Книга: Боевой маг. За кромкой миров
Назад: Глава 28 Другой язык, другие обычаи
Дальше: Глава 30 Штурм

Глава 29
Поход миротворцев

По узким прямоугольным стеклам и броне внедорожника скрежетали ветки, двигатель урчал на малых оборотах, толкая тяжелую машину по дороге, заставляя покачиваться на выступающих из песка камнях и корнях деревьев. «Тигр» периодически нырял по середину колеса в ручьи и неглубокие быстрые реки, журчащие между многочисленными валунами. Потом шла боевая машина пехоты, ведомая Луникой, и «Урал» Ангелины.
Позади всех плелся танк рыцарей, пыхтя как паровоз и выкидывая облака дыма и пара в воздух. Широкие гусеницы с лязгом поднимали камешки и песок, оставляя зубчатый след позади.
Я смотрел в окно и размышлял о том, что все это было безумием. С горсткой едва обученных воинов идти на переговоры к вражескому замку. Конечно, моя группа запросто могла захватить любое местное укрепление, но это лишь сковывало наши действия и заставляло отодвигать планы на возвращение все дальше и дальше. Каждое наше вмешательство все больше втянет нас в местную бесконечную войну родов, грызню лордов и скудный быт. Но и по-другому поступить я не мог, ибо не имел права рисковать жизнями своих друзей, без какого-либо сопровождения и разведки пробираться к точке выхода. Не мог я оставить пленных крестьян на растерзание такому чудовищу, как безумный Великий Дом. Если до той памятной порки непослушной дочери феодала я еще мог усмехнуться и назвать слова Бурбурки о проводниках уловкой, то после увиденного сомнений не осталось. Великий Дом есть нечто страшное, что-то совсем чуждое и лежащее вне моего понимания. Но даже с земными богами и демонами можно договориться, а значит, можно попробовать пообщаться и с этим.
Я попросил Бельчонка сканировать все, что только можно, запоминать мир вокруг, но она говорила лишь о неком размытом пятне грандиозной силы да стонала во сне, ощущая боль тех, кого убивает Великий Дом. Единственное, что отметила девушка, так это то, что боль ощущается все сильнее при движении правокруг, при приближении к священному городу.
Машину, ехавшую по узкой лесной дороге, в очередной раз тряхнуло на камнях, и я взглянул на ухмыляющегося беса:
– А кто управляет танком?
– Володя.
Он достал плоскую фляжку, на которой чувствовались семиведерные чары, и начал разливать в висящие в воздухе стаканчики коньяк. Стаканчики были из нержавеющей стали и блестели изящной гравировкой на тему ада и грешников.
– Не желаете ли? Напиток с Земли, специально спрятал в вещах своего подопечного. У меня еще бочонок припрятан, настоящий, дубовый.
– Тебя веселит эта поездка?
– Я соскучился по такому, – признался Мефистофель. – Замки, лорды, рыцари, крепостные крестьяне… Вам может показаться забавным, но я сейчас счастлив.
– Чего ты добиваешься?
– Мне просто хорошо. Я угощаю.
– Ты не ответил.
– У меня на все свои планы. И самый главный план – это объединить земли по тракту от точки входа до точки выхода. Мы чудеснейшим образом наткнулись на неглупого лорда Бурбурку, а раз так, то я вписываю его в свои замыслы и поставлю его во главе сил объединения. Для этого нужно показать силу. Мы придавим этих Кропасей, заставим работать на себя.
– Мы – это кто?
– Я, лорд Бурбурка с наследником, ваш отряд. Вместе мы сможем очень многое.
– Я не хочу власти над этим миром. Я увидел все, что хотел, и теперь хочу домой, получить обещанное. А прямо сейчас я хочу лишь не допустить бойни, которую ты можешь устроить.
Бес ухмыльнулся.
– Вот потому тебя и направили сюда, вот потому тебя и называют Посрединником. Тогда выпей просто так, – произнес Мефистофель, сняв стаканчик с невидимой подставки и протянув его мне тонкими жилистыми пальцами. – Мы вмешались в политическое устройство этого мира, стали вестниками экспансии чуждой им культуры. И даже если мы уйдем, это ничего не поменяет. За нами должны пойти другие, и ведь пойдут. Пойдут прогрессоры, геологи, ксенобиологи, а следом потянутся политики, армия и экономика перенаселенного человеческого мира. И даже если все мы останемся здесь навечно или соврем, что ничего не нашли, это ничего не поменяет, путь проложен. Это неизбежно. Сейчас, главное, направить зыбкую тропу в нужную сторону, чтобы все это было не так больно для всех.
Я осторожно принял наперсток и быстро проглотил ароматную жидкость, оставившую легкое жжение под языком и приятное послевкусие на нёбе.
– Благими намерениями вымощена дорога в ад? – процитировал я старую поговорку.
Бес широко улыбнулся и предложил напиток Александре, придерживая стопку так, чтобы она не расплескалась на кочках. Девушка замерла, проверяя своими экстрасенсорными способностями содержимое стаканчика, а потом взяла. Мефистофель тем временем перевел взгляд на меня.
– Я, кажется, понял, в чем загадка Фотиди, но не буду спешить с выводами. И если я прав, то тем более не буду озвучивать. Мучайся теперь до старости.
Я промолчал и снова уставился в окно, где от нашего движения в разные стороны разлетались крылати, как перевела название местных птеродактилей адская спица, и четвероногая живность.
В какой-то момент мы выскочили к морю. Как сказал Бурбурка до этого, из Срединного океана в глубь материка вдавался на несколько десятков километров относительно узкий залив. И если прикинуть, то полоска между морем и льдами в этой местности всего полсотни верст, что дает простор для произрастающих лесов, возделываемых полей и пастбищ. Пахло слегка морской солью, куда меньше, чем на том же Темном море.
Я несколько раз был на Байкале, и это море очень походило на виденный мной на Земле пейзаж, в котором серая вода смешивалась на горизонте с облаками и небом, а на кромке между морем и сушей совершенно прозрачные волны с шумом обрушивались на гальку.
Только этот пейзаж дополняли стеклянного вида монстры. Их было не меньше двух десятков, огромных как автобус, со множеством тонких суставчатых ног и подвижных щупалец. Существа неспешно вытаскивали из воды камни и мусор, бросая их неподалеку от берега, словно усердные уборщики. Один из монстров вышел из моря, таща огромный, как цистерна топливозаправщика, пузырь, наполненный чем-то желтоватым. Монстр деловито побрел вдаль от берега, утаскивая свою странную ношу.
Морской пейзаж пропал так же внезапно, как и открылся, исчезнув среди деревьев.
Машина в очередной раз нырнула в воду, потихоньку скребясь шинами о крупную гальку. Быстрые волны плескались о днище «Тигра». Речка была шириной около пяти метров и петляла по густому чужому лесу.
Когда внедорожник задрал нос, вылезая из русла, Александра придвинулась ко мне и прошептала: «Замок».
Крепость в самом деле появилась буквально через пару сотен метров. Лес резко оборвался, выкорчеванный на большом пространстве.
Замок почти ничем не отличался от того, в котором обитал Бурбурка. Может быть, чуть выше, чуть шире, но все точно такое же. И деревушка у самых стен, и ров, и поле в стороне, засеянное хвабуком, внешне похожим на кукурузу, и пасущиеся козели.
Заметили нас сразу. Стражники заперли ворота. Крестьяне побросали свои повседневные занятия и, как мыши, бросились врассыпную. Точно такие же нарони, как и Бурбурки, пытались спасти детей и свои нехитрые пожитки, унося в лес. Видимо, бегство в лес давало больше шансов выжить при долговременной осаде. При взятии крепости измором осаждающие почти не щадят тех, кто укрылся за стенами, да и голодная смерть – паршивая штука.
Машины одна за другой выехали на открытое пространство, встав у самой кромки лесного массива и заглушив двигатели. Я повернул вверх рукоять и открыл тяжелую дверь, которая тут же встала на фиксатор, спрыгнув на землю. Задница сильно устала от езды по бесчисленным кочкам и ямам, и это при том, что «Тигр» очень мягко идет сам по себе. Со стороны «Урала» раздался звонкий голос Ангелины:
– Нет! Не это! Вон ту железную рукоятку подними, Такасик.
Девушка уже не церемонилась с рыцарями, перестав называть их нон-тарами. Что удивительно, они не замечали панибратского отношения. Но стоило Мефистофелю попытаться перейти на такой же стиль общения, как они надменно задирали нос и переходили на стальной тон, мол, имейте уважение к древнему роду. Бес криво улыбался и извинялся.
– А теперь с другой стороны, – продолжала магесса, стоя на земле, уперев руки в боки.
Рыцарь поднял стопор и с грохотом откинул борт грузовика.
– К машине! – прокричала Ангелина, а потом разъяснила значение этой команды: – По этому приказу воины спрыгивают и становятся в одну линию плечом к плечу! Самый главный занимает место по правую сторону, чтобы по его правую руку никого не было.
Такасик резво занял правый фланг и деловито осмотрел всю группу. Воины-люди презрительно наблюдали за жмущимися друг к другу нарони, экипированными в доспехи. Было видно, что в такой роли они ощущают себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Нарони нужно долго-долго учить тактике боя, стрельбе из оружия и воинской дисциплине. Но самое главное, из них нужно вытравливать дух крепостного, мешающий им сражаться. Это сейчас просто статисты с ружьями. И в то же время это первые ласточки на пути к свободе духа, свободе воли, равенству.
– Я сделаю из этого стада настоящих солдат, тоже мне воины.
– Что шумишь? – окликнул я магессу, подойдя к корме внедорожника и положив ладонь на ручку задней дверцы.
– Да, блин, – ответила Ангелина, перейдя на русский язык, – на подвиги они собрались. Представляешь? Только какие им подвиги, на хрен? Подвиги совершать нужно с заблаговременной подготовкой, нужен рыцарский орден, что, по сути, объединение с жесткой дисциплиной, а у них феодальная вольница и тупые рекруты. Охотники на привале. Они понятия не имеют о дисциплине. Я себе хобби придумала. Я общевоинские уставы на язык сель переведу. Пусть изучают.
Я вздохнул и открыл заднюю дверцу «Тигра». Оттуда выпала прямо мне на руки Александра, словно нечаянно споткнувшись о небольшой ящичек. Я подхватил девушку и осторожно опустил на землю. Когда ее губы оказались в сантиметре от моих губ, я рефлекторно сглотнул, а к лицу хлынула кровь. Это, естественно, не укрылось от Всевидящей, которая чуть заметно улыбнулась и отошла в сторону, задержав свою руку в моей ладони. Нити ее внимания были обращены всецело на меня. Неужели она влюбилась как девчонка? Да и сам я хорош. Хотя почти год траура, прошедший в боях и в погонях за чудищами с одной лишь мыслью о мести, без права на отдых и без близости с женщинами, из кого угодно сделает влюбчивого мальчишку.
– А меня лапать будешь? – спросила Оксана, присевшая на корточки в дверном проеме.
– Обязательно, – ответил я, через силу оторвав взгляд от Бельчонка. – Но не сейчас.
– Тогда отойди, я спрыгну.
Следом за навьей из машины вышел бес, сидевший все это время на полу. Вскоре загремело железо, и я обернулся на этот звук.
Танк неуклюже вертелся на месте, старясь навести прицел баллисты на замок. В открытом люке виднелось сосредоточенное лицо Сорокина, работавшего рычагами.
– Не поверю, чтобы ты не приложил к этому руку, – произнес я, обращаясь к бесу. – Он бы сам не стал так заморачиваться.
Тот довольно глядел на блестящий корпус бронированной машины, сделанной из авиационного алюминия.
– Неужели ты думаешь, что эта наивная горстка солдат сможет взять осадой эту крепость? – хитро прищурившись, ответил Мефистофель. – Они ее год будут осаждать, несмотря на ружья. Тут нужно кое-что посерьезней.
– И ты взял это?
– Да. Классический паровой танк, но исполненный посредством научных расчетов и технологий, недоступных этим средневековым бедолагам. Да и более поздним поколениям тоже.
– Это глупо.
– Нет, напротив. Выбиваем ворота и с триумфом входим в эту твердыню.
– Насколько я знаю, баллистой очень долго придется пробивать подъемный мост.
– Да полно тебе. Мирные жители разбежались по лесам и забились по подвалам, остались лишь комбатанты. И ваша совесть чиста будет, и мои чаяния принесут плоды. Наслаждайтесь красивым шоу.
– А как же переговоры?
– Снесем защиту, там и поговорим. Бурбурка не против.
– Вы с ним за моей спиной сговорились?
– Разумеется, – широко улыбнулся бес. – Он жаждет мести, я дам ему то, что он хочет.
– Привык души скупать, – зло сплюнул я на землю. – Тебе бы политиком стать.
– Я и так политик и рвусь к карьерной вершине что есть сил. Вот сейчас организовываю плацдарм своей собственной империи. Это будет гвардия моего портала, стражи прохода меж мирами.
Я стиснул зубы, готовый ударить его в лицо. Бес – он всегда бес.
– Егор! – Голос Александры заставил меня вернуться от нервной душещипательной беседы с Мефистофелем в реальную жизнь.
Она подошла к БМП и водила руками над броней, сканируя то, что скрыто от внешнего мира под железом машины, раскрашенной черной эмалью и позолоченными узорами, и чарами Луники. Я беглым взглядом окинул нашу стоянку. Нарони аккуратно стащили один брус и теперь тянули другой. Ангелина материлась как сапожник, когда они царапали откинутый борт, но не помогала и не мешала, словно решив следить за соблюдением правил миротворческих операций. Даже не слышно было упреков, что это не наша война и что меня нужно постоянно опекать. Вспомнилось, как она вздохнула и буркнула, мол, выбираем из двух зол меньшее. Оксана вылила на себя воду из фляги, как всегда делала перед боем или выполнением сложной задачи, и теперь открыла люк и прилаживала пулемет на кронштейн. Света едва уловимой тенью обежала машину по кругу, откинув застрявшие веточки и листья с брони и заглянув под днище, а потом уселась на место, достав темные очки.
Я подошел к Бельчонку.
– Там что-то есть, – тихо произнесла она.
– Думаешь, Луника что-то утаила?
– Не знаю, но там что-то знакомое.
Я постучал по броне:
– Открывай!
Щелкнули кормовые двери. Одна из них беззвучно отворилась, и мы одновременно заглянули внутрь. А там сидели две девушки, неотрывно глядя друг на друга: черная обнаженная кукла демона ночи, оставшегося от угасшей империи майя, и трясущаяся от страха Имиринка. А еще в глубине едва заметно шевелился здоровенный мохнатый паук, словно тарантул в норе. Сестра Такасика сидела, обхватив руками колени, и мелко дрожала. Пальцы ее сжимали кинжал, тот самый, из-за которого ее высекли до полусмерти.
– Имиринка, – тихо позвал я девушку, но та не реагировала. – Имиринка, – еще раз произнес я, а потом, протянув руку, тихонько дотронулся до ее плеча.
Дочь лорда вздрогнула и с судорожным вдохом-стоном резко повернула голову ко мне. Она замерла на пару секунд, а затем так же быстро опустила голову, уставившись на стиснутый в тонких пальцах кинжал. Имиринка сдавленно заскулила и разжала ладонь, позволив ножу упасть на пол боевой машины. Она поджала ноги еще сильнее, словно не клинок был перед ней, а ядовитая гадина.
– Я не хотела, я больше не буду, не надо, пожалуйста, – залепетала она, подняв глаза на меня. – Пожалуйста, не надо больше кнута, я больше не буду. Я просто хотела посмотреть на то, как отомстят за братьев. Я не хотела, я нечаянно. Я хотела… а тут это… а тут темно… Я больше не хочу!.. – Под конец своей сбивчивой речи юная леди разразилась надсадным плачем.
– Мы никому не скажем, – почти шепотом произнес я.
– Честно-честно?
– Да.
– А заветы предков?
– Мы не ваш народ. На нас заветы не распространяются.
Я снова протянул руку, но Имиринка не тронулась с места. В ней читался ужас. Ужас наказания, ужас перед безумным Великим Домом, убивающим болью кого пожелает. Этот ужас был сильнее, чем страх перед огромной тварью, взирающей из глубины механической пещеры восемью бездонными, как колодцы, очами. Сильнее, чем страх перед черной девой, молча сидящей напротив. Сильнее, чем страх тьмы, которой никогда не бывает в этих краях.
– Не бойся нас, – тихо вторила мне Александра, но от ее неподвижных слепых глаз было не по себе непривычному собеседнику.
– Смотри, что у меня есть, – произнесла подошедшая к нам Береста, медленно достав из чехла во внутреннем кармане волшебную палочку.
Назад: Глава 28 Другой язык, другие обычаи
Дальше: Глава 30 Штурм