Книга: Перевал
Назад: Смерть I
Дальше: Смерть III

Смерть II

Цель всякого боевого обеспечения заключается в том, чтобы защитить войска, находящиеся на отдыхе, в движении или на поле боя, от внезапного нападения наземного или воздушного противника. За счет охранения войска выигрывают время для подготовки к наступлению или обороне. Поэтому в отличие от разведывательных подразделений части и подразделения, выделенные в охранение, нередко получают боевую задачу.
В принципе любая войсковая единица выставляет собственное охранение, если на этот счет не имеется никаких особых приказов. В связи с этим командиры всех степеней, вплоть до командира отделения, должны быть постоянно готовы к принятию необходимых мер по организации охранения. Различают следующие виды боевого обеспечения: обеспечение на отдыхе (сторожевое охранение), обеспечение на марше (походное охранение) и обеспечение на поле боя (боевое охранение)…
Э. Миддельдорф. Handbuch der Taktik
В первые несколько минут после падения вертолета думать над пролетевшим перед глазами ярким, но очень коротким эпизодом жизни некоего лейтенанта было некогда. Всё занимали действия, Кабина, сверху донизу забрызганная кровью Рюккера, хрипящего на своем сиденье, командир экипажа, шипящий от боли в проходе и нянчивший руку с распухающим на глазах запястьем, крики, стоны и ругательства из пассажирской кабины слились в одну сплошную какофонию.
Для первых мыслей о том, что произошло, и даже осторожных предположений, не рехнулся ли Джордж Армстронг Крастер ненароком от приступа тоски по небу, время нашлось не раньше, чем во время забега от вертолета – как и прошлый раз, вчетвером тащили с собой бедолагу Рюккера. Жарящее с неба солнце, высокая трава и напуганные вертолетом птицы над головой из всех сил кричали о дежавю – верить в которое не хотелось.
Вера в плеснувшие в глаза вспышки дульного пламени ППШ пришла не раньше, чем Соренсен начал до мелочей повторять хранящиеся в памяти Крастера действия, мельком глянув на руку Фаррелла и приступив к первичной обработке ран Рюккера.
По остальным, сравнительно с хранившимися в памяти картинами, тоже ничего не изменилось. Хорни с его изумленной физиономией и дикими глазами в совпадающем до мелочей монологе по-прежнему поражал своим интеллектуальным озарением и представлял собой настоящую провокацию нарушения закона вышестоящими начальниками. Не плюхни оравший на морпехов Рок ему между делом ладонью по шлему, Крастер и сам бы его, пожалуй, таким образом приласкал. Растерянный рядовой свалился наземь и поймал подсрачник ботинком от подключившегося к наведению порядка штаб-сержанта Ковальски. Чувство «уже виденного» вопило изо всех сил.
Крастер осмотрелся по сторонам – сосредоточенный Соренсен обрабатывал Рюккера, сержант из экипажа вертолета осматривал руку своего командира. Остальные морпехи в той или иной степени проверяли, не мерещится ли им окружающее. Пуэрториканец Рамирес, капрал из первого отделения, к примеру, сначала нюхал, а потом даже решился пожевать сорванный им пучок травы.
Мир качался… вокруг Крастера было что угодно, но не галлюцинация!
Из-под накатившего вала мыслей лейтенанта вытащил взводный сержант, чего в предыдущем варианте событий, однако, не было.
– Тут дерьмо вокруг какое-то творится, сэр! На небе ни облачка, жара и настоящее лето вокруг! Люди в шоке, сэр, было бы неплохо их как-то успокоить!
– Спасибо, ганни, это обязательно.
Что бы вокруг ни творилось, до апокалипсиса включительно, Крастер оставался офицером морской пехоты Соединенных Штатов, обязанным выполнять свой долг перед государством и подчиненными. Показывать морпехам страх либо растерянность он не имел права.
Практически дословно повторив уже когда-то звучавшую на этом самом месте речь с абсолютно одинаковой реакцией на неё подчиненных и Фаррелла, Крастер перешел к вертолету – набивать пустые магазины патронами. Следовало поторапливаться, если он правильно понимал ситуацию, вскоре на горизонте должны появиться автомашины с корейцами.
* * *
Снаряжение магазина из планок с патронами – очень простое занятие, по сути требует оно всего лишь пять заметных движений: взять магазин, приставить к нему патронный переходник, трижды взять планку с патронами и, вставив ее в переходник, задавить патроны. Далее магазин запихивается в подсумок, и обратным движением вытаскивается следующий. Пустая планка сбрасывается на землю.
Так как в этот раз Крастер поторапливался, успел снарядиться он даже до того, как Соренсен, оставив Рюккера, перешел к капитану. Подобное добавляло все больше и больше беспокойства. Мелкие отличия текущего варианта событий от хранящейся в памяти версии накапливались, и виной этому были отнюдь не только его действия. Лейтенант даже начал нервно косить взглядом на дорогу, появятся на ней машины с южнокорейскими военнослужащими или нет.
Рядом деловито снаряжали магазины морпехи. Командиры огневых групп, вооруженные карабинами с подствольными гранатометами, получив патроны, стояли в очереди к контейнерам с сорокамиллиметровыми выстрелами. Каждый получал по двадцать четыре выстрела – на себя и используемого подносчиком боеприпасов стрелка-напарника.
На дороге, неся с собой облако пыли, появился грузовик. Крастер грустно вздохнул. Воспоминания о предыдущем варианте событий, как подспудно и ожидалось, не подвели. Лейтенант бросил взгляд на запястье, засекая время, и, умышленно создавая разницу с хранящимся в памяти вариантом событий, скомандовал:
– Взвод, приготовиться к бою! Заторможенным снаряжения магазинов не прекращать!
* * *
В ходе осторожных прощупываний окружающих людей, включая подъехавших к вертолету корейцев, и так же осторожно проводимых экспериментов с вариативностью выяснилось, что любые действия имеют последствия. Бездействие в определенной степени возвращает ход событий к лежащему в памяти первому варианту, даже несмотря на внесенные ранее искажения, но полного совпадения не получается даже в этом случае. Каждый человек вокруг ведёт себя в прямой зависимости от действий его окружающих.
Глубину и ширину выгребной ямы, в которую Крастеру непосчастливилось провалиться, удалось оценить достаточно просто, а вот как конкретно экипаж и пассажиры вертолета в ней очутились, ясности по-прежнему не было никакой.
Наиболее логичным предположением было нахождение в сердце некоего эксперимента – просто так морские пехотинцы в милитаризованный сценарий «дня сурка» не попадают. Да и второго шанса, после того как облажались в бою, у них не появляется. Кто этот эксперимент проводит и как, с уровня Крастера было непонятно, но, собственно, знаний об этом от него и не требовалось. Было вполне достаточно того, что лейтенант в компании сорока пяти человек стоял в тени вертолета и неплохо себя чувствовал, а не валялся в роще на перевале, дохлый, как дверная ручка. Столь ювелирный провал при рассмотрении одних только расстояний, преодоленных планетой вокруг Солнца и вместе с Солнечной системой вокруг галактического ядра, возможность природного феномена отбрасывал абсолютным образом.
Вариант одолевающих его на больничной койке галлюцинаций, коротко поразмыслив, Крастер откинул окончательно. Слишком всё вокруг было сложно и подробно для банального сумасшествия.
В этой связи ему требовалось рассмотреть варианты дальнейших действий, прежде чем они всплывут в обсуждениях. Предложение о бегстве к Пусану, помимо личного недовольства своей трусостью, он оценил как полностью неприемлемое для капитана Фаррелла. В первом варианте событий капитан показал себя неглупым и верным долгу офицером.
Кроме этого, возникал риск вызвать определенное недовольство той злой воли, что взвод перебросила. Исходя из элементарной логики, то, что, выдвинувшись для боя на перевал и оказавшись там убитым, Крастер вернулся на исходный рубеж – было безусловным доказательством искусственности эксперимента. Повторится ли возвращение после поднятия мятежа и бегства от выполнения своего долга, проверять на практике ему не хотелось. Было не исключено, что действия подопытной мышки неизвестных экспериментаторов чем-нибудь могут и разочаровать. И они найдут более перспективную жертву.
От таких размышлений Крастеру даже начало казаться, что он может сойти с ума, если еще не свихнулся. Немного успокоила мысль, что если отбросить вопросы угадывания ожиданий этих, скажем так, существ, то получается неважным, попал ли в это циркулирующее колесо Крастер со своим взводом в результате природного феномена или был перенесен по чьей-то злой воле. В любом случае все стоящие перед ним вопросы решали оставшиеся в веках слова императора Веспасиана: «Делай что должно, случится чему суждено».
Ну, а раз случится чему суждено, решил Крастер, то не надо тут ничего придумывать, требуется просто выполнять свой долг морского пехотинца.
К моменту появления этой мысли очень кстати включился капитан Фаррелл:
– Лейтенант, немедленно выдвигайтесь на перевал! Я вместе с корейцами отправляюсь за помощью. С вертолетом и Рюккером останется штаб-сержант Мерсье.
– Есть, сэр! Именно данный план я сейчас обдумываю…
* * *
Начинать думать о плане действий следовало с изучения и выявления ошибок действий в предыдущем варианте событий.
Как и в предыдущем варианте, у Крастера налицо было сорок два человека морских пехотинцев, включая его самого, и ещё четверо членов экипажа вертолета, двое из которых небоеспособные.
Организационный состав образовавшейся тактической группы можно было охарактеризовать следующим образом.
Командир экипажа вертолета – капитан КМП Ричард Фаррелл, как старший по званию принявший командование тактической группой, с экипажем вертолета при нём.
Управление пехотного взвода, в составе командира – второго лейтенанта КМП Дж. А. Крастера, взводного сержанта и санитара.
Три стрелковых отделения, по тринадцать человек численностью.
Основу огневой мощи подразделения составляли девять оснащенных оптическими прицелами пехотных автоматических винтовок М27IAR, относимых в ряде стран к классу ручных пулеметов. Рядовые стрелки взвода, командиры отделений и присоединившийся к ним как фанат точного выстрела взводный сержант были вооружены штурмовыми винтовками М16А4 с такими же, как на М27IAR, четырехкратными оптическими прицелами Trijicon ACOG 4х32 USMC Rifle Combat Optic, тоже могущими при необходимости вести автоматический огонь. Для ведения навесного огня и поражения групповых целей М27 дополнялись таким же количеством подствольных гранатометов М203, установленных на карабинах М4А1 командиров огневых групп. Командир взвода и санитар использовали такие же, как файртимлидеры, автоматические карабины, но без подствольников. Как и штурмовые винтовки взвода, все М4А1 были оснащены практически одинаковыми с ними оптическими прицелами. Карабинные триджиконы отличались от винтовочных только сеткой под баллистику трехсотсемидесятимиллиметрового ствола. У Крастера карабин был дополнен пистолетом М9, в гражданской жизни «Беретта-92Ф».
К каждому стволу калибра пять и пятьдесят шесть миллиметра имелось по шесть тридцатипатронных магазинов и приличный запас патронов, в уже распакованных и ещё не распакованных патронных ящиках. Дополнительно к патронам, среди груза «Супер Сталлиена» имелся десяток контейнеров старых осколочно-кумулятивных выстрелов М433HEDP для гранатометов М203 и ящик противотанковых гранатометов М72А7, удачно дополненный ящиком ручных гранат М67.
Противотанковые возможности импровизированной тактической группы по меркам середины ХХ века можно было признать весьма даже неплохими. Допустим, многоцелевые выстрелы подствольных гранатометов помимо достаточно приличного осколочного действия пробивали до трех дюймов брони, при столкновении же с целями посерьезней сам бог велел использовать одноразовые противотанковые гранатометы, чья бронепробиваемость по сути была даже избыточной в имеющихся условиях. Про ИС-2 или самоходные орудия на его базе в начальном периоде Корейской войны Крастер ничего не слышал и фотографий не видел, а значит, их и не было. Броню же Т-34, легких самоходно-артиллерийских установок и легких бронемашин М433 при некотором везении должны были брать без проблем. Некоторые были только у Т-34, которые на данном направлении ещё должны были найтись, в чем Крастер откровенно сомневался. При уровне изучения Корейской войны энтузиастами и профессиональными историками шанс встретить что-то ими не замеченное признавался лейтенантом близким к абсолютному нулю.
Экипаж вертолета, включая раненого Рюккера, был вооружен четырьмя пистолетами М9, так же, как у Крастера, с двумя магазинами на каждый, и никакой заметной боевой ценности не представлял. Вооружение вертолета состояло из двух «Браунингов» пятидесятого калибра в бортовых установках, к большому сожалению всех присутствовавших – исправных, но с пустыми патронными ящиками.
Тактическая радиосеть взвода опиралась на пять портативных радиостанций AN/PRC-148, имевшихся у командира взвода, взводного сержанта и командиров отделений. Во взводную радиосеть после проверки исправности и восстановления неполадок радиооборудования планировался к включению вертолет, чем опять же занимался экипаж машины. Сержанты-авиаторы, как и прошлый раз, уже суетились вокруг «Супер Сталлиена», заглядывая в каждую дырку, откровенно опасаясь спалить вертолет, с ходу дав напряжение на бортовую сеть.
Хранимые в рюкзаках полевые рационы обеспечивали взвод питанием на трое суток, однако для пополнения имеющихся запасов воды было необходимо как можно быстрее найти источник.
Полевая медицина обеспечивалась групповым медпаком санитара, включающим даже складные носилки, и индивидуальными аптечками морпехов. Аптечки, помимо штатных турникетов, перевязочной косынки, компрессионных давящих повязок, утягивающих бинтов, пластыря, противоожоговых и противошоковых средств, антибиотиков, таблеток для очищения воды и клейкой ленты, очень удачно для тяжелораненых были дополнены капельницами.
Из всех обстоятельств, которые на Крастера с окружающимися обрушились, если исключить лирику, жесткую досаду вызывал только регион, на который вертолет выбросило. События на данном направлении практически полностью прошли мимо внимания Крастера, ибо северный участок Пусанского периметра защищался Южнокорейской армией, и в его памяти отложились больше серьезные движения линии фронта на данном направлении да описания окучивания коммунистов с моря корабельной артиллерией и авиацией. И всё.
В этих условиях вся ответственность по охране и обороне данного района вообще и CH-53E в частности могла быть возложена только на пехотный взвод. Единственным надежным способом эффективно обеспечить выполнение данной задачи Крастер по-прежнему видел оседлание перевала и воспрепятствование перехода красных в долину, где вертолет находился. Ни на что большее у него элементарно не хватало людей.
Контролируя дефиле, он имел возможность более или менее успешно вести бой даже с пехотным батальоном, принуждаемым атаковать его в лоб. Пропусти же он красных в долину, даже единственный пехотный взвод становился для него огромным шилом в заднице. Последнюю мысль вспышки дульного пламени ППШ из предыдущей жизни достаточно веско лейтенанту подтверждали. При этом, как с интересом отметил данную мысль Крастер, знание, что перевал уже занят передовыми подразделениями северокорейцев, не давало ему никаких заметных преимуществ.
Катастрофа предыдущего варианта событий, если рассматривать обстоятельства объективно, как он посчитал, случилась по следующим причинам.
Основной совершенной ошибкой стала переоценка достоверности имеющейся у него исходной информации. Согласно доведенным ему с Фарреллом лейтенантами Кангом и Теном данным, противник на перевале отсутствовал, предполагалось, что он максимум «мог быть» в соседней горной долине. Крастер принял слова лейтенантов на веру и не предпринял необходимых мер предосторожности, которые, увы, вполне можно было предпринять.
Из-за недостоверной оценки обстановки, последовавшей в результате использования недостоверных разведданных, скрытно занявшие рощу коммунисты, которых, судя по количеству работавших стволов, было около взвода, вовремя морпехов обнаружили и организовали на них превосходную засаду – прямо хоть в учебник включай. Попытка как можно быстрее выйти к дефиле, пренебрегая разведкой и охранением, окончилась катастрофой.
Красный командир оказался достаточно умен и весьма хладнокровен, чтобы выпустить из ловушки передовую группу на джипе, прозорливо разменяв её на доставленную возвратившимся «Джимми» группу О’Нила. Дальше у взвода не было ни одного шанса. Если быть объективным, как тут же поправил себя Крастер, сами по себе шансы отстреляться у подразделения были – взвод был все же морской пехотой XXI века, вооруженной отличным оружием, отлично подготовленной и защищенной превосходными средствами индивидуальной бронезащиты. Красные на это могли ответить только русскими пистолетами-пулеметами, уродливыми японскими ручными пулеметами, расчет одного из которых Крастер перестрелял, и, возможно, некоторым числом болтовых винтовок. Но не более того.
Такой бой, в свете имевшихся у Фаррелла с Крастером планов, как ни крути, был равен поражению. Даже отбейся взвод от засады северокорейцев, об обороне перевала можно было забыть. Хотя бы даже глядя на потерю взводом возможностей к передвижению, без эвакуации появившихся после стычки раненых, о чем в прошлой жизни так переживал Соренсен. Жуткая плотность огня пусть и не пробивающих бронежилеты пистолетов-пулеметов красных и тяжелая тактическая ситуация неизбежно обвешивали взвод просто чудовищным их количеством, полностью обнуляя его боеспособность. Возможность бежать с сохраняющими способность к передвижению морскими пехотинцами, бросив раненых на произвол судьбы, отбрасывалась Крастером по определению.
В итоге возникли вопросы своих дальнейших действий в новом варианте событий. Исходная ситуация весьма осложнялась. Остановить коммунистов на перевале теперь было мало, это требовалось сделать с минимальными своими потерями. Возможности самостоятельного отхода взвода с большим числом раненых смотрелись призрачными, терялся контроль над ситуацией.
В этой связи из данной ошибки Крастеру можно было сделать следующие выводы: при подготовке командиром своего решения всегда надо принимать в расчет возможность наличия недостоверной информации по объективным и субъективным причинам. Причем не только недостоверной изначально, но и элементарно устаревшей к моменту её рассмотрения. В последнем случае может не помочь даже перекрёстная её проверка. В свете наличия возможности, что практически любая информация, которую принимающий решение командир не наблюдал своими глазами, может быть недостоверной, особое внимание следует уделять мерам безопасности при её использовании и постоянно оценивать возможные риски.
Применительно к себе, как решил Крастер – выдвижение взвода в рощу должно было быть проведено только после добросовестной разведки её района, а не осмотра плотной стены целлюлозы через лобовое стекло джипа. Само же выдвижение основных сил взвода должно было быть совершено с принятием максимальных мер предосторожности. Так же, как, впрочем, и разведка местности.
Если разобраться, что бы случилось, если бы красные корейцы были обнаружены в роще самим Крастером, либо кем-то глазастым из сидящих в «Виллисе» морских пехотинцев?
Передовую группу бы просто расстреляли на месте, имея пять-десять стволов против одного в машине, а потом приняли в лоб атаку О’Нила, который, несомненно, попытался бы передовую группу спасти.
Атаку они, вероятно, не отбили бы, у морских пехотинцев присутствовала оптика и штурмовые винтовки, дававшие огромное преимущество в дальности и эффективности действительного огня стрелкового вооружения, но тех несчастных морских пехотинцев, которых воля Крастера загнала в автомашины, это смогло бы только утешить, что не погибли напрасно. И что с того, что лейтенант был бы одним из них? Кому это бы помогло?
Вспотевший Крастер вытер ладонью пот с лица и предался размышлениям.
Если предполагать, догадываться или даже знать точно, что перевал занят передовым отрядом красных корейцев, не успевших пока закрепиться, то какие от взвода требуются дальнейшие действия? Информацию, что взвод комми сидит в Зелёной, он оценил как возможно недостоверную. Крастер не знал, как и когда эти коммунисты туда попали, и уж тем более не имел представления, как северокорейцы будут действовать при изменившемся сценарии. Из этого следовал вывод. После выдвижения взвода к перевалу Крастеру потребуется уточнить информацию о местонахождении противника и его силах, после чего взвод приступит к уничтожению коммунистов.
Тянуть с этим не стоило, к красным в любой момент могло подойти подкрепление.
По дальнейшим прикидкам Крастера, самым оптимальным вариантом выдвижения к перевалу на данном этапе становился марш по лесу вдоль подножия высот 283 и 222. Пользуясь густой растительностью, взвод, будучи не наблюдаемым и, соответственно, не неся потерь, должен был сблизиться с коммунистами, где бы они в данном районе ни находились. Кроме этого, данный маневр обеспечивал взвод от возможного обстрела с фланга, если красное подразделение тут не одно. По уточнении обстановки требовалось провести окончательную доразведку цели, итоговое планирование, отдать боевой приказ с постановкой задач подчиненным и руководить боем. Ничего особенно сложного. Если, конечно, как тут же охладил себя Крастер, он опять не облажается в процессе выполнения.
Попытка красного командира принять бой по опушке рощи, по прикидкам лейтенанта, была бы в принципе идеальным вариантом. Судя по хранившейся в памяти информации и карте, снова им полученной от корейских лейтенантов, расстояние от опушки до опушки, меж рощей на высоте 130 и лесом у подножия высоты 222 по самому узкому участку не превышало тысячи футов – около 300 метров. Идеальная дистанция для реализации возможностей оптики штурмовых винтовок против пистолетов-пулеметов противника. Более-менее опасный ответный огонь в этой ситуации будут способны вести только болтовые винтовки и ручные пулеметы типа виденного японского, расчет которого Крастер перестрелял. Да и у них при стрельбе с секторных прицелов эффективность стрельбы по малоконтрастным целям будет стремиться к нулю. Это на диоптрах стрелок одинаково хорошо видит цель и мушку. И то, что рубеж в районе высоты 222 находится заметно ниже расположения противника, в этом случае красным вряд ли могло помочь…
* * *
Как Крастер подспудно и предполагал, корейцы, будучи не против предоставить «Джимми» для разовой доставки имущества и людей на позицию, наотрез отказались ждать, пока морпехи прощупают район и займут там оборону.
Осталось только пожать плечами и позавидовать тем счастливчикам, что будут таскать боеприпасы от вертолета к пункту боепитания во временном лагере. Избранные быть спортсменами морпехи ожидали замечательного бодрячка и подкачки мускулатуры.
В связи с грядущим выдвижением по лесу сержантам требовался дополнительный инструктаж. Неприятные впечатления, преподанные Крастеру красными в предыдущем варианте событий по причине его командирской беспечности, по мнению лейтенанта, не следовало пытаться испытать заново. Очередного возвращения в кабину может и не произойти. Крастер не знал ни сил коммунистов, находящихся на перевале, ни уж тем более местоположения, где они могут находиться, поэтому считал необходимым принять максимально возможные меры предосторожности.
Взвод стоял перед ним и с напряжением на лицах слушал предварительное боевое распоряжение.
– Перед взводом стоит задача держать оборону на близлежащем перевале и не пропустить противника в долину до подхода к нам помощи и техники для эвакуации вертолёта. Считаю возможным нахождение в данном районе разведывательного подразделения северокорейской армии. Для обеспечения скрытности выдвижения и снижения вероятности устройства засады, выдвигаемся на позицию по лесу, маршрутом вдоль лесной опушки. Головным идет первое отделение штаб-сержанта Ковальски, за ним Мюллер с управлением взвода, охранение по правому флангу – Келли. Дистанция между подразделениями определяется возможностью взаимного наблюдения и огневой поддержки. При обнаружении противника – уничтожить! Действовать максимально для минимизации потерь агрессивно, на всех уровнях сковывать огнём с фронта, охватывать с фланга и тыла. Под устройство опорного пункта определяю рощу Зеленая, на отметке 130 по гребню перевала. Рюкзаки с личным имуществом несём с собой, лишние боеприпасы временно оставляем здесь. После устройства опорного пункта патроны и раненых перенесём к себе.
* * *
Лес абсолютно никого не радовал. Нельзя было сказать, что засоренная поваленными стволами, густым кустарником и подлеском чаща была непроходима, но на отдельных участках морским пехотинцам не хватало довольно остро мачете. Взвод, как иногда казалось, будто бы попал в джунгли. Растительность кое-где была примерно такой же плотной. По памяти, роща на отметке 130 хотя и заросла биомассой почти так же густо, всё же была почище. В ней как минимум не было видно такого количества засыхающих, уже лежащих на земле и только готовящихся рухнуть древесных стволов. По крайней мере, вблизи опушки.
Взвод медленно продвигался по лесу, построившись треугольником длинной стороной вдоль лесной опушки. Первое отделение, как ему было указано, шло головным охранением, боковое охранение с правого фланга обеспечивал сержант Келли – командир второго отделения со своим подразделением, третье отделение штаб-сержанта Мюллера и командир с взводным сержантом и санитаром играли роль ядра взвода. На этот раз Крастер у вертолета никого из своих людей оставлять не стал – чтобы присмотреть за Рюккером, было достаточно одного штаб-сержанта Мерсье.
В ходе выдвижения Крастера, конечно, немного потряхивало в ожидании в лесу стычки, однако обнаружить противника не случилось, и даже каких-либо следов людей обнаружено не было. Когда отделения вышли на восьмидесятую горизонталь перевала, уже можно было спокойно вздохнуть. Нехорошие предчувствия лейтенанта не подтвердились. Теперь можно было спокойно приступать к уничтожению коммунистов, занимающих перевал.
На первом этапе действий требовалось провести доразведку района, обнаружить и локализовать район нахождения противника, с учетом полученной информации закончить планирование уничтожения обороняющихся тут северокорейцев, уничтожить их и приступить к срочному оборудованию опорного пункта. Подход к красным даже небольших подкреплений поставил бы взвод в очень неприятное положение. Крастер рисковал потерять боевую инициативу.
Скрытному выдвижению на позицию в столь густом лесу морпехов было учить не надо, отделения растянулись вдоль западной опушки леса на склоне высоты 222, пользуясь кустами и высокой травой и с наблюдателями впереди.
Осторожность при выдвижении к перевалу оправдалась на все сто процентов. Буквально сразу же после выставления наблюдателей на противоположной опушке Зеленой оказались обнаружены дозорные противника. Немного погодя начали показываться и довольно беспечно себя ведущие стрелки, скрытно держать их в готовности в глубине рощи ума красному командиру не хватило. Коммунисты занимали оборону, растянувшись в линию по восточной опушке. Можно было предполагать, что взвод ждали. Северные корейцы определенно наблюдали выдвижение колонны морских пехотинцев в лес, и, не будучи дураками, логично предположили, где его можно ожидать.
Что же касается самого взвода, Крастер как его командир своей предусмотрительностью заработал у морских пехотинцев несколько лишних очков. Даже не склонный к лести О’Нил, и тот расщедрился на похвалу своему лейтенанту, осторожно рассматривая северокорейцев в свой японский «карманный» бинокль:
– Отличная работа, сэр!
Сформировавшийся у лейтенанта после личного изучения позиции противника окончательный план не отличался особой сложностью. Его учили, что чем проще – тем надежнее, и он не видел причин пытаться опровергнуть эту военную мудрость.
Фронтальная атака с тупым выдавливанием противника с его позиций всегда менее эффективна сравнительно с атакой, сочетающейся с обходами и охватами. Крастер, не умничая, собирался использовать плюсы стандартной тактической схемы учебников и наставлений как того идеала, к которому ему следовало стремиться.
Растянув подразделение по фронту вдоль опушки (наблюдалось около двадцати корейцев, можно было предполагать силы противника в сорок – шестьдесят человек), красный командир получал отличную возможность для огневого поражения находящихся перед ним американцев. При атаке перпендикулярно данной линии все вооружение обороняющихся задействовалось с близкой к максимуму эффективностью. Одновременно, в качестве недостатка данного построения как продолжения его достоинств, данное расположение людей и огневых средств ставило формирование коммунистов в крайне уязвимое положение при ударе с фланга. Что было делать, вопрос даже не стоял. Все, что от Крастера требовалось как от лица, управляющего боем, это создать своим отделениям возможность нанести данный удар.
Собственно, с фронта до определенного, довольно позднего момента Крастер не собирался атаковать вообще. Согласно его плану действий, для удара во фланг красным предназначалось второе отделение сержанта Келли. Оставшиеся два должны были в это время банально вступить в перестрелку, связать и обескровить формирование коммунистов огнем с фронта.
По плану Крастера, диспозиция взвода перед подачей сигнала к атаке должна была выглядеть следующим образом.
Первое отделение штаб-сержанта Ковальски и семь человек третьего отделения в виде командира отделения, гранатометчиков, если точнее, командиров огневых групп и стрелков подразделения под личным руководством командира взвода, растянуты в линию по западной опушке леса на склоне высоты 222. Перед данной группой стояла задача в нужный момент выдвинуться чуть вперед и размазать красных корейцев по траве противоположной опушки огнем винтовок и подствольных гранатометов, деморализовать и отогнать уцелевших вглубь рощи.
Позади первого отделения, выше по склону высоты 222, была назначена позиция сводной марксманской огневой группы комендор-сержанта О’Нила, куда Крастером были включены расчеты автоматических винтовок третьего отделения. Данная огневая группа, заняв доминирующую по высоте позицию над обороняющимися в роще коммунистами, должна была обеспечить минимальную эффективность их ответного огня по находящимся на опушке отделениям и совместно с группой Крастера уничтожить максимальное число красных корейцев на их оборонительном рубеже.
Впрочем, в качестве главной задачи данной группы значилось даже не это, а уничтожение северных корейцев на вершине упомянутой высоты, прикрывая штурмовые действия отделения Келли. Для основной группы, ведущей огонь снизу вверх из травы опушки, с своевременной эффективностью огневой поддержки могли возникнуть некоторые проблемы.
Сам сержант Келли со своим отделением, предварительно выдвинувшись в северном направлении за гребень перевала, должен был скрытно выдвинуться и атаковать связанных перестрелкой корейцев во фланг. Для спасения жизней и вообще снижения потерь морских пехотинцев в этой атаке до минимума крайне был важен фактор внезапности. Идеальным вариантом были бы появление Келли в роще незамеченным и его удар в тыл скованному перестрелкой красному подразделению. «Молот и наковальня» как они есть.
Для этого сержант Келли должен был действовать по следующему алгоритму. Получив сигнал к атаке после начала огневого подавления северных корейцев на опушке огнем первого и третьего отделений, он должен был, закрытый гребнем, броском вперед занять вырубленную в гребне перевала дорожную выемку. Там коротко осмотреться и вне зависимости от обнаружения либо не обнаружения морских пехотинцев развить атаку в ударе по правому флангу и тылу обороняющихся. Сразу же после вступления Келли в ближний бой группа Крастера должна была нанести удар с фронта.
Огневая группа О’Нила из-за сложности своевременного выдвижения по лесу планировалась быть оставленной на месте для поддержки атаки огнем с места и обеспечения связанного ближним боем взвода от удара в спину могущих подойти с севера красных подкреплений.
После прогнозируемого как практически неизбежного схлопывания обороны противника подразделения должны были перейти к эксплуатации успеха и добить красных корейцев в роще в ходе ближнего боя. Конечным рубежом атаки устанавливалась противоположная опушка. Вне засады никаких шансов у коммунистов Крастер не видел, вопрос стоял больше в том, какую плату они за себя в этом бою возьмут, и отчасти – какие потери им самим удастся нанести при этом.
В принципе без формирования марксманской группы можно было обойтись, однако стоящие перед ней задачи для такого превосходного стрелка, как комендор-сержант, смотрелись просто идеально. Не использовать в бою преимущества его квалификации было просто глупо. О’Нил уделял большое внимание стрелковой подготовке морских пехотинцев подразделения даже на фоне откровенно повернутых на стрельбе стандартов Корпуса и был вполне грамотным тактически командиром, способным поспорить в этом плане со своим лейтенантом, и Крастер признавал это.
План боя, как посчитал лейтенант, выглядел вполне реалистично. Он реализовывал сильные стороны взвода, использовал слабые стороны противника и обещал полный успех боя при минимальных потерях подразделения. Как Крастер не уставал напоминать себе, для обороняющих перевал морпехов близким к критическому фактором было бы даже появление большого количества раненых.
Казалось, что даже сложно придумать, где в этом плане что-то может пойти не так. Крастеру думалось, что он предусмотрел абсолютно всё.
* * *
По мере ожидания занятия отделением Келли и группой О’Нила своих позиций, лейтенанта все больше и больше одолевала нервозность. К моменту подачи сигнала, как с этим он ни боролся, у него даже начали подрагивать руки. Меткая фраза, что ожидание смерти страшнее её самой, получала свое подтверждение.
А вот после команды «К бою» по радиостанции вся нервозность лейтенанта исчезла как по волшебству. Для трясущихся ручонок не оставалось времени, надо было руководить боем.
Первое и третье отделения, определившись с ориентирами, распределили сектора обстрела и обнаруженных в них коммунистов по огневым группам, без суеты выдвинулись на опушку. Осталось только скомандовать «Огонь!», право на что Крастер оставил за самим собой.
Лейтенант оперся на подходящее деревце и поерзал на месте, занимая удобное положение для стрельбы. Стрелять с земли было довольно проблематично, в этом случае в прицел не было видно ничего, кроме травы. Живший свои последние секунды северокорейский балбес занимал зеркальное положение в почти таком же кусте, тоже, видимо, решая этим вопросы с обзором. К своему будущему несчастью, не только дав себя обнаружить, но и не наблюдая морпехов, осторожно занимающих позиции напротив. Прямо выпрашивая себе этим премию Дарвина калибра 5,56 миллиметра, поскольку оптики у него не было. Сам Крастер не видел причин, чтобы ему в этом не помочь.
Прицельная марка «Триджикона» остановилось на голове в очередной раз выглянувшего из листьев беспечного дурака, думающего, что козырек ладони над глазами заменит использование бинокля. Крастер поставил палец на спуск, на долю секунды задумался и перевел перекрестье ниже, к середине корпуса, сводя к минимуму риск промаха.
Сухо щелкнувший выстрел был похож на треск сломанной ветки, никто кроме Крастера, наверное, сразу ничего и не понял. Кореец дернулся, приняв пулю, и сломанной куклой завалился головой вперед. Добавки не требовалось. И только после этого сверху-сзади ударил первый выстрел из группы О’Нила, и взвод, словно проснувшись, зачастил одиночным огнем. После нескольких секунд промедления опомнившиеся коммунисты затрещали беспорядочными очередями в ответ.
Обе опушки, не жалея патронов, поливали друг друга огнем в перестрелке. Шансов победить в которой у северокорейцев было ровно ноль. Оптика винтовок взвода и гранатометы М203 не оставляли. Пистолеты-пулеметы красных на такой дистанции при стрельбе очередями работали не многим лучше водяных пистолетов, больше нагоняя нервозность и снижая эффективность огня свистящими вокруг пулями, чем создавая опасность для жизни, а ручные пулеметы являлись первоочередной целью для подавления. Морские пехотинцы были отлично выучены для этого, даже без дополнительного инструктажа.
Первый из пулеметов, возможно, даже не успел до конца расстрелять магазин, скрывшись за шапкой взрыва гранаты подствольника. Дистанция для эффективного огня М203 была достаточно велика, однако растянувшийся по опушке красный взвод был отличной площадной целью, где нужно было всего лишь угодить в габарит. В данном случае пущенная наудачу по пулемету граната случайным прямым попаданием дала классику «золотого» выстрела. Остальные пулеметы довольно быстро задавили стрелковкой.
Все шло прекрасно. Эффективность огня группы О’Нила должна была быть ещё более высокой, чем у полутора отделений Крастера, даже несмотря на дистанцию. По ним в ответ никто не стрелял – обстановка для этой группы марксманов была практически полигонной.
Доклад комендор-сержанта об уничтожении наблюдателей северных корейцев на вершине высоты 130 стал сигналом для начала штурмовых действий второго отделения.
– Мародер-два, это Пять-два. Слышите меня? Приём!
– Слышу тебя, Пять-два!
– Мародер-два, наблюдатели на вершине уничтожены, сэр! Говорю ещё раз, противник на вершине высоты 130 уничтожен! Пять-два, приём.
– Принято, Пять-два.
– Два-два, это Мародер-два. Сектор зачищен, вперед! Как понял меня?
– Второй, это Два-два. Вас понял, выполняю! Приём.
– Удачи, сержант!
Вот и наступил решающий момент боя. Ещё несколько минут, и прикрывающееся гребнем высоты отделение Келли выйдет во фланг и тыл красного взвода и сомнет его. Дальше останется выдвинуться вперед и общими усилиями добить в лесу уцелевших.
Бой шел точно по плану, опасаться стоило разве что наличия у коммунистов сильных резервов, способных обнаружить и связать боем отделение Келли, до того как оно достигнет опушки. На тот период, пока их не перестреляет группа взводного сержанта со склона. В этой связи коммунистический сюрприз оказался для Крастера полной неожиданностью. Если точнее, его не просчитал никто.
Тревогу поднял командир первого отделения штаб-сержант Ковальски перемешанным с беспорядочной стрельбой диким воплем неподалёку:
– Лейтенант, это Ковальски! Комми слева-сзади! Нас обошли, ведут огонь в спины, я ранен, я ранен, веду бой!
Ответом этому крику стал один, а потом и другой хлопок взрыва ручной гранаты, перекрытые уже таким знакомым треском стрельбы ППШ. Зашедшая взводу в спины группа коммунистов перестала скрываться. С треском пистолетов-пулеметов активно спорили четко отличаемые выстрелы винтовок и карабинов взвода, крик и матерщина, но Блондина уже слышно не было. От мысли, что он потерял и его, лейтенанту хотелось если не выматериться, то взвыть.
– Взвод, тревога! Сзади гуки!
Мысль, что ситуация легко может обернуться зеркальным отражением отделения Келли, нависшего над флангом взвода противника, пришла Крастеру как раз вовремя. Коммунисты определенно попытались провернуть именно этот номер. Надо было менять позицию.
Крастер только и успел откатиться на пяток ярдов в сторону и укрыться за стволом достаточно толстого дуба, как перед ним возникли двое северокорейских солдат, вооруженных ППШ с секторными магазинами. Первый коммунист не успел даже дернуться, получив короткую очередь в грудину. Второй оказался куда шустрее. Красный кореец не только успел открыть ответный огонь, ободрав кору с прикрывающего лейтенанта дерева, но и сумел положить пулю в край нагрудной пластины его IMTV. На чём красная коммунистическая удача и исчерпалась. У парня кончился магазин, и вынырнувший из-под прикрытия своего дуба напуганный лейтенант разнес ему голову на перебежке.
Вокруг трещали винтовки морских пехотинцев и шла бешеная ответная стрельба нескольких пистолетов-пулеметов северных корейцев.
Крастер осмотрелся по сторонам. Лежащая в двадцати футах пара командира третьей огневой группы первого отделения капрала Кэмпбелла бесцельно высаживала магазины своих винтовок в направлении закрытых растительностью северокорейских солдат. Тех не было видно, однако, по звукам стрельбы, они пытались охватить уцелевшую часть группы с тыла.
Перерыв в стрельбе на перезарядку пришел как раз вовремя.
– Капрал Кэмпбелл, ко мне!
Приказа капрал поначалу не понял, отреагировав, только когда его ткнул локтем напарник – высокий худощавый рядовой Лонг.
– Оба ко мне, быстро!
Пара осмотрелась по сторонам и сноровисто переползла ближе к командиру, укрывшись за соседними деревьями.
– Полагаю, что впереди чисто. Красных немного – берем их во фланг. Прикрываете мою перебежку – потом поочередно за мной!
Увидев, что морпехи уяснили приказ, Крастер огляделся вокруг и метнулся вперед к примеченному под укрытие дереву, каждое мгновение перебежки ожидая встречной очереди. Очереди не случилось, корейские ППШ снова ненадолго затрещали где-то слева. Им беспорядочно отвечали винтовки морских пехотинцев. Там же хлопнула ручная граната. Крастер махнул морпехам рукой. Перебежку Кемпбелла тоже никто не заметил. По Лонгу также не стреляли.
– Они где-то там! – Крастер указал направление. – Заходим за спину!
Взяв небольшой крюк и прикрываясь деревьями, тройка Крастера удачно реализовала его замысел и зашла краснокорейцам в тыл. Почему по ним никто не стрелял, обнаружилось по пути. Двое застреленных лейтенантом коммунистов плюс третий, которого свалил то ли отлично стрелявший Кэмпбелл, то ли Лонг, оставили в их цепи брешь, которую ещё расширил четвертый встреченный группой Крастера коммунист. Раненый северокорейский солдат спрятался за толстым грабом и, прислонив к нему снайперскую винтовку, пытался остановить хлещущую из развороченного бедра кровь, жгутуясь своим поясным ремнём. Морпехов он даже не заметил, Кэмпбелл с Лонгом изрешетили его раньше, чем он успел даже повернуть голову.
Хотя это и выдало нахождение морских пехотинцев за спиной северокорейской группы, но сделать те уже ничего не успели. Перестрелка с остатками первого и третьего отделений к этому времени превратилась в пат. Красные имели возможность маневрировать и могли выдавать впечатляющую огневую производительность с достаточной точностью ее реализации накоротке. Прижатые к опушке морпехи преодолели проблемы эффекта внезапности, нашли укрытия и были защищены средствами индивидуальной бронезащиты. В этой ситуации появление троих морских пехотинцев в тылу группы из четверых вооруженных ППШ северокорейцев стало гробовой крышкой, захлопнувшейся над их головами.
Трое все-таки попытавшихся прорваться вглубь леса коммунистов были расстреляны Лонгом и Кэмпбеллом практически сразу же. Четвертого через десяток секунд застрелил кто-то из морпехов третьего отделения, когда тот, пытаясь укрыться от огня Крастера, подставился под его винтовку.
Лейтенант, уже не скрывая нервов, злобно выматерился – этого типа должен был пристрелить он. Несмотря на то что лейтенант все вроде бы делал правильно, пули непонятно почему «не летели». Возможно, от незаметного тремора так удачно начавшейся схватки, чуть не закончившейся катастрофой. Даже сбитого на перебежке северокорейского автоматчика он уложил немного случайно. Крастер взял выше и, вместо того чтобы перечеркнуть короткой очередью корпус, попал двумя или даже тремя пулями в голову в японской стальной каске. Ещё несколько сантиметров, и был бы промах.
Краткое прочесывание и осмотр окрестностей выдали заключение, что противник на этом кончился. Или ушел вглубь леса незамеченным. Короткая, но яростная стычка с непонятно как появившейся в тылу взвода группой северокорейских автоматчиков дорого ему обошлась. Прикрывавшая левый фланг взвода вторая огневая группа первого отделения полегла целиком. Все четверо, начиная с капрала Аллена, лежали рядом, с аккуратными дырочками от одиночных выстрелов в шлемах – замысел предыдущей жизни лейтенанта у коммунистов реализовался куда удачнее, чем у него самого. Те подкрались сзади и, маскируясь за шумом стрельбы, стреляли морпехам одиночными выстрелами в голову.
На фланге никто из увлеченных перестрелкой морских пехотинцев вовремя не оглянулся. Присутствие сзади красных было обнаружено, только когда они начали зачищать лежащую в центре позиции первого отделения огневую группу «Один-один». Что погибший Ковальски при этом поднял тревогу, кстати, уже выглядело откровенным везением. При таком раскладе коммунисты имели все шансы зачистить полтора отделения на опушке если не подчистую, то на две трети точно, после чего атаковать и добить оставшихся. Взвод и так спасли, пожалуй, одни бронежилеты и малая численность группы этих хитрожопых коммунистов. Как оценил Крастер, будь в этой группе не восемь человек, а этак тринадцать–пятнадцать, взводу, в принципе, и бронежилеты вряд ли бы помогли. Прошли по краю и с таким количеством.
Из обнаружившей коммуняк первой огневой группы отделения Ковальски остался невредим только помощник автоматчика, ланс-капрал Стирлинг. Рослый, немного нескладный тип из Нью-Йорка, нередко наживавший проблемы с товарищами по лени лишний раз сходить в душ, своей живучестью в этом замесе Крастера непритворно удивил. Толковый ланс-капрал Чой, в этот раз на беду свою не оставленный рядом с Рюккером, в отличие от него получил тяжелейшие множественные ранения. Невезучий парень поймал россыпь пуль из ППШ в бедро, руку и район плечевого сустава, и в итоге, распластавшись на траве, истекал кровью рядом со своей М27 с разбитой пулей оптикой. Стирлинг лихорадочно суетился рядом с ним, пытаясь помочь взводному санитару Соренсену остановить кровь. Оставшиеся двое, как и Ковальски, оказались убиты.
Третьему отделению повезло куда больше. Из него выбыло всего лишь двое морских пехотинцев – ланс-капрал Ривера, спокойный старательный мексиканец из Эль-Пасо, честно меняющий в Корпусе грин-карту на американское гражданство, и бестолковый рядовой Харпер, по уровню интеллектуального развития не далеко ушедший от Хорни, а в свете последних событий, возможно, даже отстававший от него. Нельсону прострелили кисть, Ривере – бедро и голень. При этом умница ланс-капрал быстрее, чем первый, перевязался и теперь, хрипло прикрикивая на Харпера, чтобы не дергался, наматывал на его руку повязку.
– Чикано, тебя-то как угораздило под пули угодить? Ты с кем теперь меня воевать оставил? – Крастер одобрительно хлопнул симпатичного ему парня по шлему. Ривера на секунду отвлекся от перевязки и благодарно улыбнулся командиру в ответ.
Отделение Келли тем временем вело напряженный бой на вершине высоты 130. Сержант немного нервно вызывал Крастера по радиостанции, требуя помощи.
Надо было срочно принимать решения и переигрывать так неудачно повернувшийся ход боя. Первое решение лежало на поверхности.
– Рядовой Лонг, Соренсен – на вас раненые! Оказать медицинскую помощь, Ривера, если надо, вам тоже поможет! Остальные – бегом за мной!
Думать о случившейся катастрофе, когда взвод на ровном месте потерял убитыми такое количество отличных парней, было некогда, нужно было сделать все возможное, чтобы отделение Келли к ним не присоединилось. А к этому все и шло.
Главное, что одолевало Крастера в ходе спурта к высоте 130, это даже не сам по себе страх получить пулю. Страх, что пуля вылетит сзади, с того места, где взвод оставил своих раненых.
К его непритворному облегчению, в своем лесу морпехи все же перебили или же напугали всех северокорейцев. В результате чего в лесу чужом появление подкрепления бесповоротно решило исход боя. Красное подразделение, ранее упорно перестреливающееся с Келли из глубины рощи и даже пытавшееся обжимать его с фланга, при появлении за спиной ещё одной группы морских пехотинцев морально сломалось и начало отходить вглубь.
Мысль взять небольшую передышку и привести взвод в порядок сразу была отброшена, едва только оформившись. В создавшейся ситуации можно было совершить множество ошибок, но ни в коем случае нельзя было совершать одной – потерять инициативу и позволить северокорейцам от взвода оторваться. Сумев это провернуть, продолжающий нависать над тылом Крастера не деморализованный противник одним своим присутствием не позволил бы поредевшему взводу минимально эффективно контролировать дефиле.
– Не дайте им оторваться! Вперед! Перестреляем всю эту сволочь!
Взвод, молча и без колебаний, пошел за командиром, растягиваясь в неровную цепь огневых групп. Такое молчаливое доверие окрыляло.
К счастью, как чуть позже мрачно охладил боевой азарт Крастер, это доверие не обошлось подчиненным слишком уж дорого. В ходе преследования отступающих коммунистов пострадал только один человек – получил легкое ранение в икру автоматчик второго отделения ланс-капрал Джошуа Пушер Джонсон – неглупый, веселый и хитрый афроамериканец из Нью-Йорка, как это ни было странно для уроженца трущоб, неплохой парень, завербовавшийся в Корпус именно для того, чтобы избежать затягивания в криминал Гарлема.
Беспорядочный отход коммунистов под давлением взвода быстро перешел в бегство с бросанием вооружения и раненых, беспощадно достреливаемых рассвирепевшими от понесенных потерь морпехами. Крастер совершаемым военным преступлениям не препятствовал, девать пленных в его положении было просто некуда. Да и сами раненые пощады особо не просили, пытаясь отстреливаться. Двоих спринтеров, попытавшихся убежать в покрывавший высоту 403 лес, расстреляли в спины на половине дистанции. Одновременно с этим выяснилось, что остальные подевались неведомо куда.
Веры, что взвод перебил в лесном бою абсолютно всех солдат противника, не было ни на цент. Краткое обшаривание окрестных кустов дало ещё одного убитого коммуниста и первого взятого морскими пехотинцами пленного – щуплого короткостриженого корейца с отстреленным ухом, напуганного до мокрых штанов.
– Возвращаемся к вершине! Ты и ты! В головной дозор! Вы и вы – боковиками! Вперед!
Бой был выигран. Вот только радость от этого у Крастера отсутствовала полностью. При вроде бы полном контроле над ситуацией, бой неожиданно превратился в безумную кровавую баню, в которой их спасли, пожалуй, только храбрость, воля к победе и культивируемая в Корпусе агрессивность.
Обстоятельства боестолкновения, совершенные в нем ошибки и планы на будущее требовалось как можно быстрее обдумать. И начать в этом случае следовало с допроса пленного. Был этому способен помочь изрешеченный пулями Чой или нет.
Конвоируемый сухоньким злобным живчиком – рядовым Блаттом, пленный стекал в сапоги и, не будь дурак, прозорливо пытался избавить себя от вполне вероятной судьбы. Внимание к лежащей не так далеко от опушки паре трупов привлек именно он.
Глянувший на пленника Крастер устало хмыкнул, коммуниста одолевал откровенный словесный понос, дополняемый яростной жестикуляцией в направлении двух лежащих друг на друге тел.
Нижний из указанных мертвецов привлекал к себе внимание широким галуном сержантских погон. На погонах верхнего трупа с его густо залитыми кровью бриджами были видны звёзды. Насколько можно было понять, лейтенанту показывали тело командира северокорейского подразделения. Интересного в трупе в целом было немного, однако ремень офицерской сумки, пересекающий спину убитого, давал надежду на захват значимых документов. Иероглифы Крастер читать не умел, однако был неплохой шанс разжиться картой. При некотором везении – даже с нанесенной на ней обстановкой, позволяющей оценить могущие ему противостоять силы краснокорейцев.
– Соображаешь, приятель. Хвалю.
За спиной издевательски засмеялись. Испуганный северокореец дрогнул, кинул на смех испуганный взгляд и угодливо Крастеру заулыбался.
Крастер, не обращая на это внимания, повелительно махнул ему рукой:
– Показывай, что ты тут мне нашел.
Дожидаться, пока коммунист жестами и непонятным кудахтаньем доведет до него идею снять с трупа планшет, расслабившемуся после удачного боя Крастеру было лень. Он жестом остановил пантомиму северокорейца и снисходительно махнул тому рукой, разрешая снять с мертвого офицера сумку.
Пленный, продолжая униженно улыбаться и старательно держась как можно дальше от оружия, перехватил тонкий кожаный ремешок и, высвобождая его, перевернул труп. Который, к удивлению всех присутствующих, мертвым оказался не полностью. Под телом северокорейского офицера скрывалась показавшаяся Крастеру по-настоящему огромной зеленая банка русской фугасной противотанковой гранаты.
В ответ на резкое движение красного недобитка Крастер не только сумел вскинуть свой карабин. Он даже успел всадить очередь в этот оскаленный в яростном крике рот… Долей секунды позже зеленая банка рухнула ему под ноги.
Вспышка!
* * *
Крастер стоял в проходе пилотской кабины «Супер Сталлиена». Под вертолетом красиво стелились освещённые утренним солнцем вершины поросших лесом корейских гор. Впереди, прямо по курсу эскадрильи, собиралась темная дождевая туча.
Крастер в очередной раз почувствовал, как у него под шлемом встают дыбом волосы. И Марк Рюккер точно так же, как в прошлых жизнях, повернул к нему голову:
– Синоптики облажались, Джош! Сейчас полетим…
Приятель осекся и вперился взглядом в потрясенное лицо Крастера.
– Что-то случилось? Что с тобой, парень?
Все те слова, что только хотелось сказать лейтенанту, ледяным комом застряли у него в горле. Крастер тоскливо взглянул наружу, ожидая такой знакомой вспышки…
Грохнул гром, мелькнула вспышка, и голос Рюккера подавился ругательством – в остекление вертолетной кабины лезли вершины растущих на горном склоне деревьев…
Назад: Смерть I
Дальше: Смерть III

andianela
Жаль, что сейчас не могу высказаться - тороплюсь на работу. Но вернусь - обязательно напишу что я думаю по этому вопросу. --- Лучше поздно, чем никогда. эскорт мужской киев, разборка форд киев эскорт и Эскорт агентство эскорт сопровождение работа киев
ralousKip
Вы не правы. Я уверен. Могу это доказать. --- У всех личные сообщения отправляются сегодня? играть в кингдом раш 4, камазы игры 2 и игры на подобии сталкера играть в симулятор макдака
bomloamAp
Эта замечательная мысль придется как раз кстати --- В этом что-то есть. Понятно, спасибо за помощь в этом вопросе. геометрия 7 сынып, тест 5 сынып математика а также 3 сынып сабак жоспары 8 сынып физика скачать
chocdiket
Да, действительно. Я согласен со всем выше сказанным. --- Абсолютно с Вами согласен. Идея хорошая, поддерживаю. флэш смотреть онлайн 12 серия 2 сезон, смотреть на телефоне сериал гримм а также день выборов фильм курортный туман фильм смотреть онлайн