, обострившиеся чувства подсказывали, что здесь происходит что-то очень странное.
Игнат прошел все по кругу, его взгляд задержался на инструментах, все они были совершенно новыми и блестящими, ни следа крови. Он направился к Ариане, собираясь рассказать, что кто-то забрал старые инструменты, заменив их совершенно новыми. Именно в этот момент прямо посреди подземелья открылся портал. Это был не обычный переход, такого Игнат еще не видел, огненно-черные жгуты полыхнули жаром, словно кто-то открыл заслонку гигантской печки.
Магички мгновенно выставили щиты, окружив свою командиршу. Инквизиторши повытаскивали свои жезлы, готовясь к атаке. Игнат отступил к лестнице, вскидывая винтовку, беря на прицел странный портал. Светана тоже была на ногах, в ее руке, плюясь огнем, гудел магический хлыст. Мордовороты вскинули свои пистолеты, правда, Игнат очень сильно сомневался, что от них будет польза.
– Убейте все, что выйдет оттуда, – приказала Ариана.
В ее руке голубым огнем полыхал пульсар, внушительный такой, похоже, магесса предпочитала именно это заклинание всем остальным. Правда, Демидов опасался, что в замкнутом помещении оно несет опасность не только для того, что может выйти, но и для всех остальных, уж больно у него была сильная отдача после попадания, разрыв мог накрыть площадь метров в десять, а ударная волна снесла бы все на тридцати. А вообще, его чутье просто орало: «Беги!».
Демидов снова сменил магазин на снаряженный чистым железом. Тварь, такая же незнакомая, как и портал ее породивший, прыгнула прямо на щиты магичек. Игнат ожидал, что сейчас ее отбросит, ударив заклинанием огня или ледяной стужей. Но ничего не произошло, вообще ничего. Иномирная погань пронеслась сквозь опешивших магесс, словно и не было никаких щитов. Женщины разлетелись в разные стороны с жуткими ранами, нелюдь была словно создана из сплошных когтей, клыков и шипов, ее двухметровых хвост хлестнул по оказавшейся в пределах досягаемости инквизиторше и развалил ее на две неравные половины. Жезлы изрыгнули заклинания, таких Игнат еще не видел, что-то вроде черных бесформенных сгустков, ударили туда, где должна была быть тварь, но она оказалась слишком быстра. Взмыв к потолку в великолепном прыжке и, оттолкнувшись от него, атаковала Рену. Инквесса успела разрядить свой жезл прямо в упор, нелюдь заорала от боли, но добычу не оставила, когти прошлись по груди главной инквизиторши, разрывая плоть и круша кости. Мгновение, и на пол упал окровавленный труп руководительницы специального отдела инквизиции Белогорья.
Игнат тоже время не терял. К моменту когда труп инквессы рухнул на пол, он уже почти опустошил магазин, но попал только раз. Правда, тварь чихать хотела на попадание разрывной пули из чистого железа, рана была внушительная, но двухметрового монстра совсем не беспокоила, как и попадание пуль выпущенных из пистолетов сопровождающих Светану мордоворотов из «кулака». Прошло не больше десяти секунд с момента появления твари из портала, а половина находящихся в подвале была или тяжело ранена или убита.
Выжившие инквессы нанесли новый удар своими жезлами, но вместо твари, которая неимоверным прыжком ушла из-под атаки, угодили в Ариану, которая успела укрыться щитом. Правда, ей это мало помогло. Тот рухнул мгновенно, словно это был не щит магессы второй ступени, а жалкая попытка ученицы выстоять против наставницы на первом занятии. Заклинание ударило волшебницу в грудь, и та рухнула на пол с дырой напротив сердца. Но прежде, чем этот темный сгусток попал в нее, боевой пульсар сорвался с ладони Арианы в надежде достать неведомую тварь. Он пронесся над головой Игната и угодил в лестницу. Рвануло, так рвануло: ошметки металла свистели во все стороны, кусок стены и часть потолка рухнули вниз. Видок перекатом успел уйти из-под града булыжников, скрепленных раствором. Он вскочил на ноги, меняя опустевший магазин. А тварь тем временем, не обращая на Светану никакого внимания, прыгнула в кучу уцелевших оглушенных инквесс. Пыль от завала скрыла происходящие, но душераздирающие крики сказали Игнату больше, чем глаза. Он хотел крикнуть Светане, чтобы та атаковала тварь своим хлыстом, когда он ее отвлечёт, но не успел, огненный бич свистнул, и «кулак» повалился на каменный пол с оплавленной глубокой раной, второй начал поворачиваться, но новый удар снес ему голову.
– Где руна, егерь? – неожиданно спросила Светана, и голос у нее был чужой, незнакомый, но Игнат когда-то его уже слышал, вот только не мог вспомнить где. – Я много людей за нее убила, и тебя убью. Только тебе выбирать как: быстро или долго. На этом столе побывали десятки людей, они кричали и страдали. И ты будешь. Сделай умный выбор, скажи, где руна?
– Замри, – скомандовала магесса метнувшемуся к егерю из пыльного облака монстру. И тот послушно остановился, сверля взглядом единственного выжившего.
Теперь, когда он не двигался, его можно разглядеть. По очертаниям тварь очень напоминала человека, больше двух метров в высоту, сплошные мышцы, толстенные лапы с тремя длинными пальцами и венчающими их могучими когтями, из суставов торчат шипы, больше напоминающие костяные ножи, с некоторых на пол капает кровь, на спине гребень. Рана, оставленная пулей Игната, казалось, совсем не беспокоила незнакомую егерю нелюдь. А пули, выпущенные из пистолетов мордоворотов, вообще застряли в прочной шкуре, не нанеся никакого ущерба.
– Ты Веревея?
– Догадливый, – с презрением к собеседнику подтвердила ведьма. На пару секунд оболочка Светаны сползла с нее, явив Демидову знакомый образ, виденный в воспоминаниях Саманты, после чего ведьма вернула прежнюю личину. – Где руна и дневник?
– Уничтожил, сделай новую, – с издевкой предложил Игнат.
– Врешь! Вы, егеря, известные жмоты, чтобы уничтожить ценный артефакт и не попытаться его загнать. Ни в жизнь не поверю! А поскольку в Сторожье предложить его некому, то думаю, ты его где-то спрятал. Мой человек обыскал офис егерей, там его нет. Так где он?
– Ты убила Новина?
– Альберт был кретином, вляпался по полной, чуть едва всех не сдал, а когда сел в лужу с наемниками, я решила, что он больше не нужен. Кстати, что руна у тебя, мне точно известно, покойный Свен вложил тебя. Правда, надо сказать, он продержался дольше, чем я рассчитывала от этого мягкого циркача, пришлось его вывернуть наизнанку прежде, чем он начал говорить.
– Зачем она тебе, что она делает? – стараясь заговорить противника, поинтересовался Демидов, прикидывая варианты, лестницы больше нет, против него магичка непонятной ступени и монстр, который порвал десяток отменных бойцов быстрее, чем стриженая девка косы заплетает. Остается странный портал, до которого всего три метра. Только вот он разительно отличался от всего, что Игнат видел до этого, как бы не сгинуть в его огне.
– А тебе зачем? – оскалилась Веревея. – Ты все равно сдохнешь. Хватит меня забалтывать, где руна и дневник?
Игнат приготовился, ослабил слегка кокон и послал мысленный приказ джинну. Ну, теперь главное, не оплошать. Ускорение, прыжок… Как же медленно летит тело в портал! Монстр ведьмы рванулся следом, но явно не успевает. Хотя, что ему мешает пройти за Видоком и закончить начатое с другой стороны? Энергетический бич в руке Веревеи-Светаны свистнул, бедро обожгла боль, острая до звезд в глазах. Он заорал, когда тело влетело в огненные жгуты, жар охватил его целиком, волосы на голове затрещали, кожа покрылась волдырями, словно в кипяток окунули. Игнат орал все время, что находился в портале, а потом его швырнуло на что-то твердое. Последнее, что он увидел перед тем, как отключился, это как схлопывается за его спиной необычный портал.
Он пришел в себя от скрипа собственных зубов, все тело жгло, особенно открытые участки. С трудом разлепив правый глаз, он мутным взглядом попытался окинуть местность. Получилось плохо, ясно только, что вокруг много камней, а еще шумит вода. Этот звук просто сводил егеря с ума, горло першило, словно его тоже обожгло, хотя, скорее всего, так оно и было. Но больше всего Игната беспокоила нога, по которой пришелся удар бича. Видок собрался с силами и попытался сесть. От малейшего движения в глазах снова потемнело, но вскоре туман рассеялся, и он смог осмотреть себя. Одежда приняла основной удар огненных жгутов, или из чего там был сотворен этот портал? Во многих местах куртка прогорела насквозь, досталось и рубахе, больше всего на рукавах, штаны тоже в дырах, под которыми видны ожоги. Кольчуга защитила тело лучше всего, под ней жжения не чувствовалось, сильно пострадало лицо и ладони, они щепали нещадно. Наконец, Игнат смог раскрыть второй глаз. Уже неплохо – оба целы. А вот правое бедро, куда пришелся удар магического бича, выглядело отвратно – запекшаяся кровь в длинной обожжённой ране с почерневшими краями, идущей от поясницы к колену. О том, чтобы идти, и речи не шло, рана была такой глубокой, что видна кость. Фарат не сможет его подлатать, в лучшем случае джинн справится с ожогами, но бедро нужно восстанавливать в больничке и даже не одну день. А еще звук льющейся воды просто сводил с ума. Она была где-то недалеко слева среди больших камней, но вот чтобы добраться до нее, нужно встать и оглядеться. Игнат повернул голову и обнаружил винтовку, та целая и невредимая лежала в паре метрах от него. Сцепив зубы, он подполз к оружию и подтянул его к себе. Взяв то, что служило ему несколько лет подряд верой и правдой, он понял что больше винтовка стрелять не будет никогда, похоже, на нее пришелся частичный удар бича, который почти разрубил ее на пополам, повезло что уцелела руна и батарея. Морщась от боли, Игнат обожжёнными руками снял с нее все, что было ценным, после чего бережно положил верное оружие на камни. Рюкзак за спиной, как же он мог про него забыть? Там тавро с рунами, и среди них руна лечения. Максимум на что он мог рассчитывать, что руна временно снимет боль и хоть немного почистит рану на бедре. Стиснув зубы, он достал тавро и вжал в ногу, полыхнуло зеленым, боли почти не было, зато сразу стало легче. С тоской Игнат подумал о трофейном зелье регенерации, которое осталось в его комнате в кожаном сундучке, он его просто забыл, вспомнив о нем только после телепортации к руинам замка. Порывшись в рюкзаке, он нашел походный паек и флягу, наполненную наполовину яблочным вином. Его было мало, но все же хватило хоть как-то смочить горло и задавить жажду. Но до воды нужно добраться как можно быстрее. Руна лечения работала, боль почти ушла. Если бы она могла залечить все, лекарки были бы не нужны, они бы просто потеряли доход.
Кое-как поднявшись, Игнат осмотрелся. Он оказался на склоне горы, под ним после крутого спуска поднимался густой сосновый лес, уходящая серость и поднимающееся солнце говорило, что он провалялся в отключке ночь и большую часть дня. Горный ручей обнаружился шагах в сорока. На эти сорок шагов ушло много сил и полчаса. Когда он рухнул рядом с журчащей водой, то понял, что встать прямо сейчас не выйдет, весь резерв ушел на то, чтобы дойти. Погрузив лицо в воду, он напился, потом наполнил флягу. Руна прекратила действие, и боль медленно возвращалась. Пожевав копченого жесткого мяса и снова напившись, Игнат почувствовал себя лучше. Теперь нужно добраться до нормальной земли и воспользоваться руной поиска. На нее сил должно хватить. Игнат с тоской вспомнил сундучок с зельем, забытый впопыхах. Регенерация, увеличенный резерв силы вдвое, скорость. Черт, когда все это нужно, никогда ничего нет под рукой. Из оружия только нож. Ремень, на котором висела кобура с пистолетом, был перерублен бичом ведьмы и, видимо, слетел с него, когда он прыгал. Стянув остатки куртки, почти неповрежденную разгрузку, а затем и кольчугу, Демидов разорвал то, что осталось от рубашки на лоскуты, и кое-как перевязал рану. Обрывков не хватило, повязка вышла плохой и норовила соскользнуть с ноги. Одевшись и поежившись от прикосновения холодного металла к голому телу, егерь, сцепив зубы, поднялся и стал спускаться со склона. Раненая нога подвела через пару шагов, запнувшись, Видок кубарем полетел вниз.
Похоже, Игнат снова отключился. Когда он открыл глаза, было уже позднее утро. Он лежал на животе среди мелких камней, больно впивающихся в тело, солнце спряталось, над горами повисли тяжелые серые тучи, не предвещающие хорошей погоды, и вот-вот готовые разразиться дождем.
Игнат мысленно выругался. С каждым часом его положение становилось все хуже. Из оружия – кинжал и рунный нож, сил осталось только на руну поиска. Рана в результате падения открылась и начала кровоточить, а еще горы, в княжестве Дар их нет, ближайшее, на границе равнины и степи, это недели пути на багги. Как же нужно было вляпаться! Что случилось с порталом? Почему тварь магички не пошла следом? Или пошла да не вышла? Почему она не удержала портал? Или не она его открыла? Возможно, у нее есть союзник, который запустил сюда тварь, ведь перед нападением Веревея-Светана совершенно спокойно занималась трупами и никакой магии не творила. Что же произошло?
Эти мысли неслись в голове Видока, стремительно сменяя друг друга, но времени на то, чтобы найти ответы, просто не было.
Демидов дополз до соснового ствола и попытался сесть, его снова прострелила боль в пояснице, но он сцепил зубы и, глубоко вдохнув, постарался унять ее. Подняв веточку и расчистив от хвои кусок земли, он принялся дрожащей непослушной рукой выводить руну поиска. Пришлось перерисовывать трижды. Наконец, она получилась читаемой, кривая, но вроде бы рабочая. Он пустил себе кровь, понимая, что эта рана подкосит его, но делать было нечего. Он сосредоточился на Сторожье, руины замка его не интересовали. Кровь окропившая контуры начертанные на земле пузырилась. Очень тяжело в состоянии Игната было держать в мыслях офис братства и Деда в нем. Сознание плыло и грозило отключиться, боль не давала сосредоточиться, но он справился. Игнат не знал, сколько прошло времени, но кровь вдруг собралась в тонкую линию, вытянувшуюся на метр, может, даже чуть больше и без всякой стрелки, что говорило только о направлении, и указывала она на горы. Значит, до Сторожья сотни километров, если не тысячи. Четкий результат руна давала километров на пятнадцать, а тут только примерное направление с диким разбросом.
Игнат закрыл глаза, он очень устал, нужно было поесть и смочить пересохшее горло. Но если он сейчас отключится, то может уже не проснуться. Кое-как разлепив тяжелые веки, егерь, скрипнув зубами, стянул рюкзак и достал пару кусков вяленого до каменного состояния мяса и флягу с водой. Сделав глоток, он начал посасывать солоноватую полоску. Размочив ее слюной, он хорошо разжевал ее, сделал новый глоток, и так по кругу, пока то, что он отмерил себе на обед, не кончилось. Теперь нужно было заняться лечением, это огромный риск, если он потеряет контроль над коконом, то джинн может его захватить, хотя стать одержимой тварью не так уж и плохо в той ситуации, в которой он оказался.
– Фарат, – приоткрыв кокон, обратился он к джинну, – если я умру, то и тебе не жить, мне нужно по максимуму залечить эту серьезную рану. Ты станешь очень силен, напитавшись моей болью, а я наоборот слаб. Если рванешься, я не удержу тебя, но в этих пустошах ты умрешь через пару дней, вряд ли такой джинн, как ты, захочет захватить тело какого-нибудь мелкого грызуна. Я требую клятву.
Джинн заворочался, боль хозяина доставляла ему наслаждение, но он понимал, что чем лучше сохранность куска мяса, в котором находится его темница, тем лучше. Ответный образ с клятвой сделать все возможное пришел Игнату почти мгновенно, но даже его прием вызвал слабость. Демидов пробормотал ритуальную фразу:
– Принимаю клятву, – и приоткрыл кокон.
Фарат не стал рваться, как сделал бы это обычно, человек был хрупок, и на данный момент очень уязвим, а существовать в тушке грызуна или развоплотиться джинна не прельщало.
Игнат держался с большим трудом, рана перестала болеть, но он знал, Фарату не залечить ее, только слегка подлатать сможет. Для того, чтобы затянуть ее целиком, потребуется не меньше пары недель, ежедневного воздействия хотя бы по паре часов, а этого времени у него нет. Скорее всего, вообще все это барахтанье зря, если он, конечно, не в Орежском княжестве. А что, логично. Новин работал на графа, родом оттуда, Веревея зачистила его, чтобы он не сдал работодателя. Так может и монстра прислал кто-то от графа? Но почему портал увел в горы, а не в подвал замка Димитрия или во двор, или еще куда? Эти мысли помогали ему оставаться в сознании и держать приоткрытым кокон, но Демидов чувствовал, как с каждой минутой становится сильнее джинн. Он не знал, сколько продлилось лечение, но понял, еще немного и Фарат станет сильнее, чем кокон, а этого было нельзя допустить даже при наличии клятвы.
– Хватит, – послал он мысленный приказ.
Джинн послушно вернулся в кокон, он был доволен результатом, он неплохо подпитался болью носителя.
Первая капля упала на землю, за ней еще одна и еще, дождь становился сильнее с каждой минутой, густые лапы ели, раскинувшиеся над головой, хоть как-то задерживали влагу. Нога начала ныть, клонило в сон, и Игнат понял, что сил на сопротивление нет. Он, как мог, свернулся и, закрыв глаза, моментально уснул.
Его разбудил Фарат, джинн рванулся, кокон едва удержал его. Игната просто перекосило от боли, но, открыв глаза, он понял, в чем причина, прямо на него с пяти шагов смотрела его смерть.
– Лешак, – с тоской в голосе произнес Игнат и попытался подняться, потянув из ножен на груди кинжал.
Даже если бы он был совершенно здоров и вооружен винтовкой, закачан рунами и на заклинании скорости, все равно расклад был бы пятьдесят на пятьдесят. Очень редкий и крайне опасный вид нелюди. Лесовики, по сравнению с ним, так, легкая разминка. Крепкий монстр метра полтора в высоту с кожей напоминающей кору дерева, с четырьмя длинными узловатыми руками, и таким же количеством ног. Он был медленным по сравнению с большинством тварей, на людей нападал редко, но если нападал, это почти всегда был верный приговор, пробитые насквозь или раздавленные тела – вот все, что оставалось после встречи. Но самым поганым было то, что его очень сложно убить, такого количества неуязвимых мест не имела ни одна тварь. А еще он чихать хотел на пули из чистого железа, только огонь. А вот его как раз у Игната не было. И вот этот пенек с глазами стоял, уставившись на раненого человека, который прижался к стволу сосны, словно решая, атаковать или уйти.
– За. м ты зде… ч. ло. к? – неожиданно скрипя, словно несмазанная петля произнес он тихо.
Видок понял, что говорит нелюдь, с огромным трудом.
– Случайно вышло, – решая, что потрепаться пока что лучше, чем быстро и бесславно сдохнуть.
– Э.о м. й ле., – заметил голос-скрип. – У. оди к св..м.
– Охренеть, – ошарашено выдал Демидов, – ты отпускаешь меня?
– И.и, – медленно и неразборчиво ответил лешак.
– Где люди? Я не знаю, куда идти.
– И.и по ка. ню на во. ход свет. ла, там вс. рет. шь др.г. х ч. лов.к.в. Но торопись, скоро я буду голоден, я чую, в тебе живет дух моего мира, любопытство привело меня сюда.
И лешак, развернувшись, ушел вглубь чащи.
– Охренеть, – словно заведенный, выдал опешивший Игнат.
Говорящая нелюдь не новость, но вот нелюдь, которая не добивает раненого человека, и просто уходит прочь, сообщив ему информацию, из ряда вон, такого Демидов не видел за свою жизнь. Мало того, он даже не слышал о таком, и это за четыреста лет войны с нелюдями. Несмотря на то, что произошло, Игнат понимал, что нужно сваливать, а для этого нужны ноги, а у него только одна. Тогда нужен костыль. Оглядевшись, он увидел подходящую молодую елку. Две минуты работы кинжалом, и у него есть вполне приемлемый костыль. Но одного мало, не прыгать же? На поиски второго ушло еще полчаса. Результат того стоил, передвигаться стало проще, раненая нога причиняла меньше беспокойства, правда, его самопальные костыли теперь угрожали подмышкам. До конца дня он прошел не больше трех километров. Сколько раз он упал, Демидов не считал, но когда в лесу уже начали сгущаться сумерки, он рухнул на ковер иголок и понял, что больше не в состоянии сделать ни шагу. Укрытием ему послужили два ствола, рухнувшие друг на друга. Егерь заполз в переплетение ветвей и достал руну лечения, запас сил в аккумуляторе тавра стремительно таял скорее всего это последний раз, но боль хотя бы на время отпустила, рана снова начала гноиться, и временное облегчение было очень кстати.
Ночью снова пошел дождь, укрытие оказалось ненадежным, и к рассвету Видок вымок и замерз. Сжевав еще один кусок мяса, и запив его водой, он выбрался наружу и, мерно прыгая на костылях, пошел в указанном лешаком направлении. Игнат надеялся, что нелюдь не пошутила, и он выйдет к людям. Руки и подмышки от непривычного и неудобного способа передвижения болели. Нога была все хуже, сил почти не осталось. Шли часы, мерное передвижение загоняло Игната все больше в ступор. Он не спросил у лешака, сколько идти до людей. А а вдруг далеко? Если завтра не выйдет, то уже не выйдет никогда.
Когда он вечером рухнул под очередную елку, то понял, что нужно поесть чего-то горячего. Кроме того у него явно жар, весь день он много пил, но это мало помогало. По его прикидкам он прошел километров десять, горы справа стали еще выше и круче, буквально в двух сотнях метрах вверх вздымались почти отвесные стены.
Маленький походный котелок повис над небольшим костерком, Демидов все же набрался сил и развел огонь. В голове было совсем пусто, он смотрел на языки пламени, понимая, что похоже ему уже не выбраться из этой переделки. Каша подгорела, но он был рад и такой. Нога пульсировала, и от нее пахло гнилью. Скорее всего, утром он уже не сможет подняться, а потом придут те, кто закончит его существование: или нелюдь, или дикое зверье. Сил отбиться даже от обычного волка у него не хватит.
Поев, Игнат почувствовал себя лучше и позволил себе небольшое лечение. Джинн, снова дав клятву, немного почистил рану, теперь она была не такой грязной, но на этом успехи кончились.
Ночь прошла в бреду. Игнат метался на подстилке из лапника, ему виделись люди, в большинстве они уже давно умерли. Гоша стоял весь истерзанный когтями, с кольчуги свисали лоскуты, только белое обескровленное лицо было целым и узнаваемым. Он стоял и с упреком смотрел на скрючившегося егеря. Потом появился Свен с порезанным горлом и залитой кровью грудью, импресарио стал рядом с Гошей и также молча, с укором смотрел на Игната. Потом пришла маленькая девочка с мамой. Давно это было, лет двадцать назад, Игнат не успел всего на несколько минут, услышал с дороги крик, бросился, но опоздал. Тогда он столкнулся с бродячими упырями. Потом были еще и еще, и все молча смотрели, словно он виноват в их смерти. Последней пришла Таня, обожжённая, в одних штанах.
– Ты, – вытянув красно-чёрный обугленный палец, прохрипела Сова, – ты всех нас убил.
А Игнат лежал на левом боку и не сводил взгляд с этих призраков, он уже ничего не соображал, его война кончилась, и он проиграл ее раненой ноге. Скоро он присоединится к этим сотням мертвецов, слишком большой багаж. Одних он помнил лучше, других хуже, но помнил всех.
И вдруг они стали таять, словно ветер уносил клочья тумана. А потом раздались голоса, тусклые, далекие, буквально на грани слышимости.
– Сдох?
– Да не, живой вроде. Нога только гниет, почернела вся. К ведьме его надо, иначе точно покойник.
– Может, ну его, все равно помрет, – предложил голос, который звучал чуть яснее и грубее. – Снимем сапоги, кольчугу да нож. Вон пули дорогущие, чистое железо, да и в рюкзаке, наверное, есть что интересное. Ему уже без надобности будет.
Мысли устало ворочались в голове Игната, он был в отвратном состоянии. Демидов уже перешагнул границу, когда наплевать, убьют его или бросят обобранным, все равно, заберут его вещи, или нет. А если все же решат отвезти к той самой ведьме, может, судьба?
– А что это за знак? – голос звучал отчетливей, похоже, один из мужчин нагнулся к нему.
– Может, герб цеховой? – предположил второй. – Похоже, ты прав, давай-ка лучше к ведьме. Вдруг, какая птица важная да богатая, отблагодарит, если выживет, а нет, вещички разделим, часть нам, часть ведьме.
Они подняли Игната, ногу тут же прострелила острая боль, на какое-то мгновение его взгляд прояснился, его тащили, подхватив под руки два здоровых мужика, похоже, они были выше егеря, поскольку ноги Демидова не доставали до земли. Фарат завозился в коконе. Игнат очень четко ощущал, что кокон ослабел, похоже, это было завязано на его состояние, и если джинн рванется, ослабшая темница его не удержит, он сможет овладеть телом одного из мужиков, и тогда получится одержимый, сильный одержимый.
– Не надо, – стараясь сформировать мыслепросьбу и отправить ее джинну, попросил Видок.
Видимо, получилось, поскольку в мозгу яркой вспышкой появился ответ: «Я жду». Эти мелкие усилия добили Игната, и он отключился.
В следующий раз он пришёл в себя лежащим на куче лапника, пахло свежей хвоей, вокруг было темно, пол покачивался. Игнат пошарил, но рюкзака не нашел, а ведь там были остатки воды, губы потрескались, во рту адская топка. После того, как воды не обнаружилось, пить захотелось еще сильнее. В голове начала носиться навязчивая мысль – пить. Его ощутимо тряхнуло, рана отозвалась жуткой болью, он застонал, а сознание снова померкло.
– Как думаешь, не подох? – раздался голос, а потом по глазам резанул свет.
Игнат увидел над собой склонившегося бородатого мужика, здорового, косматого со шрамом через подбородок.
– Нее, жив бродяга. Силен мужик, может, ведьма и вытащит. Мне кажется, он меня слышит.
– Пиииить, – прохрипел Демидов.
– Тавр, дай его флягу, там вроде вода плескалась.
Свет на несколько мгновений стал тусклее, а потом сильная рука приподняла его голову и прижала к потрескавшимся губам горлышко фляги. Мгновение, и в рот полилась теплая, но все же вкусная вода. Он пил, проливая почти все, под кольчугой стало сыро, но это приятно холодило тело. Наконец, фляжка опустела, жажда еще терзала, но уже не так сильно.
– Ты кто, чей знак у тебя на плече?
– Егерь, – прошептал Игнат.
– Какой егерь? – удивился мужик. – Тавр, ты слышал про егерей?
Но Игнат чувствовал, как проваливается в омут беспамятства, и ответить уже не успел. Зато снова появились мертвые – Гоша, Свен, Сова, другие егеря и люди, которым он не смог помочь, вот Ариана и Рена, другие инквизиторши и магички, оставшиеся навечно безымянными для него, даже пара мордоворотов Светаны-Веревеи были тут, один держал в руках оторванную бичом голову. И снова ветер унес их, как туман. И в его сознание вторгся женский голос, неприятный, немного тяжелый и грубый.
– Не сметь, – приказал он, – держись, не для того я на тебя силы трачу, не пускай мертвецов, гони их прочь.
Игнат так и не смог открыть глаза, только прошептал:
– Повинуюсь.
Назад: Глава пятая Принимаю бой
Дальше: Глава седьмая Дикие земли

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт