Книга: Два в одном. Оплошности судьбы
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Глава 13

Рано утром досточтимый иерон, хранитель монастырской библиотеки, шаркая подошвами мягких тапочек, шел будить молодого мага. На его взгляд, парень был не совсем дурак, с практической сметкой, скорее всего из мелких лавочников. Неудачник в магии, но в своем роде проворный, так для себя определил иерон. Умудрился втереться в доверие к инквизитору. А это дело непростое. Умом, конечно, не блещет, но для его дела подойдет. Сумел же он разобраться в свитках. Старательный, хитрый и скрытный. Хотя по молодости наглый, но это не столь важно. Архивариус Канодриона ищет какие-то древние знания, и этот парень сможет систематизировать имеющуюся в монастыре закрытую часть библиотеки. А потом его можно отправить с легким сердцем на костер. Как еретика и шпиона магов. Старичок рассмеялся своим мыслям.
– Шпиона магов! – вслух проговорил он. Такого еще не было. Его взгляд прошелся по стеллажам.
На полке лежала упавшая книга. Не терпящий беспорядка монах приподнялся на цыпочки и стал поднимать книгу. В этот момент его что-то больно ударило по пальцам руки. Он отдернул руку и взвыл от боли. В следующий миг что-то вцепилось ему в ногу, пронзив все тело нестерпимой болью. Иерон замахал руками и, чтобы не упасть, стал цепляться за стеллажи. Вторую руку пронзила острая боль от удара, когда он уже упал и она оказалась под стеллажом. Очумев от боли и ужаса, он заорал так, как никогда не орал в своей жизни. К его беде, в библиотеке он был один. Он чувствовал, что пальцы рук и ног сломаны, любое движение вызывало дикую боль, и иерон боялся пошевелиться. Он видел крысоловки на себе и проклинал глупого мага за его старание выполнить все указания библиотекаря.
Проснулся Артем от громких криков и зова на помощь. Он выскочил в зал библиотеки и увидел лежащего хранителя, облепленного крысоловками. Он вспомнил, что так и не удосужился их поставить. Тогда кто же их раскидал по библиотеке? «Свад!» – пришло к нему озарение. Нечаянный помощник.
– Досточтимый иерон, что с вами случилось? – Артем стоял рядом, наблюдая за шевелением старика. Тот от боли и глупого вопроса мага пришел в ярость.
– Тупица! Не видишь, что ли? Твои крысоловки, которые ты раскидал. Ду-уби-ина! Ох! А-а-а! Я тебя не после работы сожгу, как хотел, я тебя завтра же пошлю на костер. Нет, уже сегодня. Ты опасен.
Артем прищурился. Расклад, который дал ему иерон на его будущее, был малоприятен. Этот стручок перезревшей фасоли задумал с ним разделаться с помощью костра, а он думал, как же так его допустили до закрытых материалов. Все, оказывается, проще: неугодного свидетеля, в чем-нибудь обвинив, уберут.
Монах тоже заметил этот прищур и испугался:
– Не бойся, мой друг, я погорячился, помоги мне. И я помогу тебе. Здесь сотни запретных книг, ты сможешь выучить неизвестные заклинания. Станешь великим магом. Я дам тебе полный доступ ко всем книгам.
– Ага, а потом будешь ты гореть, как спичка, с новыми знаниями, – раздался голос гремлуна у Артема за спиной.
Монах, увидев Свада, перестал стонать и вытаращился на маленькое существо.
– Это кто? – спросил он.
– Не знаю, здесь живет, в библиотеке, в том зале, куда ты, досточтимый, меня привел. Может, домовой, – равнодушно ответил землянин: он в это время решал непростую задачу – что же ему делать? Оставлять монаха в живых нельзя, убивать не хочется. Ох, как не хочется! Как потом оправдаться перед братией? Безвыходная ситуация.
– Ты, дылда, не мудри, а прирежь его тем ножиком, что нашел, и все дела, – прозвучал совет гремлуна, и библиотекарь, услышав это предложение коротышки, забился в конвульсиях лежа на полу. Несколько секунд подергался и затих. Его взгляд, устремленный на Артема, затух.
– Отошел, – равнодушно проговорил гремлун, повернулся и отправился прочь. Артем застыл, соображая, что ему делать. Монах действительно не подавал признаков жизни. Он нагнулся над телом, приложил руку к шейной артерии и замер. Пульса не было.
Неужели старик умер от страха? Испугался, что его прирежут, и сердце не выдержало? Артем выпрямился, не зная, как поступить. Кому сообщить о смерти? Как в монастыре воспримут известие, что хранитель библиотеки скончался в то время, когда там был маг? Не обвинят ли они его в том, что он специально подстроил смерть, раскидав крысоловки? Он даже боялся снять их с его рук и ног. Так он просидел минут пятнадцать.
– А что, если посмотреть на старика магическим зрением? – подумал он и осторожно перешел на него. Он уже знал, что здесь, в монастыре, нитей Эртаны не видно, как будто ее не существует вообще в природе. Что-то или кто-то ее полностью блокировал. Единственное место, где можно работать с магией, – это библиотека. Но, к своему удивлению, он увидел духовную сущность, зависшую над телом. «А чего добру пропадать», – неожиданно подумал Артем. Старик помер, силы ему уже не нужны, а Артему пригодятся.
– Агнесса, ты опять лезешь к парню со своими советами! – возмутился Арингил.
– А что он стоит и сопли жует? Ему такой подарок подвалил, а он растерялся. Землянину нужны силы, поэтому нельзя упускать такой шанс.
– А ты знаешь, во что это ему выльется в будущем?
– Не знаю и знать не хочу, – ответила тифлинг. – Зато я знаю, что у него ничего хорошего в будущем не будет, если он останется слабаком. А ты вообще не о том думаешь.
Арингил удивленно посмотрел на девушку. Он в последнее время очень часто стал удивляться. Этот мир, так похожий на землю и в то же время очень странный, удивлял его все больше. Здесь даже служебные духи могли жениться и выходить замуж. На Земле это можно было делать, только спустившись на землю и с человеческими дочерьми. И то после столетий безупречной службы.
– А о чем мне надо думать? – спросил он в сильном недоумении. Что он упустил и чего не учел?
– Мы завтра идем ко мне домой, я тебя познакомлю с мамой. Ну и с папой, конечно, – добавила она, вспомнив, что мама ей всегда говорила:
– Дочка, мужики – они как малые дети, их всегда надо брать за ручку и вести к венцу. Сами они дорогу не найдут. Поверь мне, я прожила с твоим отцом не одну сотню лет, и если бы ждала, когда он решится сделать мне предложение, до сих пор ждала бы.
– Но баба Крыстя говорила, что не мы выбираем, нас выбирают.
– Моя свекровь не все тебе сказала. Когда ты поймешь, что тебя выбрали, не жди, когда тебе сделают предложение. Сделай его сама.
– А как я пойму, что меня выбрали?
– Просто, – безапелляционно заявила мама. – Если парень тебе нравится, значит, тебя выбрали!
Этот урок Агнесса запомнила хорошо.
– Подумай, во что ты оденешься и что будешь говорить, – нейтральным голосом заявила она.
– Но я не собирался идти к твоим родителям, и потом, как мы оставим одного нашего подопечного, и последнее – у меня нет другой одежды! – пытался сопротивляться Арингил, часто моргая и чувствуя перед девушкой свою беспомощность.
– Он один не останется, с ним побудет моя бабушка Крыстя, она давно без дела сидит, и это ей придется по нраву. А одежду она принесет с собой, я ей твои мерки скинула. А то ходишь, понимаешь, как баба, в балахоне! Не поймешь – мужик ты или кто? Я тебе сейчас расскажу про моих родителей, а ты уже подумай, как построить с ними разговор. – Агнесса пригладила его волосы и мягко улыбнулась. – Не переживай, ты справишься, потому что умный.

 

…Артем воровато огляделся, не видит ли кто, но зал был пуст. Гремлун, равнодушный к смерти монаха, покинул его и ушел в зал с магическими книгами. Тогда он с замиранием сердца и страшась повторил ритуал захвата души. Он приготовился к тому, что его опять начнет корежить или ворвутся монахи с палками и потащат его на костер, но ритуал на этот раз прошел не так болезненно, а в монастыре все было тихо. Не бил тревожно колокол, не бежали толпы правоверных служителей Хранителя, разгневанных святотатством. Вообще ничего не происходило. Он основательно струхнул из-за смерти старика и воровства его души. Но, слава Хранителю, все обошлось. У него было время подумать и привести свои нервы в порядок. Мысли быстро перебирали варианты, как ему поступить.
Кто может ему помочь? Он знал только одного монаха, что относился к нему доброжелательно, – это был повар. Артем пересилил свои сомнения и заставил себя пойти на кухню. В конце концов, так и так о смерти старика узнают. И смысла задерживать эту информацию не было.
– Мастер, у нас беда. – Артем стоял перед поваром бледный, как мел.
– Какая беда? – Тот удивленно вскинул глаза и вытер полотенцем большие красные руки, но, внимательнее посмотрев на парня, позвал его за собой. – Пошли, расскажешь.
Они вышли во внутренний двор монастырской кухни.
– Мастер, – стал говорить Артем, – я вечером разбросал крысоловки, а утром в них попался хранитель библиотеки.
– Не понял? Что, старый Феордор по глупости попался в мои крысоловки? засмеялся повар. – Какая же это беда, это просто смех, вот будет парням сегодня развлечение!
– Беда в том, что досточтимый иерон от этого, по-видимому, умер. А я не знаю, что делать, – сказал Артем и замер.
– Точно умер?
– Мне так показалось. Я выбежал на крик, подбежал к нему – гляжу, а он уже не шевелится и не кричит.
– А где он тебя поселил? – спросил повар.
– В каморке сторожа, которого крысы сожрали.
– Это он тебе сказал, что сторожа крысы сожрали? – спросил повар.
– Ну да.
– Старый плут. Он запер брата Алексия внутри библиотеки без воды… в общем, это не суть важно, – остановил себя повар. – Помер – туда ему и дорога. Я пошлю с тобой Габриеля, он отведет тебя к коменданту. Ему все и расскажешь, потом приходи завтракать и ничего не бойся. Старого Феордора никто не любил. Наушничал, пакостил, вот Хранитель его и прибрал.
Артем смог освободиться только к обеду. Он много раз пересказывал свой рассказ. На тело приходили посмотреть какие-то чины из верхушки монастыря. Смотрели, многозначительно хмыкали и уходили. А оно так и оставалось лежать посреди библиотеки. Наконец пришла, как подумал землянин, похоронная команда из двоих монахов, они небрежно погрузили старика на носилки, не потрудившись снять крысоловки. Тут уж Артем не выдержал и закричал:
– Стойте, досточтимые иероны, мне крысоловки еще вернуть надо повару, – и стал их снимать с мертвого. Один монах нагнулся к шее Феордора, снял ключ на цепочке и протянул ему.
– Это что? – Землянин взял ключ, с недоумением глядя на монахов.
– Ключ от библиотеки. Пока не назначат нового смотрителя, останешься за него. Он тебе работу дал?
– Дал, – оторопело проговорил он.
– Вот и занимайся.
Они ушли, а он остался один в пустой библиотеке. Растерянно огляделся и сам себя спросил: «Это что же происходит? Никому нет дела до смерти брата и того, что теперь библиотекой заведует чужак? Непостижимо!» У него засосало под ложечкой. Он вздохнул и отправился обедать.
– Так тебя оставили за библиотекаря? – переспросил повар, подсев к Артему. – Ну и правильно, кому-то надо заниматься этими вопросами. Почему не тебе?
– А почему брата какого-нибудь не назначили? Я же вроде как чужак, – сказал землянин. Ему все время мерещились подставы, и было неспокойно на душе. У нас всегда так: все, чего мы не понимаем, вызывает обеспокоенность.
– Ну ты не совсем чужак, тебя привез брат инквизитор. А это хорошая рекомендация. Значит, ты заслуживаешь доверия. Для инквизиторов существуют только две категории людей – те, кого надо сжечь сейчас, и те, кого можно сжечь потом. Ты попал в третью – тот, кто может пригодится. А братья не хотят идти в библиотеку. К нам часто приезжают инспекторы из Канодриона и требуют показать те или иные книги, документы. Проверяют условия хранения книг. Если что не так, накладывают епитимью. Ты думаешь, почему Феордор был худ и злобен? Потому что ему всегда доставалось. Так что, пока ты здесь, в библиотеку никто по своей воле не пойдет. Ладно, ешь, а завтра приходи дрова колоть, ловко у тебя это получается. – Повар встал и ушел.
Артем медленно доедал свой обед, размышляя над случившимся. Не раскидай Свад «гостинцы» – для него все могло сложиться печально. Старый хрыч преспокойно обвинил бы Артема в занятии черной магией. А палачи добились бы его чистосердечного признания. А после гореть бы ему на костре, под веселый треск головешек. Что это – неимоверная удача или своевременная помощь судьбы? Почему вдруг малыш проявил инициативу и расставил крысоловки? А ведь все могло сложиться иначе. Не вызови он гремлуна – тот не расставил бы ловушек, и тогда… Артем не захотел представлять, что было бы тогда. Он совсем запутался в попытках разобраться, случайно его спасение или он прошел верно свой перекресток. Перестав ломать голову, он собрал недоеденную курицу, колбасу, прихватил пирог и тихо покинул кухню.
Бродя по библиотеке между стеллажами, Артем не знал чем заняться. Ноша, свалившаяся на него, и то, как он избежал сожжения, подействовало на мага удручающе. В этом мире он нигде не чувствовал себя в безопасности. Странный и удручающий мир, в хитросплетениях которого ему еще предстояло разобраться.
Подошел гремлун, он по-хозяйски гулял по залу, вынимая книги со стеллажей и небрежно кидая их обратно.
– Чего пригорюнился? Ты – самый везучий дылда, которого я знаю. Тебе радоваться надо, а ты судьбу гневишь своей хмуростью. Бросай это недостойное дело и пошли работать. Предлагаю первую часть времени потратить на изучение заклинаний, а вторую на разбор книг и составление каталога, у меня появились кое-какие идеи.
«И в самом деле, чего я сопли распустил?»
Артем выслушал малыша и признал его правоту. Меня не сожгли, посчитали почти своим. Враг, что хотел меня уничтожить, сам помер. Куда ни глянь, везде хорошо.
– Пошли, – улыбнулся он.
– Вот смотри. – Сунь Вач Джин со свитком в руках восседал на стопке книг, лежавших на столе. – Мы сегодня закончим с боевыми заклинаниями. Из всей кучи, что тут есть, я для тебя выбрал наиболее простые. Кроме того, я их улучшил. Первое заклинание – «ошеломление». Сей почивший нерадивый ученик не смог разобраться в его сути и описал применение на одиночного противника, когда, не тратя дополнительной энергии, его можно применять массово. Оно будет распространяться концентрическими кругами от тела заклинателя. Всего-то делов – убрать вектор направления, и тогда оно будет распространяться по кругу. Радиус эффективности первого уровня – пять метров. Действует оно на мозг живых существ, на время дезориентируя их. Только усилить его нельзя. Лучше сразу за ним применить «кольцо холода». На этом же расстоянии появится из воздуха колечко льда и через секунду лопнет, поражая осколками окружающих. Для применившего не страшно. Осколки разлетаются метра на два, и все. Убить не убьет, а ранить многих сможет. Теперь следующие заклинания: «замедление», «обуза» и «усталость». Я посмотрел и понял, что лучше всего их применять в комплексе. Даже если противник до тебя доберется, он не сможет нанести урон. Великолепное комбизаклинание. Если нужно кого-то обезвредить или не нужно убивать, но защититься. Мне пришлось изменить его волновую составляющую, и к своему удивлению увидел, что изменились и плетения, – сказал гремлун. – Вот я нарисовал его. – Он подал свиток, где очень красивыми буквами были описаны свойства заклинания и его плетение, представлявшее собой фигуру рыбки, сплетенной из двухцветной проволоки серого и сиреневого цвета.
– Какой-то странный цвет, неоднозначный. Это ты сам плетение придумал? – подозрительно спросил Артем, разглядывая рисунок.
– Я его не придумывал: как только сложил три заклинания и синхронизировал амплитуды, оно проявилось само в проекции. Мне оставались только обвести его контуры.
Артем недоверчиво разглядывал рисунок. Где-то глубоко у него внутри стало грызть душу сомнение. Гремлун был мастером проклятий, а не созидания. Что он мог создать путного, что не работало бы против самого мага?
– Свад, – открыто выразил он свое недоверие. – Ты мастер проклятий, и я не уверен, что заклинание сработает так, как ты объяснил. И как бы я, применив его, не наложил на себя чего-нибудь… – Он задумался и, не найдя нужного определения, покрутил пальцем в воздухе, – чего-нибудь такого неприятного.
– А мы это легко проверим, – не смутился мастер волновой практики. – Ты заклинание «развеяние» знаешь?
– Нет.
– Ну вот мы его сейчас изучим, это из раздела магии разрушения. Читай и запоминай, оно простое и быстрое. – Он протянул Артему очередной свиток. Достал колбаски с пирогом, которые всегда щедро давал человеку повар, и стал громко чавкать, уничтожая пищу.
Артем бросил на Свада неодобрительный взгляд, но промолчал. Изучение заклинаний было для него более важным делом, чем обучение гремлуна манерам и правилам поведения за столом. Минут через десять он подумал: готово, я выучил. Землянин поймал себя на мысли, что изучение магических заклинаний, плетение их, запоминание давалось ему гораздо легче, чем раньше, и это радовало. Только он плел заклинания не одной рукой, как тут принято, а двумя, и делал это гораздо быстрее.
– Все готово, заклинание выучено, – сказал Артем. – Что ты предлагаешь?
Гремлун вытер жирные руки о фартук и важно сообщил:
– Я предлагаю проверить заклинание на мне. Я сяду на столе, а ты отойдешь метра на три и применишь его.
Артем, сильно сомневаясь, отошел на пять шагов, постоял задумчиво и нерешительно сплел рыбку, проговорив одно слово: «комронофас». Слово тоже было странным. Откуда только он его взял?
В тот же миг на него навалилась усталость. Руки сами по себе опустились, а на гремлуна сверху свалилась каменная плита, раздавив его и стол. Артем, не веря своим глазам, смотрел на случившийся катаклизм. Через пять секунд плита исчезла вместе с мастером проклятий.
Сил у Артема уже не было, чтобы дойти даже до места гибели Суня.
– Я что-то подобное предчувствовал, – проговорил он и уселся прямо на пол.
Восстанавливался он минут пять, обдумывая происшедшее. С одной стороны, он отправил Свада обратно, как тот хотел, с другой, ему было жалко расставаться с маленьким поганцем, который стал почти другом.
Он почувствовал, что что-то сжимает в руке, поднял ее и увидел, что держит свиток, автоматически развернул его и прочитал:
– «Школа иллюзий, заклинание «истинное зрение». Плетение было до смешного простым, круг и точка посредине из одной золотой нити и слово понятное для его активации: «окулус».
Рассматривая рисунок, он усмехнулся: точно похоже на Око. В другой руке он держал заклинание, созданное Свадом. Что же он тут сделал неправильно?
Подумал землянин и, сразу создав плетение, произнес:
– Окулус!
На рисунке отобразились красным пунктиром некоторые линии. В том числе и сиреневая. И он каким-то образом понял, что третье заклинание, обозначенное той самой странной сиреневой нитью, и есть проклятие, наложенное на себя. Ее можно изменить на другую – голубую, синюю, красную, но что из этого выйдет, было непонятно. А лучше вообще убрать и сплести лодочку.
Проверю на крысах вечером, решил он. Встал и поплелся к столу. Ему предстояло еще много сделать сегодня. Разобраться в свитках и изучить заклинания.
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14

Олег
Чудно!