Книга: Тетушка с угрозой для жизни
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4

Глава 3

Разумеется, в аптеке была очередь. Саша не помнил такого дня, чтобы он зашел в аптеку, а там никого, кроме скучающих продавцов-провизоров, не оказалось. Нет, всегда в аптеке находился кто-то из покупателей. И небольшая очередь к каждому окошку из одного-двух человек была уж просто обязательно. А в иные дни в каждое окошко выстраивались по три-четыре человека или даже больше. И ведь аптек только в их микрорайоне насчитывалось целых семь штук! И все они работали из года в год, закрываться не собирались, а значит, приносили прибыль.
Ясное дело, что аптеки дело выгодное, ведь всем хочется быть здоровыми. А красивые, яркие упаковки лекарств именно это и обещают. Только покупай! Но вот Сашина прабабушка, которая дожила до девяноста шести лет, таких покупных лекарств избегала.
– В мое время лекарства неброско смотрелись, но зато помогали. Если уж лекарство от головы, то примешь таблеточку, и головы не чувствуешь, как будто бы вовсе ее нету. Если от сердца, то примешь капельки, и сердечко ровненько так стучать начинает. А сейчас от сердца примешь, голову как обручами схватит. От головы выпьешь, ноги подкашиваться начинают. Ноги поправишь, желудок заболит. Специально такие лекарства делают, чтобы люди лечиться продолжали!
А уж от простуды бабушка считала самым верным средством чай с медом и заваренные веточки малины. Если уж и они не помогали, тогда в ход шла кавалерия – желтенькие витаминки, фурацилин, полоскание горла и промывание носа слабым раствором соли с несколькими каплями йода на стакан. Ничем другим бабушка не лечилась и своих близких не лечила. Ну, еще горчичники ставила или сироп алтейки давала, если кашель совсем замучил. И конечно, горчичный порошок в носки при насморке.
При ангине на свет извлекалась тяжелая артиллерия – керосин в маленькой баночке, который держали в доме специально на этот случай. В этом керосине также можно было отмачивать стирательные резинки, они тогда делались толстыми и мягкими, стирать карандашные каракули ими было одно сплошное удовольствие. А что резинки попахивали при этом керосином, так это уж издержки производства.
Но сейчас, стоя перед аптечным прилавком, Саша сознавал, какими жалкими должны были показаться те домашние средства какой-нибудь молодой мамочке. Разве может какой-то там скучный борный спирт сравниться с дорогущими каплями в уши, от которых и слух станет острей, и ребенок будет более спокойным и послушным. Уникальная вещь! Надо брать! Срочно!
– Милая, мне бы какие-нибудь леденчики от кашля, – услышал Саша скрипучий голос. – Совсем кашель замучил, спать не могу.
Саша взглянул в ту сторону и увидел совсем старенькую бабушку, которая подслеповато щурилась на витрину.
– Пожалуйста. Вот они у нас все тут представлены.
– Где? Не вижу.
– Вот же они. Вот! Вот! И вот!
– Это ты мне те предлагаешь, что триста восемьдесят рублей стоят? – ахнула старушка, от волнения протирая очки.
– Ну-у-у… да. А что вы так удивляетесь? Они все примерно столько стоят. Возьмите вот эти. Производство Ирландии. На травах.
– От кашля?
– Да.
– Сколько стоят?
– Они дешевле. Триста двадцать рублей.
Но и эту цену старушка сочла несоразмерной для леденцов.
– Что там в них положено? Какие еще травы у них в Ирландии особые? Небось на одной земле живем. Чего у нас нету, что у них есть?
Продавщица пожала плечами:
– Можете изучить аннотацию.
– Лучше скажи, мятные леденцы есть?
– Со вкусом мяты четыреста восемьдесят.
Старушка даже за голову схватилась:
– Батюшки! Да этой мятой у соседей весь огород зарос! Две копейки за пучок! А ты четыреста восемьдесят! Это же я два дня на эти деньги кушать могу. Ты, дочка, наверное, не так меня поняла. Я не шоколад, я леденцы у тебя прошу! Мятные.
– Есть маленькие упаковки, они по триста шестьдесят. Но их брать невыгодно, там леденцов всего шесть штук.
– Это, что же, один леденчик – шестьдесят рублей получается? – проявила неожиданные математические способности бабулька. – Да я лучше удавлюсь!
Выражение лица молодой провизорши ясно говорило о том, что ей лично совершенно безразлично, как поступит покупательница. И бабулька, сообразив, что спасение утопающих – в первую очередь дело рук самих утопающих, попросила:
– Ты мне вот что, доча, ты мне тогда тоже дай травку… термопсис. Есть он у тебя?
Девушка скривилась и с пренебрежением бросила на прилавок неприглядную бумажную коробочку.
– Двадцать три рубля!
– Вот это дело! – оживилась старушка. – Термопсис – это вещь. Три таблеточки на полстакана теплой воды, чуток сахарку и пьешь себе, и лечишься, прелесть! Не лекарство, а лимонад!
Когда повеселевшая бабулька отчалила, к прилавку подошел Саша. Провизорша оживилась. Молодой, перспективный, такой не станет жаться из-за нескольких сотен, такой покупатель способен в кассе оставить не одну тысячу, особенно если что-нибудь подцепил у случайной знакомой.
Провизорша поправила шапочку и кокетливо поинтересовалась:
– Что вы хотели?
– Не знаю, есть ли у вас. У меня тут целый список.
Почерк у тетки был неважнецкий. И Саша не столько разобрал, сколько припомнил названия первых двух препаратов.
– Крябряшмыг… Жрикокорок… и еще…
Название третьего лекарства совершенно вылетело у Саши из памяти.
– Не пойму, что тут у меня написано…
– Вырвиглаз, наверное?
Это произнесла девушка.
– Да! – обрадовался Саша. – Точно! Есть у вас?
– Есть.
– Что? – не поверил Саша своей удаче. – Все три препарата?
– Да. Все три.
Девушка выглядела необычайно торжественно.
– Сейчас, – произнесла она. – Подождите. Я их вам вынесу.
Она ушла и вскоре вернулась с объемистой коробкой, в которую запросто мог уместиться кухонный комбайн.
– Ого!
– Это еще не все.
Девушка ушла и во второй раз появилась с коробкой, которая лучше подошла бы для микроволновки.
– Теперь все?
– Нет. Последняя коробка осталась.
Последняя оказалась меньше первых двух, но зато и тяжелее их обеих, вместе взятых. Саша не мог взять в толк, то ли он что-то не так понял, то ли девушка перепутала.
– Что там такое?
– То, что вы заказывали.
Вид у продавщицы был загадочный. Никаких дополнительных пояснений она дать не пожелала. Стояла и молча наблюдала за Сашей. И весь ее вид говорил: никаких комментариев от меня не жди!
Саша оглядел коробки. Никаких опознавательных знаков на них не было видно. Самый простой коричневый картон, тщательно заклеенный скотчем. Такие коробки можно купить на почте, если рискнешь отправить по ней бандероль или посылку. Наверное, это просто транспортировочная тара, осенило Сашу. Тетя заказала не одну пачку, а сразу, скажем, десять. Так и дешевле, и когда препарат закончится, снова бежать в аптеку за ним не нужно. Вот только сколько же тут в коробке поместится пачек с лекарством? 100? 200? 1000? Ясно, что много. А раз много, значит, придется доплатить. Тетя то ли что-то не поняла, то ли не рассчитала.
– Сколько с меня?
– Ничего не нужно.
– Совсем?
– Идите, молодой человек.
Девушка даже бровки свела к переносице, чтобы показать свою строгость.
Но Саша не унимался:
– А как же деньги?
– Все уже оплачено.
И девушка помогла ему поднять коробки, а потом буквально выпроводила его из аптеки. Стоило Саше выйти, как на двери за его спиной появилась табличка «Закрыто на переучет». А сама девушка, зажимая рот, чтобы не расхохотаться вслух и не выдать себя нечаянным звуком, побежала к тому окну, из которого был виден выход из их торгового центра. Из этого же окна она могла еще понаблюдать за только что ушедшим из аптеки покупателем, который почему-то сильно ее забавлял.
Но Саша этой суеты уже не заметил. Он вообще ничего, кроме коробок, которые закрывали ему обзор, не видел. Шел и радовался, что так быстро выполнил поручение своей тети. Удачно получилось! И ждать совсем не пришлось. И объяснять. А он еще боялся, что придется бегать по аптекам в поисках нужных тетке препаратов. Но все закончилось очень хорошо и быстро.
Одного Саша не мог понять, как девушка-провизор сумела понять, что ему нужен именно «вырвиглаз», если в бумажку с теткиными каракулями она даже не посмотрела?

 

Возле входа в магазин образовалась небольшая толпа. Обычно люди на крыльце надолго не задерживались. Входили, выходили, ну, максимум один-два человека курили, пристроившись возле урны. А тут прямо столпотворение, многие похохатывали, другие и вовсе улюлюкали. И при виде этих веселящихся граждан сердце Саши отчего-то екнуло.
И он понимал отчего. Что-то очень уж близко от того места, где он оставил своего Барона, происходило это сборище. Собрались там преимущественно молодые мужчины не самого трезвого образа жизни. Женщины если и подходили, то надолго не задерживались, они краснели и смущенно торопились отойти прочь. А вот ребята душевной тонкостью не страдали. Их происходящее забавляло. Особенно выделялись двое. Одеты они были неаккуратно и напоминали своим видом тех праздно шатающихся выпивох и зевак, которым всегда и до всего есть дело. Если где-то драка, такие люди тут как тут. Если ДТП, то они тоже уже бегут к месту аварии, лезут со своими советами.
Вот и сейчас они кого-то подзадоривали:
– Давай, давай! Жарь ее! Жарь!
Одна пожилая женщина, которая как раз шла перед Сашей, тоже заинтересовалась и глянула поверх спин этих двоих. Лицо у нее тут же стало красным от возмущения, и она заголосила:
– Возмутительно! Прекратите это кто-нибудь!
– Слышь, тетка, не мешай! – обернулся к ней один из парней.
– Не нравится, не смотри, – добавил другой.
– Уберите детей! – все сильней возмущалась женщина, заметив в толпе двух или трех подростков от 10 до 14 лет.
Но ребята и не подумали ее слушаться.
– Мы и не такое еще в компьютере видали! – с гордостью сказал ей один из них.
– А то! – добавил самый маленький, деловито ковыряя пальцем в носу.
– Чьи это дети? – не унималась тетка. – Заберите их! Родители, куда вы смотрите!
– Ну все! – разозлился старший. – Достала! Пошли, ребята. На ютубе и похлеще видео найти можно.
Но остальные с ним не согласились.
– Не-а, не скажи, вживую все-таки интересней. Я, к примеру, еще никогда такого не видел.
Да что же там у них такое? Саша поставил коробки на тротуар и полез разбираться. Растолкал людей и замер. Зрелище было и впрямь не для детских глаз. Две собаки, в одной из которых он узнал Барона, с пылом и жаром занимались любовью. Вот так, прямо у всех на виду и без всякого стеснения его породистый будущий рекордсмен «жарил» ту самую хорошенькую рыженькую собачку с хвостиком бубликом, с которой Саша его оставил вдвоем.
Челюсть у парня так и отвисла. Сначала он кинулся разнимать собак, но потом остановился, потому что поймал умоляющие взгляды самих собак и замер. Нет, не мог он обломать им все удовольствие.
– Ладно, пусть уж, – пробормотал он. – Что случилось, то случилось.
Так что Саша замешался в толпу и начал вести партизанскую деятельность.
– Ну что вы, граждане, собак, что ли, не видели? Неприлично за ними подсматривать. Оставьте бедняжек вдвоем. Вам бы понравилось, если бы на вас в такой момент посторонние со всех сторон глазели?
К великому Сашиному облегчению, очень многие из зевак одумались и стали потихоньку расходиться. Исключение составили те двое парней, которых он заметил изначально. На них уговоры не действовали. Чтобы избавиться от них, Саше пришлось соврать, что в соседнем алкомаркете проходит дегустация сразу пяти новых сортов темного и светлого пива. Каждого сорта наливают по полному большому стакану и подходить за дармовой выпивкой можно несколько раз, никто не считает.
– Бегите, пока все не пронюхали! Сейчас-то там свободно, но как народ узнает, мигом набегут. Тогда и одного стаканчика на двоих не получите.
Разумеется, допустить такое и пропустить свалившийся им на головы подарок судьбы эти двое не смогли. Мигом умчались за пивом, словно бы их тут и не было никогда.
А Саша, добившись для влюбленной парочки нужного интима, побежал обратно в магазин, чтобы попытаться найти хозяйку рыженькой собачки. Это ему не удалось. Сколько Саша ни метался, сколько ни спрашивал, никто не признался в том, что собачка его. Саша даже добрался до администратора и уговорил того сделать заявление по внутренней связи, но и после этого хозяин собачки не откликнулся.
Зато когда Саша в последний раз выбежал, чтобы проверить, не появился ли хозяин, он обнаружил, что процесс у Барона и его новой подруги, к их обоюдному удовлетворению, уже закончился. И теперь эти двое сидят рядышком с такими невинными мордами, словно бы ничем таким они только что и не занимались.
– Слышь, твой пес? – спросил кто-то у Саши из-за спины. – Хороший он у тебя.
Парень оглянулся и увидел вчерашнего продавца дисков. Тот его тоже узнал и заухмылялся. Они пожали друг другу руки, разговорились. Продавец оказался говорливым, это Саша заметил еще в прошлый раз, а теперь окончательно в этом убедился. Продавец был постарше Саши, но живо интересовался всем происходящим. Он детально расспросил у него, ходит ли тот уже с Бароном на охоту. И хотя Саша его об этом совсем не просил, рассказал, как у них в семье тоже жил такой же спаниель, какой он был славный охотник и как ловко притаскивал дичь, хотя никто этой науке собаку специально и не учил.
– А ты своего учишь?
Тема была Саше интересна, и он невольно откликнулся:
– Еще как! Этой весной на охоте были уже несколько раз. Барон мне и уток принес, и даже зайчика добыл.
– Смотри какой молодец! – восхитился продавец. – Вот гены что делают. Кстати, о генах! Помнишь того сопляка, который вчера матери выговор у нас с тобой на глазах сделал?
– Помню.
– Пропал малец-то.
– Как это?
– Мать сегодня к нам прибегала, спрашивала, не видал ли его кто. Да никто не видел. Женщина, ясное дело, в слезах. Думает, что мальчишка к отцу подался. Дескать, они вчера с сыном поссорились, она отняла у него все гаджеты, а парень пригрозил, что уедет к отцу.
– Может, и уехал.
– Да отец-то и знать не знает, что у него сынок имеется. Поматросил и бросил бабу. Пьянь, наверное, какая негодная. Ну, это уж я от себя придумал. А сама женщина свои права негодяю предъявлять не стала, одна пацана растит, ни у кого помощи не просит. И для мальчишки красивую легенду придумала, что отец в другой стране живет. Письма от его имени писала. Подарки покупала.
Ситуация далеко не новая. И Саша сам не знал, зачем слушает.
– Что отца как такового у парня вовсе нет, мать это от мальчишки скрывала всегда. А тут сынок намедни ей вдруг и заявляет, что отец его объявился, что живет он прекрасно, что у него новая жена-красавица, что он в «ВКонтакте» с ними познакомился, и они пригласили его к себе жить.
– Ну и чего? Тут уж мать сказала сыну правду?
– Нет, сразу она не решилась открыть сыну, что его отец никакой не успешный предприниматель, а совсем наоборот. Мальчишка-то ей начал втирать, что у отца и тачка дорогая, и дом шикарный, и даже яхта на Черном море имеется. Вот она сначала и опешила, откуда у пацана такая информация взялась о его дорогом папочке, хотя сама она последний раз о папеньке слышала, когда отправляла ему в Кустанай посылку с теплыми носками, сигаретами и чаем. Яхтами и шикарными особняками там и не пахло. Но когда она все-таки решилась с сыном поговорить, открыть ему, так сказать, глаза, зашла к нему в комнату, а мальчишки уже нет.
– И куда делся?
– Утек. Убежал. А она и не слышала. И где искать мальчишку? Она на улицу, там уже ни души. Темно и пусто.
– Так это вчера вечером еще случилось?
Продавец кивнул и продолжил:
– Она кинулась по родственникам звонить, да они сами ничего не знают. Школьным друзьям и их родителям – те тоже в отказ. Нету, мол, у нас вашего мальчика. Тогда она догадалась посмотреть на страничках сына.
– А я так понял из их разговора, что у парня компьютер сломался.
– Его собственный комп и впрямь забарахлил. Она же сама его в мастерскую приперла, у нас же в торговом центре с обратной стороны вход. Но на свою страницу с любого устройства зайти можно.
– На свою – да, а вот на сына…
– Лишь бы пароль знать, а она его знала.
– И зачем она туда полезла?
– Хотела выяснить, с кем сыночек ее в Сети подружился, что за тип ему там отцом представился.
– Молодец тетка! Правильно догадалась.
– Догадаться-то она догадалась, а только проку от ее догадливости оказалось ноль. Сунулась она, а ничего нет.
– Как нет?
– Все аккаунты взломаны и данные с них удалены.
Саша покачал головой. История была удивительная.
– Ну, будем надеяться, что мальчик одумается и вернется.
– Как бы не так, – мрачно произнес продавец. – Если малец попал в лапы к профессиональному педофилу, его песенка спета.
– Может, не все так страшно. Может быть…
Но тут Саша осекся. Во-первых, потому что не знал, куда еще может податься маленький десятилетний мальчик, если не к своим родным или друзьям. И если в чате с ним познакомился мужчина с извращенными наклонностями и представился ребенку отцом, которого тот никогда не знал, то дело и впрямь может обернуться для ребенка худо.
Однако Саша замолчал еще и потому, что увидел приближающуюся к ним миниатюрную рыжеволосую женщину. Она была очень хорошенькой, с острым личиком и быстрыми глазками. Что-то было в ее походке и всей ней такое, что придавало ей сходство с той собачкой, которую только что осчастливил Барон. Саша даже не понял, а каким-то шестым чувством почуял, что это и есть хозяйка их новой рыжей подружки. Так оно и оказалось.
Женщина подошла к рыжей собачке и заворковала над ней:
– Ты же моя лапочка! Ты же моя пусечка! Соскучилась, моя маленькая.
Собачка виляла хвостиком, лизала руки и умильно опиралась маленькими лапками о колени своей хозяйки. Чувствуя свою вину и желая разобраться в ситуации до конца, Саша подошел к ним поближе.
– Барон, ко мне!
Барон тут же подошел.
– Ой! – восхитилась хозяйка рыжей собачки. – Какой послушный у вас пес! А я вот свою вынуждена оставлять на привязи. Убегает. Знакомится потом со всякими псами, головы им кружит. А нам ведь надо породу беречь. У нашей Пусечки в родне одни медалисты и чемпионы породы.
– Да вы что!
Хуже и придумать нельзя. Саша-то надеялся, что рыжая собачка окажется какой-нибудь безродной дворняжкой, а тут медалисты какие-то вырисовываются.
– Не верите? Да за щенками моей Пусеньки уже сейчас очередь на годы вперед выстраивается.
Саша решил получше разведать обстановку.
– У вашей Пуси, может быть, уже и жених имеется?
– А как же! Как раз вчера у нас был. Нам в клубе сразу троих кандидатов подобрали. Обычно двоих достаточно, но для Пусечки, так как она очень породистая, они сделали исключение. У нас сразу трое претендентов! Один основной кавалер, он главный. Но если с ним вдруг что-то не получается, то есть второй в команде. И третий припасен на всякий пожарный случай, если с первыми двумя вдруг какая-то осечка выйдет. Но у нас, к счастью, все отлично с первого раза получилось. Вот так, и вчера наша Пуся стала мамочкой!
– Вот как. Уже?
Только это Саша и сумел из себя выдавить.
– Будут у нас скоро щеночки! – радовалась хозяйка Пусечки. – Правда, малышка? Ты же нам подаришь будущих чемпионов? За твоими щенками люди даже с Байкала, с китайской границы готовы к нам приехать!
– Рад за вас.
Больше Саша не стал ничего говорить. Попятился и сделал вид, что завел этот разговор исключительно из светской любезности. Конечно, ему было страшно признаться владелице Пусечки, что тут только что вытворял Барон. А во-вторых, откуда Саша знает, как там у собак все устроено? По книжкам вроде как сука должна терять интерес к сексуальным развлечениям, как только процесс оплодотворения завершится. Но ведь все собаки разные. Может быть, у Пусечки какая-то гипертрофированная любовь к мужскому полу? Вот она и готова к любовным утехам в любой момент времени. И хотя на сердце у Саши все же было как-то неспокойно, он трусливо промолчал и милой хозяйке еще более милой Пусечки ни словечком не обмолвился о том, как ее малышка развлекалась тут совсем недавно с его молодцом.
Коробки продолжали стоять на том месте, где Саша их и оставил. Все-таки камеры видеонаблюдения – это вещь. Вот и воры теперь опасаются тягать чужое добро, как бы себе дороже не вышло. Прелесть, а не времена наступают! Никто ничего не ворует, никто никого не убивает. По крайней мере, в поле видимости камер такие гадости делать злодеи избегают. Ходят себе кроткие, словно кролики. Ходят да поглядывают, где бы выбрать местечко потемней и чтобы без всяких камер. А и нет таких!
Конечно, было бы лучше, если бы воры вдруг перевелись сами по себе, а не из страха перед наказанием от Большого брата, но если уж иначе никак не получается, пусть хоть так пока будет. Авось впоследствии человечество и само привыкнет жить без преступлений, тогда и строгий контроль в таком количестве не потребуется.
С помощью добряка Павла – продавца из отдела дисков – Саша нагрузился коробками и двинулся в обратный путь. Странно, но теперь ему казалось, что коробки стали как-то легче. Он встряхнул их, точно легче. И габаритные размеры у них вроде как тоже стали другие. Удобней стало нести эти коробки, проще.
– Наверное, это потому что я назад иду. Домой дорога всегда легче.
Тетка поджидала его с явным нетерпением. Стояла в дверях и сразу же кинулась к Саше:
– Чего так долго?
Парень не стал рассказывать про потребовавшие времени любовные утехи Барона, стыдно было. Поэтому он соврал:
– Очередь в аптеке была. Думаете, вам одной нужны «крябряшмыги»? Всем они нужны!
Казалось, тетка его ответу удивилась, но говорить ничего не стала. Схватила коробки и убежала в бывшую Сашину комнату, которую себе облюбовала. Сколько времени она провела там, Саша не мог сказать. Сам он копался в смартфоне, лазая по страницам своих друзей и бывших одноклассников и проверяя, что у кого нового. Занятие увлекательное и затягивающее в омут времени так, что потом и не вынырнешь.
Внезапно тетка появилась на пороге. В руках у нее была одна из коробок.
– Что это? – спросила она. – Посмотри и скажи мне, что это такое?
Саша взглянул. Коробка была доверху набита довольно крупными, размером с конверт картонными коробочками, на каждой из которых было написано одно и то же название – «Вырвиглаз».
– Наверное, это ваше лекарство? – предположил Саша. – То самое, которое вы и заказывали.
– Хорошо, – кивнула тетка.
Ушла, вернулась и показала другую коробку:
– А это?
Саша заглянул. Снова коробки. «Жрикоророк» на всех написано.
– Наверное, это другое ваше лекарство? – осторожно предположил парень.
Тетка снова кивнула и снова ушла. Когда она появилась на кухне в третий раз и с третьей коробкой в руках, Саша отложил в сторону смартфон. Он уже начал догадываться: что-то тетку в принесенном им товаре не устраивает.
На сей раз тетка Люба не стала ничего спрашивать. Вместо этого она провозгласила:
– Снова лекарства! Одни только лекарства! – И скорбно посмотрела на Сашу, словно он лично был в этом виноват. – И это все? Тебе это дали в аптеке?
– Да. Мне там дали коробки. Три большие коробки. А в коробках лекарства.
– Ты эти коробки открывал?
– Нет. Вы же сами сказали просто взять и тащить их домой.
– Верно, верно, – пробормотала тетка. – Значит, ты все сделал, как мы с тобой договаривались?
– Ну да.
– Аптеку не перепутал?
– Сходил точно по адресу, который вы мне дали.
– Может, там две аптеки?
– Аптека там одна. А что случилось? Разве это не те лекарства?
Саша взял одну пачку из коробки прежде, чем тетка успела от него эту коробку отодвинуть. Сказать честно, пачка выглядела как-то не ахти. Этикетка со странным названием «Крябряшмыг» была наклеена на пачку криво. И создавалось такое впечатление, что и сама этикетка была отпечатана на принтере. Ни названия производителя, ни состава, ни даже даты, до которой данный препарат можно использовать, Саша не обнаружил.
– Кустарщина какая-то, – заметил он. – Тетя Люба, а вы уверены, что эти лекарства так уж безопасны?
Тетка была погружена в глубокую задумчивость. Сашины слова до нее дошли не сразу.
– Что? – откликнулась она. – Безопасны? Ну разумеется, они полностью безопасны. Никакой пользы от них нет.
– Вы хотите сказать, вреда?
– Что?
– Вы сказали, никакой пользы от этих лекарств не будет, а надо говорить, никакого вреда. Никакого вреда от этих лекарств не будет. Значит, я могу их попробовать?
– Пробуй.
И тетка ушла. Немного удивившись ее безразличию, Саша рассудил, что попробовать странное лекарство все же стоит. Ничего у него не болело, но вдруг лекарство согласится поработать, так сказать, в профилактических целях. Когда-нибудь потом у него какой-нибудь орган надумает забарахлить, а лекарство тут – бац – и сработает. И все обойдется.
Идея была дурацкая, но очень уж заинтересовало Сашу, каков этот «шмыг» на вкус. Оказалось, что вкуса у него как раз и нет. Что-то совершенно нейтральное, похожее на обычный мел. И все-таки настороженность парня не оставляла. Что там накупила тетя Люба для себя в таких немыслимых количествах? Что она собирается принимать? Вдруг это какой-нибудь яд? Что-то вредное для организма пожилой дамы?
Саша прислушался к собственным ощущениям. Вроде пока все в порядке. Сердце стучит. Голова работает. Руки и ноги двигаются, как им и полагается. Но все-таки проверить получше не помешает. А то одному Богу известно, что создатели «крябряшмыгов» напихали в свои препараты.
И Саша сунул коробку с таблетками в карман. Его школьный приятель Колька уже третий год учился на биоинженера и постоянно хвастался, как хорошо у них в институте все устроено, какие деньги выделены из бюджета на оснащение их лаборатории. И что она у них оборудована чуть ли не по последнему слову техники. Электронные микроскопы, реактивы, спектрометр – все есть.
«Вот и пусть глянет, что за состав у этих таблеток. Ему это раз плюнуть, раз у них там столько приборов разных, а человеку, может быть, это жизнь продлит. Или вообще спасет! Если эти таблетки вредные, то я их у тетки Любы просто изыму, а на их место что-нибудь полезное положу. Витамины, например. Пусть витамины пьет!»
Хотя и витамины в таких количествах лучше не употреблять. Известно ведь, что в малых дозах лекарство, то в больших дозах – смерть.
«Ой, нет! Мама мне не простит, если тетка Люба у нас тут окочурится».
Так что Саша не стал откладывать дело в долгий ящик. Позвонил Коле, который жил в соседнем доме, и занес тому таблетки. Дома была Колина мама, которая делала уборку. Вернее, это только так называлось, а на самом деле женщина с зажатым в руках пылесосом замерла перед экраном телевизора. Она с зачарованным видом смотрела какой-то сериал, где у героев происходила жизненная драма. Красивая длинноволосая девушка рыдала, а не менее красивый темноволосый молодой человек утешал ее.
– Хосе, я жду от тебя ребенка! Возьми меня в свой дом!
– Луиза, дорогая, я не могу этого сделать! Все, что у меня есть, принадлежит моей жене.
– Ты женат!
– Да, Луиза.
– О, что же мне делать!
– Не бойся, Луиза. Я богат. Я не оставлю вас с ребенком. У вас будет все!
– Только тебя у нас не будет! Ты принадлежишь другой! Как я буду страдать! Нет, лучше я наложу на себя руки.
И женщина побежала к окну, желая то ли выброситься, то ли полюбоваться открывающимся из него прекрасным видом и успокоить тем самым свои нервы.
И когда по экрану уже бежали титры, молодой человек на экране произнес:
– Луиза, поверь мне, лучше уж страдать в богатстве и достатке, чем в бедности и нужде.
Последняя фраза героя прозвучала до того рассудительно, что Саша невольно обратил на нее внимание. А вот Колина мама – тетя Вера осталась недовольна.
Она вновь включила пылесос и продолжила уборку, ворча себе под нос:
– Умностей-то мне и в нашей жизни хватает. Вы мне любовь давайте! Накал страстей! А то утешает он ее! Ты из петли ее сначала вынь, тогда и поговорим с тобой. Известное дело, с деньгами любое горе легче переносится. Тоже мне Америку открыл!
Коля часть таблеток отсыпал и пообещал, что в самое ближайшее время сделает их анализ.
– Хотя бы приблизительно скажи, вредно это или нет.
– Скажу-скажу, – успокаивал друга Коля. – Ты себе даже не представляешь, до чего нынче наука дошла. Такие вещи в лаборатории делаем, закачаешься! Еще чуть-чуть, и, я чувствую, всем врачам на покой придется отправляться.
– Ну да? – не поверил ему Саша.
– Да ну, а не ну да! Чудак ты человек, это уже не сегодня, так завтра случится!
– Что случится?
– А то, что болеть больше никто не будет. Вживят всем людям под кожу крохотный чип, а тот всю информацию будет ежеминутно собирать.
– Зачем обо мне информацию собирать? – испугался Саша. – Я не хочу!
– Чудак! Это же для твоей же собственной пользы! Компьютер все о тебе будет знать! И о составе твоей крови, и о давлении, и о сердечном ритме. Чуть что не так, тут же отметка делается. Врач смотрит и решает, что предпринять.
– Ага, значит, все-таки врач решает? Врач, а не компьютер?
– Ну, сначала еще по старинке врач, а потом уже сам прибор поумнеет и станет решения принимать. Или так, предположим. Заметит чип, что у человека сахар вверх ползет, он тут же сигнализирует главному компьютеру, тот решит, что делать. И тут же меры принимет. Сам-то ты пока дочухаешь, что неважно себя чувствуешь, пока к врачу обратишься, пока анализы будут готовы, – случается так, что к этому времени человеку помощь уже и не нужна. А тут практически мгновенная реакция на любую проблему.
Саша задумался.
– Конечно, это здорово, когда помощь приходит мгновенно. Но что, если он этой помощи не хочет?
– Как не хочешь? – поразился Колька. – Чудак ты человек! Хочешь, чтобы тебе плохо было?
– Да, допустим, что хочу. Тогда как?
Но Колька считал, что в том идеальном будущем мире, который ему представлялся, все население планеты поголовно должно быть здорово и счастливо. Иначе не получится.
Тетя Вера закончила пылесосить комнату.
– Как дела, Саша? Учишься?
Но Саша не успел даже толком ответить, как тетя Вера на середине фразы перебила его и принялась рассказывать об успехах своего Коли. Было ясно, что весь этот разговор затеян ею с одной-единственной целью – похвастаться достижениями собственного сына. И такой он у нее получался расчудесный отличник, что оставалось только диву даваться, этот ли человек в школе курил за гаражами и ходил на вписки к старшеклассницам?
После того как Саша избавился от говорливой тети Веры и вернулся домой, ему позвонила его собственная мама.
Голос ее звучал тревожно.
– Как у вас там дела? Я всю ночь не спала, места себе не находила.
– Почему?
– Не знаю. Волнуюсь, и все.
– У нас полный порядок.
– А что тетя поделывает?
Саша рассказал, как ходил по поручению тетки в аптеку.
– Только бы она снова в какую-нибудь секту вроде этого «Горилайфа» не вступила! – тут же заволновалась мама.
– А что? Было такое?
– Было время, она всю родню этими пищевыми добавками закормила. И главное, если не брали, обижалась просто смертельно. А потом, когда брать совсем перестали и обижаться стало не на кого, потому что уже на всех вокруг обиделась, она сама начала таблетки эти горстями есть. Мол, не пропадать же добру. Раз куплено, должно быть использовано. Поджелудочную себе посадила. В больницу угодила. Ты за ней следи там.
Саша пообещал – больше для того, чтобы успокоить маму. Но вообще-то в душе он сильно сомневался, что сможет это осуществить. Как мама себе это представляет? Он будет всюду ходить за теткой Любой хвостиком и следить, чтобы она не заглотнула лишнюю таблетку? И как уследишь? Разве что ликвидировать все эти таблетки разом, чтобы и глотать стало нечего. Но тогда тетка Люба расшумится. Начнет поиски своих пропавших таблеток. Заявит, что их украли. И к кому она обратится за помощью? Ясное дело, что Саше же эти таблетки и придется искать.
И вообще, у него что, других дел на выходные нету? Есть, и куда более приятные. Мог бы прямо так и сказать маме, но вместо этого он соврал, что проследит за тетей Любой.
Парень отметил, что это уже второй раз за сегодняшнее утро, когда он врет. Обычно Саша избегал даже самой маленькой неправды, зная, что всякая ложь имеет свойство накручиваться, словно клубок. Вроде бы ниточка сначала тоненькая, а тянется, тянется, сворачивается в клубочек, уже и не разберешь, где тут конец, где начало. Чтобы избавиться от уколов совести, Саша начал звонить своей подруге Наде, потому что всякий раз, когда он представлял себе ее милое улыбчивое личико, на душе у него вмиг становилось светлее и радостнее.
Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4