Книга: Брошенная колония
Назад: Глава девятая Работа, которая была не нужна
Дальше: Глава одиннадцатая Пора домой

Глава десятая
Дорога на Северск

Игнат проснулся от боли в груди, джинн рванулся из кокона очень сильно. Обычно Фарат не имел дурной привычки подобными фокусами будить хозяина, но на сей раз нашлась причина – неподалеку раздавались голоса людей. Похоже, кокон слегка ослаб за эти дни, и джинн теперь снова мог частично наблюдать за миром без участия Игната, он почуял чужаков.
Демидов вытащил трофейный пистолет, еще вчера он заменил магазин с пулями из чистого железа на обычные полые. Натянув штаны, он понял, что обуться уже не успеет, люди очень близко, еще немного, и они обнаружат поляну.
Мила подняла голову с импровизированной подушки – свернутого плаща Видока. Игнат прижал палец к губам и прошептал:
– Тут люди. Трое, заходят с разных сторон, они уже обнаружили нас. И мое чутье говорит, что сейчас прольется кровь, нормальные путники не крадутся, чтобы пожелать доброго утра.
Игнат стремительно рванул из палатки, в кувырке забирая правее, поскольку слева тлел костер. Грянул выстрел, который пришёлся в землю там, где он был мгновение назад, но егерь уже вышел на предел собственной скорости, он уже обнаружил всех трех противников, и даже приоткрыл кокон, Фарат заслужил свою жертву.
Первый выстрел Демидов сделал навскидку, выходя из кувырка. Пуля угодила мужику в кожаном плаще в живот, тот еще даже не понял, что ранен, а Игнат снова крутанулся через правое плечо, выходя на самого опасного из них, прикрытого палаткой. Тот рванул в сторону, стараясь держать между шустрым егерем и собой препятствие, но скорости ему не хватило, для Игната он двигался очень медленно, словно продирался сквозь кисель. Дважды выстрелил пистолет Видока, и мужик начал падать на землю с простреленными коленными чашечками, в таком темпе прицельно стрелять на пять метров для егеря никакого труда не составляло. Кроме того, человек показался ему смутно знакомым. До третьего, скрывающегося за кустами и еще не достигнувшего лагеря, похоже, только начало доходить, что что-то пошло не так, ведь пока весь бой занял всего десять секунд. Он вылетел на поляну с пистолетом в правой руке и здоровенным тесаком в левой как раз, чтобы развернувшийся в его сторону Игнат, уже вышедший из своего темпа, прицелился и сделал дырку в груди. Нападавший рухнул плашмя, так и не узнав, что его дружки уже сдулись. Тот, что словил пулю в живот, выл на весь лес, и ни на что не годился. Демидов встал, подошел к дереву, за которое успел заползти подранок, и выстрелом в голову оборвал его мучения.
За палаткой вопил налетчик с простреленными ногами, вот с ним точно мог получиться разговор. Тем более Видок его вспомнил, этот человек был с Тавром, когда фермер нашел его, именно он предлагал его добить и обобрать.
Мила вылетела из палатки – бриджи на голое тело, винтовка в руках. Она завертела головой, выискивая опасность, но увидела только егеря с пистолетом.
– Все, можешь идти одеваться, – усмехнулся Демидов, – опасности больше нет. Тот, что так воет за палаткой, пригодится для разговора. Он, кстати, работает на нашего заказчика. Вопрос только в том: это его собственная инициатива или хозяин фермы приказал нас, или скорее тебя, зачистить? Хотя, может, и не он, а она?
Мила после этого монолога окончательно растерялась. Обнаженной груди она не стеснялась ни сколько, обогнув палатку, девушка посмотрела на раненого.
– Это Борис, управляющий Тавра. Поговаривают, что раньше он разбоем промышлял, но Тавр его выкупил и приблизил, уж больно деловая хватка у него мощная. Я его давно знаю, лет семь, наверное, как он тут поселился.
– Люди пропадали?
– Это пограничье, здесь подобное не редкость, – резонно заметила Мила и забралась в палатку.
Через пару минут она вышла оттуда полностью одетой.
– А может, с того времени, как он тут прописался, пропадать стало больше людей?
Дочка ведьмы задумалась.
– Я не слишком часто бываю в этих местах, но да, возможно такое.
Игнат, неторопливо направился к катающемуся по земле раненому.
– Мила, у тебя зелье снять боль найдется?
– Есть, но на него жалко тратить, – резонно заметила та.
– Тогда достань тот кожаный рюкзак, который побольше, там, в правом наружном кармане, тавро с руной лечения, мне нужно временно снять с него боль, иначе эта падла говорить не сможет.
– Может, к матери его отвезти? – предложила напарница.
– Зачем? Я его и так выпотрошу, а твой «глаз» все зафиксирует.
– Просто тогда можно будет обойтись без пыток, зелье правды, и он выдаст все секреты.
Игнат проигнорировал это предложение. Перетянув ремнями ноги выше ран, он разрезал ножом штанину и припечатал руну. Раненый прекратил орать. Конечно, магический знак не залечит рану, но боль временно снимет.
– Слышишь меня, Борис, – спросил Игнат, – зачем ты сюда пришел? Только не лги, а то я в тебя подселю духа, и он выпотрошит все твое примитивное сознание, правда, после этого мне гуманней тебя будет пристрелить. Ну, говори, не затягивай, у меня мало времени.
– Тавр приказал поискать вас и помочь, если что, – испуганно затараторил управляющий.
– Верю, а убить, кто нас приказал? Он или ты сам решил? Ну!
Борис вздрогнул от резкого окрика.
– Мы не хотели, только вас искали.
– Врешь, падла, я твое гнилое нутро чую, смердит от тебя подлостью, предательством и алчностью, ну, колись, сука, иначе минута, и джинн твое сознание в кашу превратит.
– Я сам. Много у вас ценного, хотели по тихой продать. Твоя кольчуга уже состояние.
– Верю, – уже спокойно, поскольку признание получено, сказал Демидов. – Часто такое проделываешь?
– Не очень, народу тут мало ездит, так, раз в пару месяцев грабанем одиночку, и закапаем в лесу.
– Трофеи куда деваешь?
– Свистун сбывал в Северске, деньги в банк клал. Пощади, у меня много денег, половина твоя.
Игнат поднялся и посмотрел на стоящую рядом Милу.
– Записала?
Та кивнула, не сводя глаз с пленника, таково презрения и ненависти Игнат еще не читал ни в одном взгляде.
– Ты многих пощадил? Они ведь тебя наверняка молили, не верю я, что вы всех сразу убивали.
Игнат приоткрыл кокон и мысленно поинтересовался: «Готов?». Джинн буквально лучился от счастья в предвкушении чужой смерти. Демидова от подобного слегка покоробило, но он отлично знал, кто перед ним. Рунный нож вошел между третьим и четвертым ребром, управляющий, и по совместительству грабитель, дернулся и затих, а Фарат впитал покидающую мертвую оболочку сущность.
Оружие и имущество грабителей свалили в кучу: две старых винтовки, вроде той, что предлагал Гир за пять золотых, но в довольно хорошем состоянии, один пистолет, кинжал, в кошелях нашлось прилично серебра – вот, в принципе, и вся добыча.
– Тут наверняка еще машина где-то припрятана, – предположил Игнат.
– Вот только, скорее всего, она принадлежит Тавру. Так что, надо вернуть.
– Пусть сам забирает, – отмахнулся егерь. – Ну что, трофеи пополам поделим, когда толкнем?
Мила пожала плечами.
– Я бы еще с них шмотки снял, у Бориса отличные сапоги, жалко пыльник у того, что пулю в живот словил, испорчен. Кстати, ты их знаешь?
– Одного видела на погрузке, похоже, тоже на ферме работает. А вот второй незнаком, думаю, он с лесопилки, которая тоже Тавру принадлежит. – Она посмотрела на лежащего на краю поляны покойника. – Много у него смолы в волосах.
– Может, и так, – согласился Игнат, потом посмотрел на напарницу. – Ну что, наше соглашение соблюдено?
Дочка ведьмы кивнула, потом неожиданно спросила:
– Неужто я тебя не зацепила? Кто тебя там ждет, что ты так хочешь от меня сбежать? Хотя, не отвечай, не желаю знать.
Игнат на это только хмыкнул. Ну, что сказать? Хорошая она, но правильно заметила – не зацепила. Они доели остаток варева из котелка, запили водой и разъехались в разные стороны. Игнат взял курс на дом Тамары, а Мила двинула объясняться с Тавром.
Через час Демидов выбрался на дорогу, а еще через пять уже подъехал к знакомому дому, стоящему посреди леса.
– С дочерью моей все в порядке? – выйдя на крыльцо и уперев руки в боки, своим грубоватым голом поинтересовалась ведьма. – Смотри, если обидел ее, я с тобой такое сотворю, что все твои проблемы со здоровьем покажутся легким насморком.
– Нормально все с ней, осталась у Тавра решать вопросы, – присаживаясь на ступеньку, ответил Демидов. – А вот когда ты мне хотела сказать, что я племенной бычок для твоей дочурки из мутного пророчества деревенской знахарки, и я вам нужен, чтобы ребенка ей заделать?
– Рассказала, значит. Интересно, с чего бы? – садясь на лавку стоящую у дверей и глядя на егеря, поинтересовалась Тамара.
– Может, потому, что исполнилась вторая часть пророчества, и единственный способ затащить меня в койку, было сказать правду?
– Поругались? – хмыкнула ведьма.
– Не будем об этом. Я не знаю, смогла ли Мила забеременеть, но у нас с ней соглашение, и вас оно точно не касается.
– А ко мне чего приехал? Попенять, что не сказала?
– Вот еще! – отмахнулся Игнат. – Я работу взял на пару тварей у Тавра, так что, имею желание сбыть трофеи, оставшиеся с пары вертюхов.
– А ты и вправду хорош, – поднимаясь, удивленно произнесла Тамара, – в одиночку двух таких сильных нелюдей завалить. Или в паре с Милкой работал?
– Нет, сам, я не хожу с непроверенными людьми на большие дела. Будешь брать?
– Показывай, что у тебя там.
Игнат достал кожаный баул и прошел в дом следом за хозяйкой.
– Хорошо поработал, – глядя на почти двойной комплект потрохов и флягу с кровью, похвалила Тамара. – Это стоит много золота. А яйцо чего не отдаешь?
– Хочу им переход оплатить.
– Практичный ты, – усмехнулась ведьма. – Сорок золотом.
Игнат прикинул, по ценам княжеств выходило, что его накалывают на двадцать чеканов минимум.
– Золотая середина, – предложил Видок, – полсотни, и мы договорились.
– По рукам. Редко мне подобное привозят. Вертюхи не частые гости в наших местах. Дай-ка мне сумку, почищу.
Игнат выложил на стол зачарованный баул. Тамара, заглянув внутрь, поморщилась, после чего сделал какой-то жест, и все, что налипло внутри, исчезло. Потом достала из шкафа мешок с монетами, вынула десяток и протянула Игнату.
– Ровно полсотни. Поешь или поедешь?
– Поеду, – улыбнулся Игнат, – но за предложение спасибо. Нужно добраться до фермы Тавра. Кстати, вот еще что, я в той пещере закрыл щель, так вот, она мне такую ответку дала, что я едва не сдох, чудом удержал руну.
Тамара озадаченно уставилась на него.
– А в чем это выражалось?
– Разрыв начал тянуть энергию обратно, используя меня, как собиратель. Мне было не до наблюдений, но показалось, что та на какой-то момент прекратила схлопываться и стала расширяться.
Ведьма озадаченно уставилась на него.
– Странно это, никогда мне про такое не рассказывали. Несколько раз я сама закрывала щели и не ощущала ничего похожего. Нет, Игнат, боюсь, я ничем тебе не помогу. Если нечто похожее происходило, то тебе нужно узнавать про подобное в Золотом городе. Туда стекаются новости со всех княжеств. Возможно, какая-нибудь информация есть у гильдии. У нас же тут нет никакого объединения, мы просто берем учениц.
– Спасибо и на этом, – поднимаясь, поблагодарил Игнат. – Прощай, Тамара, на этот раз, наверное, навсегда. Желаю тебе получить внука или внучку, и если будет девочка, пусть она станет такой же сильной ведьмой, как и ты.
– Спасибо, егерь, – улыбнулась магичка, – и спасибо, что не забрал мою дочь.
Видок улыбнулся в ответ и вышел из дома. Минута, и трофейная багги несла его прочь от дома лесной ведьмы. Теперь осталось только добраться до Северска и уговорить открыть портал, здесь его ничего больше не держало.
До фермы Тавра Игнат добрался уже в сумерках, кто-то из работников открыл ему ворота, запустив во двор. Багги Милы стояла справа от дома. Игнат пристроился рядом и выбрался наружу.
На крыльце показался хозяин, он был очень мрачным. В принципе, Игнат его отлично понимал, трое его людей долгие годы грабили и убивали, а он не догадывался.
– Пойдем, поговорим, – бросил фермер и скрылся в доме.
Игнат взял винтовку и направился в дом. В столовой было людно. Мила сидела напротив Лары, дочка хозяина зыркнула на егеря и тут же отвела взгляд. Жена Тавра выглядела гораздо лучше, чем в последнюю встречу, но на ее лице лежал отпечаток свалившийся проблемы.
– Есть будешь? – спросила она, но в голосе было не слишком много доброжелательности.
– Буду, – согласился Демидов, – только руки помою. Мою комнату еще не сдали?
Тавр покачал головой. Видок улыбнулся всем и, сходив к багги, забрал все три рюкзака с добычей, после чего вернувшись в дом, направился в крыло для слуг. Сбросив вещи, он привел себя в порядок, и уже через пару минут наворачивал горячий куриный суп за накрытым столом, остальные вяло ковырялись вилками в жарком.
– Вы чего такие кислые? – усмехнулся он. – Или умер кто?
– Прекрати валять дурака, ты моего зятя убил, – мрачно заметил Тавр.
– Ну, скажи спасибо, что такую мразь на тот свет отправил, и улыбнись, – спокойно ответил Видок, отодвигая опустевшую тарелку и принимаясь за жаркое.
– Если это всплывёт, – нервно произнесла Олена, – мы потеряем авторитет, в этих местах нашу семью уважают, но когда выяснится, что муж Лары убийца и грабитель, никто из местных больше руки не подаст.
– В чем проблема? – не понял Игнат. – Я не настаиваю на публичной порке, в этих местах люди часто пропадают. Подох Борис, и пес с ним. Если Мила не скажет, я тоже не скажу, звери быстро дело сделают.
– Скоро их хватятся, – разумно заявил Тавр, но его лицо при словах Игната слегка просветлело, – и рабочего с лесопилки, и Бориса с Дэном, и я просто обязан буду отправить людей на поиски, никто не знает, куда я их отправил ночью.
– Тогда вообще никаких проблем.
– Кроме трех трупов с огнестрельными ранениями, лежащих в центре чужого лагеря.
– И что?
– А то, что люди не идиоты, они догадаются, чей это лагерь.
Игнат отхлебнул из бокала молодого вина, очень недурственного, надо сказать.
– Я не понял, ты предлагаешь мне еще день потерять и ехать прятать тела, спасая твою репутацию? Не многовато ты с меня просишь? Запись ты видел?
Тавр нехотя кивнул, остальные тоже.
– Копию сделал?
– Сделал.
– Вот и хорошо. Не верю, что у тебя не найдется двух верных людей, которые найдут трупы и будут держать рот на замке. Привезут, закопаете, как добропорядочных граждан, обвините мифических бандитов, а можете просто там закопать, типа пропали без вести.
Тавр задумался.
– В принципе, если вы шум не поднимете, можно будет их найти и закопать по тихой, но не как бандитов. Мила, что скажешь?
– Тавр, ты мне много раз помогал, Игнат тебе жизнью обязан, думаю, мы можем закрыть глаза на произошедшее. Завтра утром мы уедем, если, конечно, у егеря не осталось здесь никаких планов. Кстати, насчет оружия бандитов, оно ведь у нас, и если мы его продадим Гиру, и его опознают, будет проблема.
– Это оружие не личное, оно из моей оружейки, – мрачно заметил Тавр. – Оно распространенное, никакого эксклюзива. Давай я стволы выкуплю, по пять золота за каждый. Все равно бы Гир дал меньше.
– По рукам, – легко согласился Игнат, он прикидывал, что старый торгаш даст в лучшем случае по две монеты за единицу.
– Вам как, вместе стелить? – спросила Олена.
Игнат уже хотел сказать раздельно, но Мила его опередила.
– Отдельно, если не трудно, – попросила она.
Семейство фермера удивленно переглянулось, но больше никакой реакции не последовало.
Игнат благодарно посмотрел на Милу, он так устало за эти дни, да и прошлую ночь она выспаться не дала, и плевать она хотела, что вымотался, для нее было важнее ребенок из пророчества.
– Когда будить? – спросил Тавр.
– Давай часов в десять, – попросил Демидов, – отдохнуть нужно. Спасибо, хозяева, за стол, очень все было вкусно. А теперь я, пожалуй, спать завалюсь. Результаты вы знаете, Мила вам все рассказала. Твари мертвы, разлом закрылся, я свой договор выполнил сполна. Есть ли у вас ко мне претензии?
Собравшиеся за столом отрицательно покачали головами.
– Ну, тогда я спать.
– Оружие, – напомнил Тавр.
– Точно, – устало потерев лицо, отозвался Видок. – Сходишь со мной? Деньги можно и утром.
Хозяин кивнул и пошел следом, за егерем. Получив рюкзак, куда Демидов запихал разобранные винтовки и пистолет, фермер пожал Игнату руку и оставил его одного. Едва за ним закрылась дверь, как усталый охотник на нелюдей сбросил с себя одежду и, сунув пистолет под подушку, рухнул в кровать и мгновенно уснул. Не снилось ничего, а может, и снилось, но когда он утром открыл глаза, никаких воспоминаний не сохранилось.
Часы показывали без двадцати десять, когда Игнат одетый и умывшийся, с чистой головой, вышел к столу, за которым в одиночестве сидела Мила и о чём-то напряженно размышляла.
– Сейчас завтрак принесут, – сказала она. – Тавр, взяв с собой двух надежных людей, уехал по нашим координатам. Вот, – она протянула ему мешочек, в котором что-то звякнуло, – это деньги за стволы, он не захотел тебя будить. Может, зря ты не стал раскручивать дело?
Игнат забрал плату и сел напротив.
– Мне это без надобности, мне тут не жить, скоро я уйду через портал, и скорее всего, никогда не вернусь. Это ваши дела, и я не собираюсь в них лезть.
На пороге столовой появилась та самая служанка, что мялась перед его дверью ночью. Поставив на стол поднос с картофельными оладьями, миску со сметаной и чашку с чаем, она удалилась, призывно качнув бедрами, что Игнат проигнорировал, навалившись на еду.
– Когда едем?
– Сейчас доем, покурю, и вперед навстречу солнцу.
– Солнце будет у нас за спиной, – улыбнулась Мила.
– Плевать, главное вперед, хозяев ждать не будем. Продаем Гиру трофеи, и несемся дальше. Я и так задержался с этим леваком, нужно спешить.
Мила кивнула.
Через двадцать минут Демидов, закончив крепить сумки к багги, отшвырнул окурок последней папиросы, надо будет купить по дороге. Посмотрел на свою временную напарницу.
– Готова?
Та кивнула.
– Поехали, путь у нас с тобой долгий.
Вскоре через распахнутые ворота провожаемые взглядами нескольких рабочих и Лары с матерью, вышедших их проводить, два багги, одна за другой, покинули ферму. Причем Игнат был уверен, что дочка Тавра ничуть не опечалилась потерей мужа, судя по открытой доброй улыбке, которую она послала ему на прощание, муженёк он был так себе.
Спустя несколько часов они снова остановились у лавки снаряжения Гира. Игнат передал Миле оставшийся рюкзак, в котором лежали вещи и оружие покойных ловчих. А сам направился в магазин, торгующий припасами. Хоть Олена и снабдила их провизией на неделю, но вот курева у нее он просить не стал. Через пару минут Игнат вернулся к машинам, имея в кармане четыре пачки папирос.
Мила явилась минут через двадцать, неся в руках два кошеля.
– Надо сказать, довольно удачно, он все забрал и по хорошей цене, почти на сотню золотых вышло. Теперь надо к местной ведьме сходить, поскольку ты не догадался показать матери трофейные зелья. Хотя я и без нее скажу, типовой набор – скорость, сила, невидимость, ночной глаз. Правда, все в одном комплекте, видимо, второй они приняли, когда решили поохотиться ночью.
– Пожалуй, себе оставлю, – немного подумав, ответил Игнат, – у меня зелий вообще нет, пользуюсь редко, чаще рунами.
– Зелья дольше держаться. Наши ловчие знаками почти не пользуются.
Демидов забрал сундучки.
– Пригодятся. Ну что, поехали дальше? До заката мы успеем отмахать немало километров.
Путешествие выдалось необременительным. Свободная область, чем дальше от границ, тем гуще заселена. Уже на второй день дорога прошла еще через несколько похожих небольших поселков, ночевали в третьем, в котором была вполне приличная таверна, на втором этаже которой располагались комнаты для постояльцев. В большом бревенчатом зале за столами сидело человек двадцать, но свободных мест хватало. Получив ванну, ужин и койку всего за пять серебрушек с носу, Игнат признал цены вполне доступными, он был сыт, чист, служанка привела в порядок его пыльник. Хотя что там приводить протерла тряпкой влажной, хорошо плащ зачаровали.
– Госпожа ловчая, госпожа ловчая, – радостно улыбаясь, протараторил трактирщик, подойдя к столу, – как хорошо, что вы в наши края заглянули. Вы свободны или уже с заказом?
– Сожалею, Жан, я занята, и сейчас просто обязана спешить в Северск.
– Как жаль, – тяжело вздохнул трактирщик, – а то у нас тут твари невиданные появились, на кладбище мертвые встают. Вчера бабку одну сожрали, которая к сыну на погост пошла.
Игнат внимательно слушал, но пока не вмешивался. Мила перехватила его взгляд, но, видя, что егерь не возражает, задала вопрос:
– и давно у вас это и сколько всего жертв?
– Жертв три: мальчишка, старуха и наш местный дурачок. А продолжается это с неделю. Мужики ходили, целую ночь там проторчали, так и не увидели никого.
– А ничего странно перед этим не происходило?
Трактирщик пожал плечами.
– Ванька-плотник помер за два дня до этого, бревном раздавило, похоронили. Ведьма из портала выходила на следующий вечер, красивая, попросила вина, посидела, послушала на поминках и снова в портал ушла. Вроде все, народу мало последнее время проезжает.
Услышав про ведьму, Мила напряглась.
– Опиши ее.
Жан пожал плечами.
– Нууу, – протянул он, – красивая, как почти все из них, невысокая, с тебя ростом, волосы забраны в толстую чёрную косу, глаза злые, золотого оттенка.
Мила порылась в сумке и извлекла оттуда лист плотной бумаги, скатанный в трубочку, развернула, показала портрет.
– Она?
Жан радостно заулыбался.
– Эта дамочка из портала вышла. А что она натворила?
– Много чего. Зови законника, пусть даст знать огницам, что тут побывала Ната. Пусть скажут, что она создала бездыханного. Игнат, мне придется взять заказ. Конечно, уже завтра тут могут появиться огневицы, это аналог инквизиторш, они такими вещами занимаются, но они могут не успеть.
– Что за бездыханный? – спросил Демидов, ему не нравилась задержка, но долг егеря превыше всего, сначала работа, потом все остальное.
– Так мы зовем свежего мертвяка, поднятого ведьмой, наделенного силой и неуязвимого к обычному оружию. Он уже скопил достаточно сил и может напасть на поселок. Дел натворит, будь здоров.
– Марг, – коротко ответил Игнат, – так мы их зовем. Единственный способ убить – расчленить и сжечь. Беремся. Эй, Жан, сколько платишь за то, чтобы твоя деревенька до утра достояла?
– Да мы тут скинулись все понемногу, восемь золотых у нас.
Игнат скривился, за марга в княжествах меньше десяти никогда не давали, тварь он шустрая и очень сильная, особенно, если успел отожраться, это уже не волочащийся труп, а нежить.
Мила правильно поняла его выражение лица, работа должна быть оплачена, несмотря на то, что у егеря сейчас около сотни золотом.
– Жан, накиньте еще четыре, меньше за эту тварь давать стыдно.
– Конечно, госпожа ловчая, – с облегчением вздохнул трактирщик, похоже, он явно опасался, что сумма будет гораздо выше.
– Тогда пора за работу, – поднимаясь, произнес Игнат. – Нужен топор, большой, тяжелый, с широким лезвием.
Его голос звучал грубо, и Мила поняла, что ему очень не нравятся все задержки, которые не дают ему вернуться в княжества.
– Будет, – закивал Жан, – через пять минут доставят. Что еще?
– Цепь, стальная, толщиной с большой палец, длиной метра четыре, с чем-то тяжёлым на конце. Думаю, шара на полкило хватит.
– Найдется такое, сейчас принесут. Все?
Игнат покачал головой.
– И самое главное: мне нужна жертва – коза, свинья, овца. Без разницы, то, что послужит приманкой. Сомневаюсь, что кто-то из вас захочет добровольно занять ее место.
– Вы получите козу, – отозвался крепкий мужик, сидящий за соседним столиком.
Демидов посмотрел на часы, почти одиннадцать, времени до полуночи мало, нежить привязана к жестким законам, она активизируется в начале новых суток и умирает с рассветом, чтобы на следующую ночь восстать вновь. Мила посмотрела на него.
– На этот раз возьмешь с собой?
Видок утвердительно качнул головой.
– Возьму, мне нужен кто-то, кто меня прикроет. У тебя будет один выстрел, потом эта тварь ускориться и возьмется за нас. Ты охотилась на таких прежде?
– Не доводилось. Знаю ребят, которые сталкивались. Их было трое, в живых осталось двое.
– Нормальный размен, – усмехнулся Игнат, – особенно учитывая вашу любительскую подготовку. Итак, слушай внимательно. Мы привяжем приманку на кладбище. Тварь решит подкрепиться, если она созрела, а я в этом почти уверен. Прежде, чем пойти на людей, она поглотит сущность животного. Ты стреляешь ей в ногу, не цель в голову, бесполезно, это уже не добрый покойник, он изменился, его мозг надежно защищен. У тебя хорошая винтовка, но эту кость ей не пробить, ты должна попасть в колено разрывной пулей, при идеальном раскладе ногу оторвет, и тогда все станет гораздо проще. При ранении она серьезно замедлится. А вот если ты промажешь, мы с тобой будем иметь дело с разъярённой быстрой сильной нежитью. Стреляешь метров с пятидесяти. Справишься? Я сяду в засаду рядом с приманкой с топором и цепью. И если ты не подведешь, работенка выйдет простая.
Мила кивнула, как ей показалось, довольно уверенно.
Дверь распахнулась, и вошли два мужика, один вел на веревке козу, второй нес топор и цепь с какой-то железной болванкой на конце.
– Что ж, – произнес Игнат, осматривая запрошенное, – годится.
И направился в отведенную ему комнату за снаряжением. Мила с решительным видом шагала следом, но джинн послал хозяину полную палитру ее ощущений, ловчая жутко трусила, но была полна решимости сделать все, как надо.
До кладбища добрались за пятнадцать минут до полуночи. Маленькое, с покосившимися каменными надгробиями из обработанных камней и несколькими свежими могилами с краю, коих было ровно шесть. Козу Игнат привязал на открытом месте, сам же укрылся за здоровым валуном, на котором написано, что покоится тут Семен Лемешев, умерший почти сто лет назад. Мила устроилась метрах в двадцати правее еще за одной монументальной глыбой. Оба уже приняли эликсир скорости и ночного зрения, надо сказать, это гораздо лучше, чем заклятие и руна сияния, ночной глаз сделал темноту серой, правда, в отличие от знака не показывал магической активности.
– Почему бы просто быстро не разрыть его могилу и не сжечь останки, пока еще не поздно? – предложила Мила. – Ведь на этом маленьком погосте нет возможности запутаться. Успели бы.
– Не надо считать нежить тупой. Если бы мы занялись этим четыре часа назад, я бы так и сделал. Ты права, тут слишком мало мест, чтобы укрыться, но марг уже сменил обиталище, он может лежать в любой из этих свежих могил, нам просто не успеть осмотреть все, а угадать может и не получиться. Духи не чувствуют то, что уже мертво. Фарат мог почувствовать магию, которая поднимала марга, но определить местонахождение ему не дано, поэтому с нежитью работать гораздо труднее.
Игнат прислушался, где-то за спиной раздалось шебуршение, словно кто-то раздвигал палую листву. Демидов схватил винтовку, которая была прислонена к камню, и, вскочив, начал оглядываться. Вся засада пошла к демонам, у них не было времени осмотреть все кладбище, и это сыграло с ними злую шутку. Марг сменил не только могилу, но и сам тип убежища, расположившись под одним из трех десятков деревьев, которые родственники сажали над могилами.
Мила тоже поняла, что они просчитались и оказались между нежитью и приманкой, которая, чувствуя марга, оглушающе блеяла на всю округу и рвалась с привязи. Ловчая озиралась, вжав в плечо приклад винтовки и стараясь обнаружить тварь раньше, чем та обнаружит их.
Не повезло, переродившийся мертвяк вылез, прикрывшись стволом развесистого дерева, и, так и не показавшись, скрылся в густой кроне, сведя все преимущество выпитого зелья на нет. Там, среди ветвей и листьев, не было никакой возможности его обнаружить.
– Мила, меняй позицию, – не опуская винтовку, приказал Игнат, свою он зарядил вперемешку воспламеняющимися и разрывными. – Давай на открытое место ко мне за спину. И держи дерево на прицеле, может, повезет, и нам удастся его подранить.
Дочка ведьмы послушно начала пятиться, вскинув винтовку к плечу и не сводя взгляда с развесистой кроны.
Игнат же, отступив на пару шагов, оказался с другой стороны камня, теперь между ним и нежитью оказалась хоть какая-то преграда, а то пятнадцать метров открытого пространства было слишком мало для боя с быстрым, сильным и хорошо защищенным противником.
Марг, укрывшийся в густой листве ждал, дерево было высоченным, метров десять, а то и больше. Так прошло несколько минут. Мила встала на колено метрах в пятидесяти, стараясь выцелить «бездыханного».
– Шугани его, – приказал Игнат.
Выстрел ушел в крону, словно камень в пруд. Демидов отчетливо слышал, как пуля угодила в ствол или в ветку и вырвала кусок. И все. Марг не был человеком, он не понял, что выстрел был наугад в пустоту, и начал действовать. Черный силуэт скользнул по ветвям вниз и, приземлившись на ноги, пригнулся за не слишком большим белым надгробием, куда мгновение спустя угодила пуля из винтовки Милы, отколов приличный кусок. Нежить прыгнула, да, это был не человек, даже егерь, накаченный рунами и зельями, не смог бы прыгнуть в сторону на семь метров. Ловчая снова выстрелила, и снова мимо, и марг осознал, что пока он стремительно двигается, то попасть в него не смогут. Даже с зельем скорости тварь была быстрее людей. Мощными, стремительными прыжками, ломая траекторию, от укрытия к укрытию то, что раньше было человеком, рвануло к Игнату.
А егерь ждал и просчитывал каждое движение марга. Он знал, выстрел будет только один, Мила палила и промахивалась, пули ударяли либо туда, где тварь была, либо брала неправильное упреждение. А Игнат ждал. Прыжок вправо, влево, все, дальше только одно место, куда можно прыгнуть, оттолкнуться и напасть, дистанция смешная даже для человека. Мила не выстрелит, он на линии огня. Прыжок, винтовка легонько толкает в плечо, пуля летит в то место, где через мгновение должна оказаться нежить, и попадает, хлюпающий звук, словно она угодила в плотный сгусток чего-то мягкого. Тварь на секунду замерла, глядя на жертву перед ним. Дыра в животе размером с кулак, похоже, марга совершенно не беспокоила.
Игнат снова потянул спуск, хотя знал, не попадет, выстрел и прыжок совпали, и тут вмешалось удача, не зря он все же использовал перед выходом из трактира руну воина. Удача в бою – это не мифическое, а вполне реальное событие, когда что-то толкает тебя под руку, и летящая в тебя железка проходит всего в миллиметре от головы, или внутренний голос, говорящий, что самое время сделать то или иное. Вот и сейчас, похоже, сработала руна. Пуля угодила в камень, где только что сидела тварь, и, полыхнув огнем, запалила остатки штанов, которые лохмотьями висели на том, что раньше было человеческими ногами.
Нежить огня не любит, и марг вместо того, чтобы навалиться на уже такую близкую мягкую добычу, взревев, пролетел мимо и, рухнув за спиной Игната, стал кататься, сбивая маленькие язычки пламени, которые совершенно не наносили ему никакого урона.
Грянула винтовка Милы, на этот раз ловчая попала как надо, разрывная пуля угодила в ногу прямо в сустав на пятке, наполовину оторвав ее. Нежить взвыла, попыталась вскочить, но тут ее догнал выстрел егеря, он стрелял с двух шагов прямо в упор, точно в голую мускулистую спину, на которой отчетливо выделялся толстый позвоночник, все больше укрепляющийся костью. Пуля с руной взрыва угодила точно между еще угадывающихся лопаток, проделав внушительную дыру в крепкой шкуре и буквально испарив два позвонка.
Марг взвыл и рухнул плашмя, его мощные мутирующие лапы загребали землю, словно лопаты. А ноги не шевелились. Видок уже спокойно обошел камень и, взяв топор, направился к поверженной нежити. Дай ему два часа, и он восстановится. Зайдя с тылу, Игнат схватился за топорище и с гигантского замаха опустил широкое лезвие точно на плечо твари. Марг снова взвыл, но передняя лапа осталась валяться на земле, двигался только короткий обрубок. Вскоре ее судьбу повторила и левая конечность, затем ноги и голова на толстой шее.
Мила все это время сидела там, откуда стреляла, и, не отводя взгляд, наблюдала за кровавой работой егеря. Похоже, девушку трясло от пережитого, видимо, она впервые столкнулась со столь опасным противником. Не выйди удачным тот выстрел, что поджог остатки штанов, марг одним движением снес бы Демидову голову.
Перевернув туловище на спину, Игнат достал рунный нож и загнал его в сердце твари, так, на всякий случай. Надо сказать, марг уже изменялся, еще немного, и под крепкой шкурой появилась бы настоящая костяная кираса, которую пулей бы взять оказалось, ой, как непросто.
– Долго сидеть будешь? – крикнул Игнат.
Мила посмотрела на него озадаченно.
– Иди, наруби дров, надо как можно быстрее это сжечь. Он, конечно, не встанет, но дело нужно закончить.
Дочка ведьмы, не выпуская из рук оружия, направилась к нему.
– Оставь винтовку, здесь больше ничего опасного нет. К счастью, такие твари не живут рядом с подобными, их конкуренция за пищу просто не позволяет существовать вместе. Можешь смело идти и добывать дрова, да и я этим же займусь, к счастью сушняка тут хватает, кладбище на диво заброшенное.
Он посмотрел на козу, которая успокоилась и теперь щипала траву у себя под ногами.
– Везучая ты, – усмехнулся Видок. – Скоро отведём тебя к хозяину, он обрадуется, что убытку нет.
Коза подняла голову и посмотрела на егеря, словно оценивая, куда его послать, что-то проблеяла и вернулась к траве.
Когда все было готово и расчлененного марга обложили внушительным количеством дров, иссякло действия эликсиров, сегодня они здорово помогли, если бы Игнат воспользовался заклинанием скорости, нежить бы уже доедала их, а потом бы направилась в поселок. Марг примитивен, у него две задачи – убивать и пожирать.
Отходняк после зелья ускорения догнал Игната, когда костер уже чадил горелым мясом. Присев возле камня, Демидов уставился на пламя. Время подбиралось к трем часам ночи, пора уже двигать к теплой постели, весь день в дороге, а потом охота на такую тварь, подобное выматывает. Хорошо, что Мила была с ним, в одиночку, скорее всего, Демидов бы не справился.
Костер догорел минут через двадцать, оставив после себя обугленные кости. Кинжалом Игнат разрыл могилу, которая выглядела более свежей, нежить переворошила ее, когда выбиралась, и зарыл в ямке останки.
– Хорошо постреляли, – стараясь, чтобы ее голос звучал бодро, заявила Мила, когда они, освещая путь магической лампой, шли в сторону поселка. Она тащила на веревке упирающуюся козу, которая явно не желала идти домой.
Игнат уловил фальшь, за этой напускной бодростью девушка скрывала страх.
– Не бойся признаться в своем страхе, – поймав ее руку и слегка ободряюще сжав пальцы, наставительно произнес он. – Бояться – нормально. Нет людей, не испытывающих страха, есть те, кто ему поддался и кого он захватил. А есть такие, как мы, нам страшно, но мы его перебарываем и заканчиваем дело. Мне тоже было страшно, и сейчас, когда эта тварь прыгнула, ведь спас случай, и когда в пещере попался двум вертюхам, ведь были все шансы сдохнуть.
Мила посмотрела на него.
– Я вправду испугалась, никогда в жизни я не видела такого быстрого. Лесовики, с которыми часто дело имею, медленные броненосцы, что ползают по болотистым трясинам, метр в час. Второй раз, когда стреляла, уговаривала себя глаза не закрывать, а ведь я уже десять лет охочусь на нелюдей, думала, всего повидала.
– Ничего, Мила, работа у нас такая, всегда найдется что-то необычное.
– Слушай, Игнат, а зачем ты эту цепь с собой тащил?
Демидов усмехнулся.
– Думал пригодиться, чтобы связать тварь. Слышал, что наши использовали такую уловку с маргом. Раскрутили цепь и захлестнули ноги, свалили и убили, но в нашем случае не сработало. Так что, не пригодилось, – он произнес это растянуто со странным незнакомым акцентом.
Мила расхохоталась, похоже, напряжение ее отпустило. Так, за неспешным разговором, дошли до трактира. Хозяин открыл почти сразу, стоило постучать. Увидев козу, Жан очень удивился.
– Эй, Мих, прикинь, твоя белянка жива, – крикнул он себе за спину.
В дверях показался бугай, который привел животное.
– Не вышло что ли? – удивился он.
– Вышло, – устало заметила Мила. – Забирай, жутко упрямое создание, сначала домой не хотела, а потом все время от ворот чуть ли не силой меня тащила.
– А бездыханный? – спросил хозяин трактира.
– И с ним вышло, – усаживаясь за стол и выпивая залпом кружку пива, которую принесла подавальщица, просветил собравшихся мужиков Игнат. – Правда, железа мы на него извели больше, чем планировали, но теперь марг точно мертв. А вы чего тут ждете? Да с оружием? Думали, он нас порвал, теперь за вами явится?
– Думали, – честно ответил кто-то из мужиков. – Никто сегодня в поселке не спит, все ждут бездыханного. Знают, если его сразу не убить, проще посёлок бросить, тварь силы наберет, всю округу опустошит.
– Это верно. Только зря так краски сгущаете, опытная ведьма с ним справится без особого труда, нежить, вставшая, жутко огонь не любит.
– Но и цену заломит, – заметил Жан, лично поставив перед Игнатом вторую кружку. А Миле подал высокий бокал, полный багрового вина.
– Ну, тут уж выбирайте, либо безопасность и спокойная жизнь, либо деньги. Вон Мила сегодня в минус отстрелялась, извела больше десяти рунных пуль, а заработала меньше. Ну да ладно, уговор дороже денег, гонорар весь ей отдайте, я не бедствую.
Трактирщик молча достал из кармана золото и выложил на стол перед ловчей.
– Я так не могу, – запротестовала та, – ты всю работу сделал.
– Бери, – улыбнулся егерь, – ты сделала гораздо больше, чем думаешь, и потратилась хорошо, так что, считай компенсацией. Да и выстрел твой нам помог. Все, забирайте топор и цепь, и я спать пошел. Завтра в дорогу.
И махнув на прощание рукой, Игнат пошел вверх по лестнице.
Назад: Глава девятая Работа, которая была не нужна
Дальше: Глава одиннадцатая Пора домой

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт